Виктор
я могу то, что умею
Слава КПСС!
Виктор Бумагин
Все записи
текст

Апеннинский Кентавр

"ММ" №10/85 2012, с. 96

Сведения о том, что руководство Российской армии интересуется итальянской колесной легкобронированной техникой, в англоязычном Интернете можно было обнаружить еще года полтора-два назад. Казалось это чем-то фантастичным, но вот 12 мая 2012 года информационное агентство «РИА Новости» распространило сообщение, что через порт Новороссийск в Россию прибыли две боевые разведывательные машины Centauro («Кентавр») и на одном из подмосковных полигонов уже начались их испытания.

 

 

 

Первая машина вооружена 105-мм пушкой, вторая – 125-мм, как полагают аналитики, скорее всего российской 2А75. В конце июня на испытания должны были прибыть еще два варианта «Кентавров»: со 120-мм и 30-мм пушками. По итогам в конце 2012 года будут принимать решение о приобретении лицензии на их производство. Не вдаваясь в политические оценки происходящего, расскажем об этом весьма любопытном примере БРМ.

 

Подобно некоторым образцам российской и советской бронетехники, апеннинские «Кентавры» не один раз проходили крещение огнем в горячих точках. Они были задействованы в миротворческих операциях в Сомали, бывшей Югославии (Боснии и Косово), Ливане и Ираке, где использовались для охраны автомобильных конвоев и миссий ДПС, патрулирования и разведки.

История появления «Кентавров» начинается с того, что в 1980-х годах итальянской армией в рамках комплексной программы перевооружения были сформулированы тактико-технические требования для перспективного семейства колесных и гусеничных бронированных машин, которые планировалось запустить в серийное производство в течение десяти лет. Предусматривалось создание основного боевого танка С1 «Ариете» (Ariete) с многослойным бронированием и 120-мм гладкоствольной пушкой, гусеничной БМП VCC-80 «Дардо» (Dardo), БРМ «Кентавр» с колесной формулой 8x8, вооруженной 105-мм нарезной пушкой, а также многоцелевого легкого бронетранспортера «Пума» в вариантах 4x4 и 6x6. При этом «Кентавры» должны были заменить в бронетанковых частях устаревшие американские танки М47. От перспективной БРМ требовались высокая скорость на дорогах, большой запас хода, высокая проходимость по пересеченной местности и оснащение компьютеризированной системой управления огнем.

В 1985 году выпустили демонстрационную машину без бронирования. Основной целью ее испытаний была отработка ходовой части, особенно новой гидропневматической подвески колес, и проверка компоновочных решений в отношении удобства обслуживания пушки. В конце 1987 года проверяли уже четыре бронированных «Кентавра» В1. Всего же было построено девять тестовых образцов, один из корпусов которых подвергли баллистическим испытаниям. В 1990 году вооруженные силы Италии получили первые десять серийных бронеавтомобилей. Годом позже началось их полномасштабное производство на заводе ИВЕКО-ФИАТ (IVECO-FIAT) в итальянской провинции Больцано.

 

 

 

В 1992 году восемь колесных танков из состава 19-го бронекавалерийского полка отправили в Сомали. У одной машины по прибытии в Африку вышел из строя двигатель. Зато семь остальных активно включились в противопартизанские операции. Враг был плохо обучен и слабо вооружен, но вскоре выяснилось, что бортовая броня «Кентавра» не выдерживает обстрела бронебойными пулями из пулеметов ДШК (Дегтярева-Шпагина), не говоря уже о противотанковых гранатах.

Итальянцы срочно заказали у британской фирмы «Ройал Орднэнс» (Royal Ordnance Factory) двадцать комплектов дополнительного бронирования ROMOR-A, половина которых ушла на оснащение БРМ, участвующих в миротворческой миссии в Сомали: их количество под занавес операции «Рестор Хоуп» (Restore Hope) достигло десятка.

«Кентавры» широко использовались для проведения разведывательных рейдов, блокады основных путей сообщения сепаратистов и эскортирования конвоев с гуманитарными грузами. В условиях постоянных повреждений шин хорошо зарекомендовала себя система централизованного регулирования давления в пневматиках. За всю кампанию целей, достойных открытия огня из 105-мм пушки, так и не нашлось, зато экипажам «Кентавров» очень пригодился панорамный прицел командира с электронно-оптическим усилением изображения. Благодаря ему БРМ часто выступали как подвижные наблюдательные пункты вдоль Императорского шоссе (главная автомагистраль Сомали – прим. ред.). Машины занимали позиции в полукилометре от дороги, и экипажи, используя прицелы в качестве приборов ночного видения, отслеживали ночную жизнь, при необходимости наводя на различного рода подозрительные ее проявления итальянские патрули.

 

Серийное производство «Кентавров» для итальянской армии длилось до 1996 года. За это время на вооружение трех бронекавалерийских полков поступило 400 таких бронеавтомобилей. В дальнейшем эти БРМ выпускались только на экспорт. В конце 1990-х итальянцы разработали усовершенствованный вариант машины – «Кентавр II». В увеличенной кормовой части бронеавтомобиля вместо боеукладки для снарядов разместили сиденья для четырех пехотинцев с полным вооружением. Боезапас пушки при этом уменьшился с 40 до 16 снарядов. Модернизация получила название «машины охранения».

Приблизительно в то же время появилась колесная БМП «Кентавр», вооруженная 60-мм полуавтоматической пушкой с длиной ствола 70 калибров и вмещающая шесть человек десанта. На базе «Кентавра» разработали также два варианта бронетранспортера: безбашенный, способный перевозить 11 человек, включая водителя, и образец с 25-мм пушкой и пулеметом в башне, рассчитанный на перевозку шестерых пехотинцев и трех членов экипажа. Они получили название «Фреччиа» (Freccia), послужив при этом базой для самоходного миномета, командно-штабной и медицинской машин, а также самоходного противотанкового ракетного комплекса.

Уже в новом тысячелетии появилась версия «Кентавра» со 120-мм гладкоствольной пушкой с длиной ствола 45 калибров, впервые продемонстрированная на выставках IDEX-2003 (International Defence Exhibition – международная выставка вооружений и военной техники, проводимая раз в два года в Абу-Даби, ОАЭ – прим. ред.) и «Евросатори-2006» (международная выставка вооружений, военной техники сухопутных войск и наземных средств ПВО – прим. ред.). У очередного варианта «Кентавра» также значительно усилили лобовую броню, которая стала выдерживать даже обстрел бронебойными снарядами калибра 40 мм.

А во время военного парада в Риме 2 июня 2011 года была впервые показана на публике 155-мм самоходная гаубица на базе все того же «Кентавра». Качающаяся часть установки «Кентавра» 155/39 LW разработана на основе известной буксируемой гаубицы FH70, которая была создана совместно Великобританией, Германией и Италией еще в середине 1970-х. Особенностью опытной самоходки является то, что в необитаемой башне находится полностью автоматическая система заряжания, обеспечивающая скорострельность 8 выстрелов в минуту и позволяющая вести огонь очередями до 4 снарядов. При этом башня не поворачивается полностью вокруг оси, а имеет ограниченные углы наведения по горизонтали – всего +/–15 градусов, зато по вертикали – от –5 до +75 градусов. Для стрельбы из самоходки могут быть использованы как стандартные 155-мм боеприпасы НАТО, так и снаряды высокой баллистики комплекса «Вулкано» – в неуправляемом и управляемом вариантах, при этом дальность стрельбы ими может превышать 60 км. Первоначально дальность стрельбы из FH70 ограничивалась 24 км обычным и 30 км активно-реактивным снарядами.

 

 

 

Интересно, что в 2000 году США взяли в аренду 16 «Кентавров». Два года спустя машины вернули, а как результат их испытаний, родился ныне знаменитый американский бронетранспортер М1126 «Страйкер» (Stryker) и машина огневой поддержки М1128 со 105-мм вынесенной, то есть размещенной в необитаемой малоразмерной башне, пушкой. Стоит также отметить, что в интересах морской пехоты примерно десятью годами ранее американцы наладили производство колесной БМП LAV-25, которая и вовсе разработана как модернизация швейцарской машины «Пирана» (Piranha) фирмы MOWAG, лицензию на производство которой ранее приобрела Канада.

 

К чему в аналогичной ситуации приведут испытания «Кентавра» в России, предугадать пока сложно. До сих пор вопрос о самой необходимости принятия БМТВ на вооружение Российской армии остается во многом дискуссионным. Ведь в СССР многие годы было принято считать, что легкобронированная техника непременно должна плавать. Впрочем, большинство бронеавтомобилей и бронетранспортеров, созданных на Западе, тоже долгое время были плавучими. Отход от этой традиции там наметился ближе к 1990-м годам, когда все больше внимания военные и конструкторы стали уделять защищенности бронетехники. Россия, казалось бы, начала отставать, но ведь США и Германия тоже до сих пор обходятся без «колесных танков».

 

 

 

Представители фирм ИВЕКО и «ОТО Мелара» серьезно рассчитывают на то, что Россия приобретет лицензию на производство одного или более вариантов «Кентавра». Такое решение лоббируют «Ростехнологии» и ОАО «КамАЗ», где подобное производство может быть размещено в дополнение к автомобилю повышенной защищенности LMV «Рысь», пока еще собираемого в Воронеже из итальянских деталей. Альтернативой данному варианту служит «среднее семейство колесной бронетехники» «Бумеранг», разработкой которого занята «Группа ГАЗ».

Известный эксперт в области бронетехники полковник запаса Виктор Мураховский считает, что «ни о каком лицензионном производстве этой БРМ в России говорить не стоит, однако полученный при их испытаниях опыт может быть с большой пользой использован при создании средней унифицированной платформы для российской колесной бронетехники». С другой стороны, главком Сухопутных войск Александр Постников отмечает, что отечественная бронетанковая техника ныне уступает по своим параметрам образцам не только стран НАТО, но даже Китая. Вторит ему и первый заместитель военно-промышленной комиссии при правительстве РФ Юрий Борисов, заявивший о давнем желании военных увидеть на вооружении колесные танки, опыта проектирования которых у российской школы танкостроения, как известно, нет.

При всей сложности ситуации, хочется надеяться, что ответственные за окончательное решение люди не будут забывать о факторе, упомянутом первым вице-президентом Академии геополитических проблем Константином Сивковым: «…если речь идет о закупке отдельных образцов иностранной военной техники, то это одно. Но когда говорится о покупке лицензии, это совсем другое. Это нанесет удар по имиджу России как одного из крупнейших экспортеров военной техники».

 

***

Анатомия «Кентавра»

Корпус и башня цельносварные, изготовлены из стальных броневых листов разной толщины. Лобовая броня выдерживает попадание 20-мм снарядов, а бортовая и кормовая способна выдержать пули крупнокалиберных пулеметов 12,7 мм.

В передней части корпуса – шестицилиндровый дизельный двигатель водяного охлаждения с турбонаддувом ИВЕКО/ФИАТ (IVECO-FIAT) МТСА V-6 мощностью 520 л.с. Мотор при удельной мощности 20,8 л.с./т позволяет почти 25-тонной машине развивать на шоссе скорость до 108 км/ч, а широкие колеса большого диаметра дают возможность уверенно передвигаться по бездорожью. В моторно-трансмиссионном отделении установлена автоматическая система пожаротушения и сигнализации. Слева от него находится отделение управления с рабочим местом водителя. В мирной обстановке водитель управляет бронемашиной, наблюдая за местностью через открытый люк, а в бою – с помощью трех смотровых приборов.

Далее находятся топливные баки, а в корме – боевое отделение с трехместной башней. При такой компоновке ствол орудия не сильно выпирает вперед корпуса, что позволяет уверенно маневрировать во время боя в населенных пунктах.

Вооружен бронеавтомобиль 105-мм нарезной пушкой LR с длиной ствола 52 калибра. Командир машины располагается в башне с левой стороны от пушки, наводчик – с правой, заряжающий – впереди и немного ниже наводчика. С пушкой спарен 7,62-мм пулемет. Боезапас состоит из 40 снарядов к пушке, 14 из которых хранятся в башне, а также 4000 патронов к пулемету. По бортам башни установлено по четыре дымовых гранатомета, позволяющих при случае укрыться за дымовой завесой.

Основа комплекса электроники – модульная система управления огнем фирмы «Галилео» TURMS (Tank Universal Reconfigurable Modular System – Танковая универсальная адаптивная система модульной конструкции). Базовые компоненты: панорамный дневной прицел командира со стабилизированной в двух плоскостях линией прицеливания, перископический комбинированный (дневной/ночной) прицел наводчика со стабилизированной линией прицеливания и встроенным лазерным дальномером, цифровой баллистический вычислитель, комплект датчиков условий стрельбы, система учета изгиба ствола и пульты управления командира, наводчика и заряжающего.

 

 

 

***

Итальянцы прозвали своего «Кентавра» колесным танком. Формально его классифицируют как боевую разведывательную машину, но мощное вооружение действительно делает его вполне сопоставимым с основными боевыми танками. Надо отметить, что сам термин «колесный танк» возник в конце 1970-х годов с легкой руки американцев, после того как французы вывели на испытания свою боевую разведывательную машину AMX-10RC, которая при массе 15 тонн была вооружена 105-мм пушкой MECA, имеющей лучшую баллистику, чем орудие того же калибра, установленное на 48-тонном американском основном боевом танке М60А1/А3 и первых образцах М1 «Абрамс» (M1 Abrams). При этом AMX-10RC могла плавать и обладала более высокими скоростными характеристиками по сравнению с гусеничными машинами.

 

 

 

***

БМТВ – боевые машины с тяжелым вооружением. Лучшим в этом ряду на сегодняшний день считается выпущенный уже в новом тысячелетии французский Vextra-105, оснащенный рекордно мощным для машин подобного класса двигателем, позволяющим создать удельную мощность 25,0 л.с./т. Также можно упомянуть бразильскую ЕЕ-18 «Сукури» (Sucuri) с ее 105-мм пушкой. От большинства БРМ, будь то, к примеру, немецкая «Лукс» (Luchs), британская «Фокс» (Fox), японская «Тип 87», гусеничные британская «Симитэр» (Scimitar) или американская М3 «Брэдли» (Bradley), БМТВ отличает именно наличие орудия танкового калибра.

 

Читать эту статью можно в онлайн версии журнала "Машины и Механизмы":

http://www.21mm.ru/?mag=85#097


 

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика