Юлия
я могу Начать заново.
"Поворачивай стиль"
Юлия Мешавкина
Все записи
текст
Ну вы даете!
Изменение мира стало делом более простым, чем во времена Коперника, Амундсена и даже «Битлз». Это больше не удел самых гениальных. Если ты хорошо учился и достататочно амбициозен, то можешь войти в историю в составе классной команды — хоть научной, хоть музыкальной. Ты точно в нее войдешь, если просто вовремя создашь нужный блог. Есть живые примеры успешных людей нашего времени, которые почти не скрывают, как меняли мир они лично: что делали, куда ходили, с кем общались. Они гораздо ближе и понятнее нам, чем герои прошлых эпох. Но люди обожают их с той же силой — почему?

Под изменением мира мы, конечно, понимаем только изменение к лучшему — то, что делают для нас филантропы вроде Илона Маска. С этим определением не согласились бы сотрудники его компаний, рыдающие от перегрузок на работе, но все-таки будем честны: ты найдешь другой выход своей энергии и не будешь облегчать человечеству жизнь, если ты его презираешь. Наш вид выжил в том числе и благодаря любви к ближнему, и много чего случилось в истории благодаря филантропии и ее пасынку — меценатству. Кстати, Меценат — это имя: так звали древнего римлянина, который в I веке до н.э. был покровителем творчества, используя для этого своей влияние на императора Октавиана Августа. Фактически он создал первую систему государственной финансовой поддержки культуры. И дал начало множеству славных инициатив: сколько университетов, больниц, музеев, произведений искусства появилось именно благодаря меценатам! А их фамилии зачастую даже не известны широкому кругу.
СЧИТАЕТСЯ, ПРАВДА, что каждый второй благотворитель своей щедростью просто отмаливает грехи, благодаря которым у него и появились деньги. Однако, например, в России XVIII века можно было жертвовать только честные деньги: если в прошлом за меценатом значились темные дела, государство не давало ходу его «спонсорской поддержке», даже если она была кому-то необходима. К тугой мошне приложи богатство духовное! Поэтому мы сейчас рассматриваем не просто богатых и щедрых людей, а тех, кто богат, щедр и еще что-то создал своим умом и стремлением — горячим сердцем, говоря поэтически.
Уж этим-то ресурсом делиться могут все, как уверяют адепты разнообразного волонтерства. Но в реальности многим из нас проще дать денег на хорошее дело, чем участвовать в нем хотя бы морально. Вот вы репостите в соцсетях все просьбы о донорстве, о спасении животных и т.д.? Если да, то от ваших новостей отписано не меньше трети друзей — тех, кого удручает необходимость делать добро по указке, людей с другой пропорцией альтруизма и эгоизма в душе. И если смотреть пристрастно на истории успеха наших «звезд»-филантропов, то окажется, что второго-то должно быть больше. Как правило, задолго до появления миллионов их одолевало любопытство или желание заиметь что-то позарез нужное. Самые эгоистичные потребности!
БИЛЛ ГЕЙТС ПРОГРАММИРОВАЛ днем и ночью, потому что, по его признанию, «помешался на компьютерах». Крейг Вентер, который прочитал, а потом создал геном человека (и сегодня вкладывает миллионы в генетические разработки), заинтересовался биохимией после службы в ВМФ во время Вьетнамской войны. Facebook для Цукерберга не был первой соцсетью — еще ребенком Марк сделал ZuckNet для общения своей семьи по локальной сети, а уже в Гарварде — университетскую «голосовалку» Facemash. В каждой истории настоящего успеха (не того, когда человеку повезло родиться в семье олигарха) есть трогательный момент, когда герой на чем-нибудь свихнулся. Ему сопутствуют, конечно, правильно сложившиеся обстоятельства и тривиальное везение, однако у каждой «звезды» своя методика «сияния». Илон Маск, например, много лет читал книги из разных отраслей знания — в десятки раз быстрее и больше обычного человека — и тренировался применять идеи из одной отрасли к проблемам в другой. К появлению своих многомиллиардных компаний в четырех непохожих сферах — ПО, транспорт, энергетика и космос — он стал одним из экспертов-универсалов, которым изучение нескольких сфер дает информационное преимущество в мире узкоспециализированных специалистов.

Окей, Google. Как ехать без водителя? Фото: AP, www.salzburg24.at
Это, кстати, даже подтверждено одним любопытным исследованием. В 2013 году Скотт Кауфман из Университета Пенсильвании опубликовал в журнале Scientific American статью об исследовании Дина Кейта Саймонтона, который изучал, как 59 величайших оперных композиторов прошлого века достигли такого звания. Оказывается, «произведения наиболее успешных оперных композиторов чаще всего представляли собой смесь жанров». Люди просто слушали и играли все подряд, не гнушаясь чуждыми стилями. А это творчество, чьи законы, казалось бы, неуловимы!
НО ГЛАВНОЕ, ЧЕМ ОТЛИЧАЮТСЯ настоящие «звезды» — их способ распоряжаться своими достижениями, и популярные проекты Илона Маска здесь — это только несколько примеров. 

Компания Сергея Брина (слишком известная, но мы ее назовем: Google) в рамках благотворительной деятельности по всей Земле тоже разрабатывает беспилотные машины, альтернативные способы получения энергии и соответствующие двигатели, занимается прогнозированием и предупреждением экологических бедствий и эпидемий, поддерживает медицину и образование в странах третьего мира, а также разрабатывает лекарства от старения с помощью специально созданной фирмы Calico.

Питер Диамандис — пионер коммерческой космонавтики, сооснователь Planetary Resources (компании, которая разрабатывает технологии промышленного освоения астероидов), в 1995 году основал тот самый Xprize: фонд поддержки частных революционных инноваций в изучении окружающей среды, медицине, энергетике и образовании. Сейчас в Xprize вложились и другие миллиардеры-предприниматели. Диамандис оптимистично верит, что «наше будущее — изобилие», и оно требует развития гиперсвязанного общества со свободным доступом к исследованиям вне научных организаций. Именно вместе с ним Рэй Курцвейл (о нем вы можете прочитать «ММ» № 7 за 2017 г.) организовал Университет сингулярности.

Основатель Mail.ru — физик Юрий Мильнер — активно финансирует исследования космосаи фундаментальную науку: учредил крупные премии по физике и за прорыв в области медицины и в математике (последние две — в компании с Брином и Цукербергом). На деньги Мильнера изучается жизнь во Вселенной (проект Breakthrough Initiatives) и разрабатывается межзвездные нанокорабли StarChip, которые смогут всего за пару десятков лет долететь до Альфы Центавра.

Ричард Брэнсон, основатель многофункциональной Virgin Group, у которого буквально все горит в руках, развивает одновременно биологию, медицину (организовал банк стволовых клеток) и энергетику (финансирует создание альтернативных источников энергии), пропагандирует ядерное разоружение. А также разрабатывает челнок SpaceShipTwo и сеть из 700 спутников, которые через пару лет (буквально) должны обеспечить нас высокоскоростным интернетом.

Джеффри Безос, который придумал Amazon (и сделал свой первый рабочий стол из дверей), тоже мечтает колонизировать космос: его компанией Blue Origin построена New Shepard — единственная многоразовая суборбитальная ракета, умеющая взлетать на 100 км и возвращаться на место старта. Сейчас разрабатывается New Glenn — ракета-носитель тяжелого класса, которой уже скоро предстоит участвовать в исследованиях космоса. Безос рассчитывает на будущее, где миллионы людей будут жить в космосе и любой сможет позволить себе космическую экскурсию. Также он вкладывается образование и  изучение онкологии.

А еще миллиардеров интересует... еда: инвестиции Билла Гейтса составили большую часть затрат на разработку «растительного бургера» от американской компании Impossible Foods; Сергей Брин оплатил синтез мяса из стволовых клеток коровы; совладелец   Facebook Эдуардо Саверин вкладывает миллионы в разработку яичного желтка из растительных белков.
В 1980-е годы американский экономист Джеймс Эндрони придумал термин «warm-glow giving» — «теплое свечение»: так он назвал эмоции, которые испытывает человек, совершая добрые дела. Это и правда приятное чувство, и возможно, кого-то именно оно подсаживает на пожизненную благотворительность. Но на проекты, о которых мы говорим, миллиардеры-филантропы тратят суммы, сопоставимые с государственным бюджетом, и проявляют, в общем-то, государственную заботу о современниках, избавленную от политических интриг. Их действительно волнует, как нам победить болезни, как заселить другие планеты и не угробить свою, чему и где будут учиться наши дети и что мы все будем завтра есть. Трудно их не уважать — если не за благие намерения, то уж точно за выбор между инвестициями в будущее и, скажем, в тридцатый особняк. Первое же банально интереснее.
Однако какое до них дело тем, кто просто пользуется их достижениями, а то и просто предполагает, что когда-нибудь эти достижения случатся? Почему мы восхщаемся ими, понимая, что они люди, которым просто в чем-то повезло, читая о них сплетни в желтой прессе, следя за скандалами, разводами и ураганами, которые их тоже не обходят стороной? И иногда предрекая им фиаско, чего уж там.
ЛЮБОЙ ЛИДЕР, В ТОМ ЧИСЛЕ и лидер-филантроп, не появляется просто так, а если и появится, то не сможет никак себя проявить. На таких личностей всегда формируется «запрос» в обществе или группе. В разное время  и в разных условиях людям нужны лидеры-вдохновители или исполнители, ситуативные  и универсальные, эмоциональные или деловые. Такие люди выражают интересы общества, интуитивно понимают, что ему нужно, и жизнь их, даже самая эгоистичная, оказывается ориентированной на удовлетворение интересов общества (при условии, что они никого не ущемляют). Это идеальная схема, но на практике в ней много чего сохраняется. Нам жизненно необходимы люди, которые мечтали о том же, о чем и мы когда-то, имели смелость не повзрослеть, не удовлетворились ответами из школьных учебников и не испугались пессимистичных концовок фантастических романов. Фантазеры, у которых хватает денег на собственное государство и великодушия, чтобы нас туда пригласить.
Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика