Виктория
я могу искать природу вещей
Sapere aude
Виктория Бутакова
Все записи
текст

Деньги – не время, а машина времени

Для объяснения финансовых процессов экономисты пользуются терминами, теориями и техниками, заимствованными из прикладных наук. Но есть еще и «инженерный» способ восприятия денег, о котором «ММ» рассказала Юлия Вымятнина, профессор факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге.
        
Масло и машина времени
Несмотря на то что деньги – понятная и обыденная часть нашей жизни, им сложно дать хорошее определение. Экономисты определяют деньги через их функции. «Money is what money does», или «Деньги – это то, что они делают» – одно из самых известных высказываний в мире экономической науки (приписывается председателю федеральной резервной системы Полу Волкеру). Что же делают деньги с точки зрения экономистов? Сегодня выделяют три основные функции денег: средство обращения, единица счета, а также средство накопления и исчисления долгов. Функция «средство обращения» означает, что обмен товарами и услугами в современном мире совершается с помощью денег, а не в результате бартера. Функция «единица счета» означает, что мы выражаем в денежных единицах цены, зарплату, а также суммы долговых обязательств (например, когда берем кредит в банке или взаймы у приятеля до получки). Наконец, функция «средство накопления и исчисления долгов» отсылает нас к способности денег перераспределять во времени наше потребление. Мы можем отложить деньги, чтобы купить что-то в будущем, а можем, наоборот, занять денег, чтобы иметь что-то уже сейчас, а расплачиваться за эту покупку в будущем. В этом смысле деньги – своего рода «машина времени» для наших покупок.

Юлия Вымятнина. Фото из личного архива
ТАКИМ ОБРАЗОМ, деньги воспринимаются как нечто функциональное, как некий механизм или даже часть этого механизма. Как сказал шотландский философ Дэвид Юм: «Это – не одно из колес торговли, а масло, благодаря которому движение колес становится более плавным и свободным».   

Этот взгляд на деньги характерен для так называемой «количественной теории денег». Ее суть, если упрощенно, сводится к тому, что количество денег в экономике должно быть пропорционально количеству товаров. И если государство нарушает пропорцию, печатая больше денег, то результатом станет только рост цен, поскольку бо́льшая масса денег будет соотноситься с прежним количеством товаров. Постулаты количественной теории денег в Европе зазвучали в XV–XVI вв. – задолго до появления капитализма в его современном виде. (А самые первые формулировки можно найти в трудах китайских чиновников VIII в.!) Но эта теория до сих пор оказывает большое влияние на развитие экономической мысли и на проведение экономической политики.
Если государство нарушает пропорцию, печатая больше денег, то результатом будет только рост цен. Иллюстрация: David Plunkert. www.newyorker.com
Гидравлическая модель
Вы замечали, что в нашей речи деньги «текучи»? У кого-то они утекают сквозь пальцы, кто-то имеет море денег и купается в них. А проценты капают на вклад. И у этих метафор есть теоретическое основание!
Одним из ярких выразителей идей количественной теории денег был американский экономист Ирвинг Фишер. Его книга «Покупательная способность денег», вышедшая в 1911 году, до сих пор очень популярна. Фишер начинает обсуждение вопроса с того, что есть экономика, что есть богатство, что есть стоимость и, наконец, что есть деньги. Деньги, согласно Фишеру, сочетают в себе три проявления: одновременно являются видом богатства, правом собственности на этот вид богатства и сертификатом этого права собственности. Фишер пишет, что «деньги – это то, что обычно принимается в обмен на товары; обратное также верно: все, что обычно принимается в обмен на товары, – деньги». У денег есть свойство совершенной ликвидности, которая в данном случае означает возможность беспрепятственного приобретения товаров и услуг. А слово ликвидность происходит от латинского liquidus – «жидкий, текучий». Деньги текучи! Они легко перетекают из кармана в карман, обеспечивая торговые потоки.
ВЕСЬ ПАССАЖ ФИШЕРА про деньги представляет собой отсылку к гидравлике, к идее управляемых перетоков жидкости (денег), создающих нужное давление и меняющих цены на товары и услуги. Он полагал, что экономику можно представить как некий сложный механизм, работу которого легко регулировать, управляя давлением «жидкости» (денег) в различных частях системы. К концу XIX в. экономисты позаимствовали у физиков множество вполне инженерных терминов – «сила», «поток», «инфляция», «расширение», «давление», – но не предпринимали попытки уподобиться физикам в моделировании экономики с помощью уравнений. Фишер был одним из первых, кто построил математическую модель, описывавшую экономику в целом. Он представил в Йельском университете в 1891 г. диссертацию на тему «Математические исследования в теории стоимости и цен», в которой фактически разработал модель общего экономического равновесия. Эта сложная модель, в которой присутствовало множество рынков различных товаров и множество потребителей, которые распределяли свой бюджет на покупку этих товаров, ориентируясь на цены. Очевидным образом рынки оказывались связанными: если потребители хотели больше товара А, но меньше товара Б, цена на товар А росла под давлением повышенного спроса, а цена товара Б, соответственно, падала. В конечном счете, за счет изменения цен система приходила в равновесие.
Ирвинг Фишер www.anninhthudo.vn
ДЛЯ НАГЛЯДНОЙ демонстрации своего труда Фишер построил специальную гидравлическую машину. В этой конструкции все потребители были обозначены несколькими цистернами, каждая из которых представляла собой уровень удовлетворения от потребления одного вида товара. Цистерны были наполнены жидкостью (символизировавшей деньги) и соединены между собой особым образом с учетом соотношения цен различных товаров. Общее количество жидкости отражало бюджетное ограничение потребителя – количество денег, которое он может потратить за определенный период. Выравнивание жидкости между цистернами по закону сообщающихся сосудов отражало оптимальное с точки зрения потребителя распределение денег на покупки, когда не хочется ничего в своем выборе изменить. Для моделирования рынков потребители соединялись между собой таким образом, чтобы цистерны, относящиеся к одному товару, оказывались соединенными между собой. В результате любого отклонения от состояния равновесия (например, доливания воды – добавления денег отдельным или всем потребителям) потоки воды (денег) перераспределялись так, чтобы в системе восстановилось состояние равновесия (выровнялся уровень жидкости в сообщающихся сосудах), приводя одновременно к изменению цен на товары.
Машина Фишера была утрачена, как и ее дубликат, сделанный в 1925 г., однако через 80 лет экономисты Уильям Брейнерд и Герберт Скарф восстановили примерный вид этой машины, а заложенный в ней алгоритм расчета равновесных цен перевели на язык компьютерной программы.
Стеклянная матрица Пратчетта
Традиция представлять экономику посредством гидравлической машины была продолжена в 1949 г., когда Уильям Филлипс – британский экономист – сконструировал Monetary National Income Analogue Computer (Аналоговый компьютер номинального национального дохода; сокращенно – MONIAC). Деньги, как и у Фишера, в этой модели гидравлической машины представлялись в виде жидкости, перетекающей между резервуарами, которые представляли собой различные сектора экономики Великобритании. На самом верху находился резервуар, представляющий собой Министерство финансов, потоки из которого направлялись на различные нужды. Часть воды накачивалась обратно в верхний резервуар – это были налоги. MONIAC позволял моделировать влияние изменений в налогово-бюджетной политике на экономику страны. Этот аналоговый компьютер был откалиброван с точностью до 2 %, что было беспрецедентным для того времени. 
Филлипс читает лекцию www.mediaarchaeology.pbworks.com
По-видимому, именно MONIAC послужил прообразом «Хлюпера» – гидравлической машины, отражающей состояние экономики Анк-Морпорка в романе Терри Пратчетта «Делать деньги». 
Гидравлические машины Фишера и Филлипса не продержались долго: развитие вычислительной техники сделало механические аналоговые устройства морально устаревшими и малоинформативными. Экономика, как и физика, развернулась в сторону использования более сложного математического аппарата и компьютерного моделирования. Однако деньги по-прежнему тесно связаны с гидравлическими метафорами потоков и жидкостей, даже если об этом уже мало кто вспоминает.

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика