Виктор
я могу то, что умею
Слава КПСС!
Виктор Бумагин
Все записи
текст

Новая опасность

"ММ" №10/97 2013, с. 72
Производство бронетанковой и авиационной техники, крупных боевых кораблей и подводных лодок, а также оружия массового поражения на протяжении десятилетий было исключительной прерогативой ведущих индустриальных держав. Но начиная с 70-х годов прошлого века положение стало меняться, и процесс этот со временем лишь набирает темп. Особенно существенны достижения стран третьего мира в проектировании и производстве бронетанковой техники.


Первыми «проснулись» бразильцы, давно уже экспериментировавшие с устаревшей американской бронетехникой времен II Мировой войны. В 70-х годах они взялись за разработку и производство собственных легкобронированных машин. Фирме «Энжеса» тогда удалось запустить в серию целое семейство колесной бронетехники: бронеавтомобиль ЕЕ-9 «Каскавел», вооруженный 90-миллиметровой пушкой, бронетранспортер ЕЕ-11 «Уруту» и совсем небольшую разведывательную бронемашину ЕЕ-3 «Жарарака». Бразильский технологический прорыв был замечен во всем мире, и сравнительно дешевая бронетехника вполне достойно конкурировала с европейской, советской и американской на все новых рынках.

В начале 80-х Саудовская Аравия решила заменить состоявшие у нее на вооружении устаревшие французские танки АМХ-30 чем-нибудь новеньким. Бразильская «Энжеса» проявила большой интерес к новому рынку и взялась за разработку танка массой 42 тонны. Башни заказали у английской фирмы «Виккерс», а за корпус и ходовую часть «Энжеса» взялась сама. В итоге на свет появился вполне соответствующий последнему слову техники танк ЕЕ-Т1 «Озорио». Его корпус и башня имели разнесенное бронирование, а гусеницы – резиновые подушечки, благодаря которым машина могла ездить по асфальту и не портить его. Планировалось производство 1200 «Озорио», в том числе 150 для бразильской армии. В песках Аравийского полуострова машина успешно прошла суровые испытания, но саудовцы в итоге не стали делать заказ. Так что весной 1990 года фирме «Энжеса», израсходовавшей на разработку новой машины свыше 100 млн долларов США, пришлось заявить о банкротстве, после чего бразильское военно-промышленное чудо надолго ушло в тень.

В конце 70-х – начале 80-х созданием собственного танка озаботились также Южная Корея и Индия. Благодаря поддержке американских фирм «Крайслер» и «Дженерал Дайнемикс» корейцы уже в 1985 году на заводах фирмы «Хендай» поставили на поток танк К1, внешне очень похожий на всем известный М1 «Абрамс» и вооруженный 105-миллиметровой пушкой М68А1 (американской версией английской пушки L7). Однако при всем сходстве «кореец» получился на 19 см ниже. Многие узлы и агрегаты для К1 производились по лицензиям, приобретенным у американских, французских, германских и канадских фирм, но постепенно доля собственно южнокорейских разработок становилась все выше. На рубеже нового тысячелетия в Стране утренней свежести освоили производство модернизированного образца К1А1, вооруженного более мощной 120-миллиметровой пушкой – опять же американской версией западноевропейского образца, на сей раз германской фирмы «Рейнметалл». Хотя точное количество произведенных К1 держится в секрете, известно, что еще до начала производства модернизированного образца с конвейера их сошло свыше тысячи.
В 2007 году публике впервые был показан новый южнокорейский танк ХК2 «Черная пантера». Его главной «изюминкой» стал автомат заряжания, благодаря которому 120-миллиметровая пушка обладает рекордной для мировой практики скорострельностью – 15 выстрелов в минуту. Пушка способна вести огонь управляемыми боеприпасами, один из которых предназначен для стрельбы по воздушным целям. «Черная пантера» также оснащена комплексом активной защиты, основой которого послужила российская «Арена-Э». Он позволяет поражать снаряды, противотанковые ракеты и выстрелы гранатометов еще на подлете. Масса ХК2 составляет 55–58 тонн. Планируется произвести 680 таких танков. На их основе корейцы также разрабатывают для Турции танк под названием «Алтай».


Индия на разработку собственного танка потратила куда больше времени. Их 60-тонный «Арджун» запущен в серийное производство лишь в 2006 году. По своим размерам этот массивный танк, созданный под заметным влиянием германского «Леопарда 2», но вооруженный 120-миллиметровой нарезной пушкой, уступает лишь британскому «Челленджеру». Была произведена партия из 124 таких машин, после чего индийские военные стали отдавать предпочтение российскому экспортному Т-90С. Однако в марте 2010 года на полигоне Махаджан в Раджастане прошли совместные испытания роты танков «Арджун» и роты Т-90С. Обеим ротам были поставлены три задания: пересечь 50 км пустынной местности, преодолеть брод полутораметровой глубины и отстрелять по мишеням по 10 снарядов с места и на ходу. Как отмечают обозреватели, «Арджуны» действовали отлично и продемонстрировали заметное превосходство над широко разрекламированными Т-90С. Но на пути их массового производства имеется препятствие: большинство мостов и переправ в Индии не способны выдержать этого бронированного тяжеловеса. К числу недостатков «Арджуны» следует также отнести их не в меру частые технические неисправности.

Китайцы производство танков освоили давно. Еще в 1957 году в городе Баотоу началось серийное производство танков «Тип 59» – точной копии советских Т-55. На протяжении практически 30 лет машина совершенствовалась. Был создан целый ряд моделей: «Тип 69», «Тип 79», «Тип 80» («Штурм-I»). На некоторых из них вместо советской 100-миллиметровой пушки была установлена британская 105-миллиметровая L7, появились дымовые гранатометы и лазерный дальномер, скопированный с советского Т-62, резиновые фальшборты. А для «Тип 80» была сконструирована даже новая подвеска с шестью опорными катками меньшего диаметра. В конце 80-х годов на его основе китайцы совместно с американской фирмой «Кадиллак гейдж» создали танк «Ягуар» для поставок на экспорт, но покупателей на него так и не нашлось. С тех же пор, как советские танки Т-72 в конце 80-х были проданы в Поднебесную, там появилось целое семейство машин на их основе, в том числе запущенные в серийное производство основные боевые танки «Тип 96», «Тип 98» и «Тип 99».
Одна из более ранних китайских машин на основе Т-72 – «Тип 90-II» – послужила прототипом и для разработки пакистанского танка «Аль Халид», в создании которого китайцы оказали всяческое содействие. «Аль Халид» вооружен все той же 125-миллиметровой советской пушкой и способен вести огонь российскими управляемыми боеприпасами. На пакистанском танке установлены украинский дизель 6ТД-2 мощностью 1200 л. с. и французская коробка передач, благодаря чему 47-тонная машина обладает хорошими скоростными и маневренными характеристиками, при этом ее цена – всего 833 тысячи долларов. «Аль Халид» начал поступать на вооружение пакистанской армии в 2001 году. К настоящему времени произведено 300 машин, в дальнейшем их количество планируется довести до 600.


Иранцы тоже создали свой танк под названием «Зульфикар». В его конструкции применены узлы и агрегаты как советского Т-72, так и американских М48 и М60. Аналитики также отмечают определенное внешнее сходство «Зульфикара» с бразильским «Озорио». Он вооружен российской 125-миллиметровой пушкой 2А46, установленной в прямоугольной башне оригинальной иранской разработки со словенской системой управления огнем EFCS-3. В апреле 1997 года командующий сухопутными войсками иранской армии Мохаммад-Реза Караи Аштиани объявил о начале массового производства танков «Зульфикар». Реально же его удалось развернуть лишь двумя годами позже. Судя по всему, к настоящему времени произведено несколько сот таких машин, причем последняя модернизация – «Зульфикар-3», почти один к одному похожая на американский «Абрамс», оказалась, что называется, «шушпанцером». Иранцы соорудили в пропагандистских целях весьма неплохой макет нового танка, вот только не догадались оснастить его хотя бы бутафорскими приборами наблюдения. Зато не забыли продемонстрировать на очередном параде, где иностранные журналисты его фальшивую природу быстро и раскусили.

Новым разработкам стран третьего мира вполне по силам выдержать бой с самыми современными американскими и западноевропейскими танками. Но если производить танки способны далеко не все из этих государств, то справиться с изготовлением легкобронированных машин сумели многие из них, порой даже не самые передовые в этой когорте. Среди таковых, помимо упомянутой Бразилии, числятся Филиппины, Индонезия, Сингапур, Малайзия, Индия, Южная и Северная Корея, Тайвань, Аргентина, Чили, ЮАР, Пакистан, Турция, Грузия, Азербайджан и Саудовская Аравия. О китайцах и говорить не приходится: к настоящему времени они разработали самую широкую номенклатуру собственной легкобронированной техники, включающую пушечные бронеавтомобили и боевые машины пехоты.

ЮАР производила собственные бронеавтомобили и бронетранспортеры еще во времена апартеида. Наиболее интересным образцом южноафриканской бронетехники следует признать тяжелый четырехосный бронеавтомобиль «Руикат». Его разработка началась еще в 1976 году, а серийное производство – в 1990-м. Итогом долгой работы стал 28-тонный броневик, вооруженный 76-миллиметровой пушкой, способный развивать скорость до 120 км/ч. «Руикат» оборудован фильтровентиляционной установкой, позволяющей вести боевые действия в условиях применения химического и бактериологического оружия, и надежно защищен от мин. Бронеавтомобиль сохраняет возможность двигаться даже при подрыве на минах двух колес с одной стороны. Экспортная версия по требованию заказчика может быть вооружена 105-миллиметровой пушкой.
Уже после установления в стране демократии южноафриканские конструкторы создали серию бронетранспортеров и автомобилей повышенной защищенности, многие из которых пользуются повышенным спросом на мировых рынках. Полицейские броневики RG-12, например, приобрели для своих стражей порядка несколько американских мегаполисов, а автомобили повышенной защищенности RG-32 «Скаут» приняли на вооружение армии Ирландии и Швеции. Поэтому вполне логичным выглядит то, что некогда советский Азербайджан и группа компаний «Парамаунт» из далекой ЮАР счастливо нашли друг друга, и последняя разместила в Баку производство бронеавтомобилей со звучными названиями «Матадор», «Мараудер» и «Мейверик». И если на фоне российской или украинской техники аналогичного назначения они выглядят не слишком совершенными, то, предположим, для государств Тропической Африки такое приобретение действительно может представлять самый серьезный интерес. Недаром же азербайджанцы охотно демонстрируют свои новинки на выставках вооружений и техники в надежде найти на них покупателей.


Турки свое восхождение к нынешним высотам начинали с совместных с Румынией работ по созданию бронетранспортеров на основе советского БТР-70. В середине 90-х фирма «Отокар» стала проявлять большую самостоятельность и вскоре освоила производство бронетранспортеров «Кайя» и «Кобра» для армии, а также «Акпер» и «Цирхли» для полиции. Все они были довольно-таки неказистыми двухосными машинами, но, накопив опыт, «Отокар» разработала бронетранспортер «Арма» с колесной формулой 6Х6, который впервые был показан на выставке «Евросатори» в Париже в 2010 году. Новинка уже поставляется отнюдь не победоносной, но известной по агрессивным войнам армии Михаила Саакашвили. А еще в 2005 году другая турецкая компания – FNSS – продемонстрировала бронетранспортер Pars («Леопард»), удивив мир его современным дизайном. Эта 24-тонная машина имеет экипаж, состоящий из двух человек, и способна перевозить 12–14 полностью экипированных пехотинцев или до 8 тонн груза. Ее максимальная скорость составляет 100 км/ч, а запас хода по шоссе достигает 1000 км. «Парс» имеет колесную формулу 8Х8, но создана и более массивная машина с колесной формулой 10Х10, которая будет предлагаться на экспорт. В 2009 году турецкая армия начала закупки этих бронетранспортеров, заказав 1000 штук, а Малайзия подписала контракт на поставку 250 четырехосных «Леопардов». Это стало крупнейшим военным экспортным контрактом в истории Турции. Впрочем, есть в успехе «Парса» одна изюминка – среди ведущих акционеров FNSS числится британская «BAE Sistems».

Что же касается остальных названных стран, то Южная Корея и Тайвань в деле создания легкобронированной техники уже достигли самого высокого уровня, а остальные явно способны прогрессировать. Третий мир вооружается и порой делает заметные успехи. И успехи эти, судя по всему, порой могут представлять потенциальную военную угрозу и для развитых стран, в том числе и России.

Читать эту статью в онлайн версии журнала "ММ": http://www.21mm.ru/?mag=97#072

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика