Виктор
я могу рассказать
Лучше и быть не может!
Виктор Малышев
Все записи
текст

История с фуражкой

"ММ" №12/99 2013, с. 80
Вспоминая великих политиков и военачальников, мы редко представляем их с непокрытой головой. Головные уборы становятся символами событий и эпох, а иногда сопровождают «носителей» в течение нескольких поколений. Например, фуражка «служит» в русской армии уже 202 года, при этом не претерпев существенных изменений формы. А какой была ее эволюция? 


В слове «фуражка» нам не зря слышится «фураж» и «фуражир»: в армиях она появилась как нестроевой рабочий головной убор конников (которые, конечно, отвечали за питание лошадей). Фуражные шапки были дешевым заместителем парадно-строевых «аналогов» и предназначались для нижних чинов вне строя и на вседневных работах. Первые фуражные шапки в конных полках при Екатерине II напоминали гренадерки – но только формой, потому что, в отличие от гренадерки с ее жестким каркасом и металлическими накладками, старая фуражная шапка представляла собой простой мягкий суконный колпак с кистью наверху. 

После французской революции в Европе, а затем и в России стала распространяться мода на простонародные цилиндрические головные уборы: треуголки и островерхие гренадерки стали заменять на круглые шляпы, а затем и на кивера. Русские армейские подразделения, имеющие мундиры «народного» происхождения, – гусары и казаки – и прежде уже носили круглые валяные шапки. В 1802 г. круглые шляпы ввели в российской пехоте; в 1808 г. появился первый образец армейского пехотного кивера, который быстро сменился следующим. (см. рис. 1) За повсеместным распространением нового головного убора последовало обновление его «заместителя», то есть фуражной шапки. 

До введения киверов в гренадерских полках при конических гренадерских шапках были фуражные шапки образца 1797 г. – мягкие суконные колпаки, верх – четырехклинный, конический, темно-зеленого сукна, с цветной кистью на конце, в четырех швах – канты по цвету погон, а околыш цилиндрический, прикладного цвета. Когда гренадерка была повсеместно заменена на кивер, новые фуражки первыми опробовали нестроевые чины регулярных войск (в 1809–1811 гг.). Эти шапки с козырьком и без него уже были сходны с будущей фуражкой, но отличались формой тульи – она была мягкая, бесформенная и без козырька напоминала поварской колпак. Одновременно они были даны казакам в качестве летнего головного убора. У казаков тулья была, соответственно мундиру, синяя, а околыш белый. У нестроевых тулья была темно-зеленая, а околыш красный. 
1.11.1811 г. в русской армии была установлена новая фуражка для строевых (без козырька) и такая же для нестроевых, с козырьком. (рис. 3) Конус тульи новой фуражной шапки тоже был из четырех клиньев и имел мундирную расцветку. Примерно тогда же шапки такой формы появились во многих европейских армиях. Сходные между собой фуражки существуют в военной одежде разных армий и поныне.


Почему головные уборы, ранее бывшие нестроевыми, «хозяйственными», со временем становятся строевыми? Их преимущество – в простоте и мягкости, дающих удобство обращения, и, конечно, дешевизна. Окончательное разделение воинской формы в начале XX в. на парадную, повседневную и боевую рабочую вынудило создавать одежду (и головные убор!) отдельно, в соответствии с совершенно разными функциями. 

Конструкция фуражки



Ткань тульи. До первой половины XX в. весь верх фуражки делался из сукна, а хлопчатобумажные ткани или шелк составляли подкладку. Во второй половине XX в. верх стали делать из шерстяной ткани, затем из искусственной нити, смешанной с шерстью. Сегодня хлопок и шерсть из воинской одежды вытесняются акрилатом и полистером. 

Форма тульи. Можно различить две обобщенные формы фуражечной тульи: прямую и мягкую – с 1811 по 1900 г. скошенную и жесткую – с 1900 г. до наших дней. 
Донце вначале было круглым, но в XX в. оно стало кроиться несколько овальным, по форме головы. Тогда же приподнялся передний край тульи – под него подставляли вату и картон. (рис. 12) В 20-е гг. передний край стали делать выше и толще, а задний опускать. При всех вариациях эта форма сохранилась до наших дней.

Цвет тульи с самого начала был связан с цветом обмундирования. У пехоты, артиллерии и флота XIX в. мундир и тулья фуражки были темно-зелеными, у улан – синими, у кирасир – белыми. Хотя в конце XIX в. фуражка в пехоте еще не стала парадным головным убором, ее статус вырос. Офицеры носили ее вседневно и с воскресной формой, поэтому тулья обзавелась новым, «царским» цветом парадного мундира – цветом морской волны. (рис. 32, 33, 36) После русско-японской войны фуражка окончательно вошла в разряд строевых головных уборов: вначале это случилось во флоте в 1881 г., потом в пешей армии. При переходе к полевой форме в 1907 г. «защитный» цвет обмундирования перешел и на тулью. В советское время зависимость цвета тульи от элементов мундира в основном сохранялась. До войны ее цвет в некоторых частях был не по цвету гимнастерки или френча, а по цвету бриджей.

Эмблемы на тулье. С 1844 г. на околыше офицерской фуражки появилась слегка овальная металлическая кокарда – этот факт говорил о повышении статуса среди головных уборов. С введением кокарды для нижних чинов на тулье их бескозырок появилась овальная крашеная кокарда. С 1943 г. на тулье (сначала у технических войск) появились шитые, а потом накладные эмблемы.

Каркас в тулье. С началом XX в., еще до русско-японской войны, среди офицеров и чиновников стала модной фуражка «на германский манер» – с небольшими размерами тульи и козырька, но с широким околышем. Козырек от околыша отходил резко вниз и подходил ближе ко лбу. Это было внешнее изменение, а внутри тульи появилась новая конструкция, поддерживающая передний край вертикальным. Сначала она была сделана из слоев марли или ваты, пристроченных к подкладке над верхним краем околыша. (рис. 12) В собранном виде тулья такой фуражки имеет характерный «белогвардейский» вид, с приподнятым передним краем в середине и со свешивающимися «боками». (рис 12, 21, 34) В фуражках нижних чинов, введенных перед Первой мировой войной, в переднем отделе тульи начинают пришивать картонную пластинку. (рис. 13) С этого момента конструкциями в тулье фуражки закреплена привычная всем нам форма, не зависящая от носки: тулья приподнята, донце натянуто и постоянно наклонено назад. В 1991 г. фуражка изменила и размеры, и форму: вставленный внутрь картон с ватой опускает боковые края тульи вниз. В 1995-м тулья стала еще выше.

Пружинистое кольцо. В фуражке нижних чинов образца 1908 г., а в советское время и во всех фуражках появляется стальная плоская пружина, которая, вставленная в тулью, натягивает ее верхнюю плоскость. 


Выпушки. Могут располагаться на местах швов, на переходах между плоскостями фуражки. Их цвет несет опознавательную функцию и поэтому бывал разнообразен. Но на полевых фуражках защитного цвета цветные выпушки отменили. Нет их и на беретах, а на пилотках то были, то отменялись, то сейчас вновь введены. 

Околыш представляет собой неширокий обруч, обычно покрытый сукном (позднее шерстяной тканью или смесовой). Сначала он был мягким, имея внутри лишь проклеенный холст. Картон внутри окончательно у всех фуражек появился при Александре II. Армейский околыш был красным, артиллерийский и инженерный – черным, у конников – полкового цвета и т. д. Также на околыше бескозырки нижних чинов XIX в. располагались номер и литера с точками – обозначение роты (например, «2.ГР.Р.») (см. рис. 3). При Александре I они выкладывались шнурком, при Николае I стали просечными. С 1873 и до 1907 г. надписи наносили краской по трафарету – так «рисуют» на флотских бескозырках и до сих пор.

Черные репсовые ленточки морская бескозырка получила в наследство от нестроевой лаковой шляпы-конотье, существовавшей в русском флоте в 1855–1871 гг. Образцом явились шляпы голландского и английского флотов. Длинные ленты пригодились при сильном ветре – матросы, чтобы не потерять бескозырку, брали их в рот. 

В 1940 г. на околыше генералов и маршалов авиации вокруг кокарды появляется лавровый венок, через 15 лет металлические венки с эмблемой в центре были на парадных фуражках у всех офицеров. С 1969 г. металлическая кокарда со звездой появляется на фуражке солдат. 
С 1943 г. на генеральских и маршальских околышах, от эмблемы в стороны, появилось шитье из «лавровых» или «дубовых» листьев – подражание союзникам. (рис. 17) В дальнейшем эти шитые ветви уменьшились в объеме, но остались. 

Подкладка. В первых фуражках нижних чинов круглое донце и края суконного верха были подостланы изнутри «бутербродом» из холста подкладки и валяной шерсти, прошитых по спирали. (рис. 3) Этот мягкий слой мог быть толщиной до полусантиметра и служил для удержания формы и тепла, так как никакой теплой ушанки в те времена солдату не полагалось. У офицерской фуражки функцию поддержания формы выполняла кожа, наклеенная на газету или холстину. (Рис 20.) В XIX в. между кожаной подкладкой донца и сукном помещали лист мягкого фетра или ваты толщиной несколько миллиметров – такая фуражка называлась зимней. Такая конструкция подкладки у офицеров была неизменна до самой революции. У высокопоставленных или знатных офицеров в центре кожаной подкладки часто были оттиснуты золотом их монограммы и вензеля. 

Козырек в конце XVIII – начале XIX в. часто крепился на крючках, что позволяло приделывать его к меховым шапкам, пилоткам, уланкам, каскам. 
В реформе перед Первой мировой фуражка нижних чинов то приобретала козырек, то лишалась его. Удобнее для всех чинов оказалась фуражка конницы, которая оставалась с козырьком и подбородным ремешком. Но во флоте до наших дней сохранился первоначальный вариант фуражки для нижних чинов – бескозырка. 
Дореволюционные козырьки были из толстой воловьей кожи. В 1930-е гг. их стали теснить из лакированного фибра (картон с полимером), с 1980-х гг. – из ПВХ, пластмассы.
С 1811 по 1917 г. козырек имел вид полумесяца. С Февральской революции у фуражек во флоте появились «американские» козырьки «квадратноватой» формы. В 1917 г. введена флотская фуражка «американского» типа: черного сукна, околыш покрыт черной репсовой лентой, козырек почти плоский, тулья мягкая. Летом на тулью надевался белый чехол. Этот вариант стал образцом для фуражки советского флота. В советское время армейские фуражки, довоенные и во время войны, делали с такими же козырьками. (рис 22-25) С 1954 г. козырек вновь стал овальным. 

Законы построения фуражки


Когда появились фуражки с козырьком, для них установились правила построения, которые не знали исключений до советского периода. Затем они еще кое-как соблюдались до 90-х гг. и окончательно разрушились с допущением модных гражданских дизайнеров к конструированию военной формы. Не стоит, конечно, думать, что в этих закономерностях была жесткая математическая точность – это не физические законы, а правила гармоничности, подобные золотому сечению. Их несоблюдение создает дисгармонию и, как правило, неудобства при носке. 

Правило первое – примерное равенство высоты тульи и ширины козырька. Это были взаимосвязанные размеры: с увеличением козырька увеличивалась тулья, и наоборот; при этом чаще всего несколько изменялась и ширина околыша: чем меньше козырек, тем шире околыш. (рис. 31) 
Правило второе – примерное равенство угла, под которым козырек отходит вперед от околыша, и угла, под которым тулья уходит от околыша вверх. То есть козырьку, круто падающему вниз, соответствует и более вертикальная тулья. В большинстве случаев угол между козырьком и тульей равен примерно 90 градусам. Наиболее точно это «угловое» правило соблюдается до 1930-х гг. 
В 50-е гг. многие армии переходят к мундирам гражданского покроя (пиджак и брюки), и вместе с этим реформами вводится новая форма фуражки. Параметрами она ближе к предреволюционной, «классические» закономерности ее построения усматриваются до реформ 1969 г., когда тулья была слегка увеличена – на 0,5 см. Передняя часть ее, набитая ватой, стала выше и шире… И, как позднее говорил Горбачев, «процесс пошел». С 80-х гг. появляется новый козырек – без валика по внешнему краю, а с началом 90-х закономерности при построении фуражки окончательно разрушаются. Тулья расширяется до 80 мм и вздымается все выше, без всякого соответствия с размерами козырька, который, напротив, уменьшается. Форма тульи тоже меняется. Несмотря на отсутствие гармонии в пропорциях (не говоря уж о потере отечественных традиций), этот головной убор, скроенный во вкусах диктаторов латинских стран, русские офицеры вынуждены носить до сих пор. (см. рис. 27) Особенно карикатурно эта фуражка выглядит на головах располневших генералов. Их седине и опыту более подходит роскошь качества и сдержанность классических фуражек, чем петушиная аляповатость расшитых «кокошников»… Наверное, только отсутствие модного примера удерживает наших кутюрье от того, чтобы украсить парадные фуражки страусовыми перьями – ведь были же они на головных уборах в XVIII в.!

Читать эту статью в оналйн версии журнала "ММ": http://www.21mm.ru/?mag=last#080

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика