Юлия
я могу Начать заново.
"Поворачивай стиль"
Юлия Мешавкина
Все записи
текст

Видна порода

Слово «породистый» в русском языке никогда не несет негативной окраски, его синонимы – аристократичный и благородный. В жизни за «чистую кровь» прощаются мелкие пакости и дурной характер: дескать, что вы еще хотите от породистого? Жаль, что благородных собак в этом смысле часто хочется пожалеть.
Видна порода
Вы наверняка видели в Интернете подборку о том, как повлиял век селекции на собак разных пород. Многолетняя гонка заводчиков за образцовым внешним видом – от пятнышек на морде до кончика идеально закрученного хвоста – привела к тому, что многие собаки рождаются инвалидами или стремительно ими становятся. Из-за неблагоприятных последствий инбридинга (близкородственного скрещивания, путем которого в рамках породы сохраняются ее специфические признаки) животные слепнут, глохнут (бультерьеры, боксеры), не могут ощениться без помощи ветеринара (английские бульдоги), жиреют (таксы, бассет-хаунды), рождаются с вывихом бедра и локтя (сенбернары, немецкие овчарки), с трудом дышат (бульдоги, мопсы и другие породы с короткой мордой), страдают эпилепсией и энцефалитом (мопсы) и бог знает чем еще, а также демонстрируют девиантное, то есть отклоняющееся поведение. В эпоху расцвета генетики эти «достижения» выглядят особенно гротескно. Как так вышло, что селекция стала противоречить своей же цели? Особенно если учесть, что даже наши давние предки достигали в ней успехов. Например, древние охотники Новосибирских островов в Северном Ледовитом океане когда-то вывели породу, которая отвечает современному стандарту сибирской лайки. 8 тыс. лет назад эти собаки помогали им осваивать Сибирь (в качестве транспорта) и охотиться на серьезных хищников – белых медведей. И многие доживали до старости благодаря человеческой опеке, что было установлено по стертым зубам. 
Все это выяснила экспедиция Института истории материальной культуры РАН во время раскопок на острове Жохова. Но в мире много и других доказательств давнишнего сотрудничества людей и собак, которое началось еще в пору собачьей независимости. Такая кооперация еще не требовала совместной жизни одним двором, постоянной заботы со стороны человека. Но уже тогда популяции собак, которые специализировались на промысле и охране, были разнообразны и становились все более разношерстными – в прямом и переносном смысле – при движении от севера к югу. Потомки тех полудиких псов, приспособленных в первую очередь к условиям среды, а не человеческого поселения, сейчас живут в Африке, Азии, Австралии – к таким относится, например, дикая собака динго, которую можно приучить к человеку, но это не гарантирует, что она не станет убивать скот. Эти древние породы появились задолго до открытия законов генетики и были предшественниками культурных пород (рабочих и декоративных), 80 % которых выведено людьми за последние 200 лет. Всего их около 400 – и каких только собак нет среди них! Трепетные миниатюрные «игрушки», флегматичные гиганты, лохматые, лысые, разноцветные, все вместе – даже не как отдельные расы, а как представители разных планет. Главное – можно выбрать среди них друга по «одежке» и характеру, который тоже входит в стандарт: бигли – общительные, бульдоги – бесстрашные, колли – интеллектуалы, ретриверы обожают детей и т. п. Только в жизни часто бывает по-другому: щенок, приобретенный для охраны, вырастает трусливым увальнем, очаровашка-компаньон превращается в злобное существо, которое не поддается влиянию. И это вот результат столетий селекции? 
Иллюстрация из «Книги об охоте» (автор – граф Гастон III де Фуа), одного из лучших средневековых трактатов по теме. www.en.wikipedia.org
ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, КОГДА И ПОЧЕМУ так получилось, надо начинать с появления первых цивилизаций, когда из популяций полудиких собак-партнеров начали формироваться культурные породы служителей. В отличие от независимых предков, они лучше осваивались среди людей и подчинялись их контролю, могли размножаться в изоляции и работать в изменяющейся среде – например, кочевать вместе с хозяевами. Именно тогда внешний вид собак, их анатомические особенности становятся по-настоящему разнообразными. Например, археологические находки свидетельствуют, что в античный период уже были популярны овчарки, гончие, борзые, подсокольи собаки (они поднимают птицу в воздух на охоте), а также сторожевые и декоративные. В каждой из этих групп формировались новые породы, все более отличающиеся друг от друга и все более однородные «внутри». Например, золотой эпохой охотничьих пород, теснее всех связанных с человеком совместной работой, стало Средневековье. Охота была популярна и среди знати, и среди простых людей. Охотничья «специализация» – птица, норный зверь и т. д. – накладывала на породу свои обязательства: каждой соответствовал не только свой тип дичи, но и сложные правила поведения. А жизнь в человеческом обществе уже требовала от собак послушания, обучаемости и способности к командной работе. Эти достоинства в сочетании с физическими данными и типичной внешностью составляли портрет достойной собаки и усиливались с помощью селекции. Такого слова, как и слова инбридинг, тогда еще никто не слышал, но любой заводчик понимал и достоинства внутрипородного скрещивания (позволяет сохранить однообразие), и важность межпородного генетического обмена (добавляет новые качества и повышает жизнестойкость). Обмениваться «свежей кровью» помогало развитие торговли, так что к середине XIX века в мире было множество собачьих пород, подготовленных (не считая декоративных) для той или иной службы. А потом начались выставки. 
Судья оценивает собаку на чемпионате староанглийских овчарок, 1913 г. Фото: www.mashable.com

ПЕРВЫЙ В МИРЕ «СОБАЧИЙ КОНКУРС» прошел в 1859 году в английском городе Ньюкасл. Выставлялось больше полусотни охотничьих собак – сеттеры, пойнтеры – и другие породы. Судьи работали за закрытыми дверьми, заводчики подглядывали в щелочку, для праздных зрителей места не предусматривались. Однако новости об интереснейшем мероприятии, где можно приобрести хорошую собаку или хотя бы ею полюбоваться, все равно разлетелись, и в других странах идею подхватили. Спустя почти 30 лет в Швейцарии провели первую международную выставку, и в ней участвовало уже свыше 600 собак. Постепенно охотников в Европе становилось все меньше, а охотничьих собак, как ни странно, все больше, только вот разводились они уже не для добычи зверя и птицы, а для победы в конкурсах. Одновременно увеличился спрос на собак-компаньонов, от которых требовались эстетические достоинства, а не профессиональные. Появились официальные стандарты пород, по которым выбирались образцовые животные, и эти стандарты уже не опирались на профессиональные способности – только на «правильную» внешность и родословную, отраженную в документах. Смысл отбора заменился противоположным. Большинство владельцев волновали только чистая кровь и количество чемпионов среди собачьих родственников. Основными поставщиками щенков стали бойкие дилетанты, которые ничего не понимали в охоте, зато знали стандарты. Селекция продолжалась, но направлена она была на внешний вид. Различия между породами стали резче, но стирались в пределах одной породы. 
Проверка в деле. Фото: www.readchina.net.cn  
СОВРЕМЕННЫЕ ПОРОДИСТЫЕ СОБАКИ, имеющие награды с выставок и безупречную родословную, отлично приспособлены к жизни в доме или питомнике, с энтузиазмом учатся тому, что умели их предки, которым приходилось преследовать зверя, сторожить отару или тянуть нарты. Вот только реальной работы у них зачастую нет, и в деле их никто не проверяет. Большинство не справились бы со своими «природными» обязанностями при реальной необходимости. Конечно, есть ответственные заводчики, которых заботит здоровье животного и потомства, есть те, кто разводит собак для работы, но такие специалисты мало влияют на общий тренд. А он состоит в том, что селекционеры идут против законов популяционной генетики, которые подразумевают выживание сильнейшего. Выживают стандартные, чего проще всего добиться непрерывным инбридингом. Однако вместе с сохранением «фамильных черт» из поколения в поколение передаются и копятся вредные аллели (варианты генов). Под их грузом и формируются многочисленные наследственные заболевания. Сегодня у породистых собак обнаружено почти 400 недугов, имеющих генетический механизм. Более 80 болезней при этом связаны с требованиями стандартов. Все это не значит, что каждая породистая собака рождается с полным набором болячек, а все дворняжки пышут здоровьем (хотя оно у дворовых действительно лучше – спасибо естественному отбору). Но дает большой простор для исследований, результаты которых помогают изучать человеческие болезни и избегать – теоретически – более серьезных ошибок селекции, пока четвероногие ветераны выставочного движения не превратились в генетических калек. 
Наверное, проблемы со здоровьем компенсируются самоотречением, с которым владельцы четвероногих заботятся о своих питомцах. Ведь породистые собаки, как правило, живут в семье, едят сбалансированный корм, пользуются достижениями ветеринарной медицины и даже ходят в парикмахерскую, а главное – окружены любовью. Но по-дружески ли мы поступили с ними, когда забрали у них природное предназначение, а взамен отдали только зависимость от нас? И по-дружески ли навязывать им убогий сценарий, в котором все решает мода, картинка важнее содержимого и мало кто задумывается о своей собственной роли… 
Собакам нужен тот, кто разделяет их интересы. Фото: www.abc7.com
ВОЗМОЖЕН ЛИ ОБРАТНЫЙ ПРОЦЕСС? Да, некоторые породы вполне способны выжить в дикой природе и вернуть себе «вольный» генетический состав. Биологически такие собаки будут превосходить «аристократов» и могут быть источником здоровых и умных щенков. Но возвращать собак в дикую природу необязательно – достаточно только следовать разумной практике разведения: добавить породам генетической изменчивости (скрещивая их с близкородственными) и всегда проверять, являются ли потенциальные родители щенков носителями генетических болезней. А что посоветовать потенциальным хозяевам, которые пока не знают, какая порода собак им больше по душе? Не выбирать друзей «как в кино», «как в рекламе» или «как у всех». Собакам, как и людям, нужен тот, кто разделяет их интересы. 

1  /  1
Собака работает на деревянном варочном колесе в гостинице Ньюкасла, Уэльс, 1869 г. Иллюстрация из книги Генри Уигстеда «Заметки о поездке в Северный и Южный Уэльс в 1797 году». www.commons.wikimedia.org

Интересно

Машины и механизмы
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Бесконтактная примерка обуви
OK OK OK OK OK OK OK