Виктор
я могу то, что умею
Слава КПСС!
Виктор Бумагин
Все записи
текст

«Рено» FT-17: родоначальник классики

Первые танки на полях сражений выглядели неказисто. У английских тяжелых Mk I–Mk VIII гусеницы охватывали корпус. У французского «Шнейдера» СА-1 пушка стояла в спонсоне на правом борту, а у его соотечественника «Сен-Шамона» М-16 монтировалась в лобовом листе корпуса чуть ли не намертво, и для ее наведения по горизонтали танк поворачивался целиком. Но под конец войны свершился прорыв в будущее: во Франции появился легкий Renault FT-17, чья компоновка остается господствующей для танков вплоть до настоящего времени.

     Рождением своих танков французы обязаны в первую очередь Жану-Батисту Эжену Этьенну – своего рода «Ломоносову от артиллерии». Специалисты считают его одним из величайших экспертов в области баллистики, и не только в теории: в годы Первой мировой немцы поражались, как батареи Этьенна практически без пристрелки кинжально накрывали их позиции и огневые точки. Он создавал высокоточные инструменты, для корректировки огня одним из первых стал развивать фронтовые телефонные линии, его признают создателем военной авиации.

В 1914 году, видя, как пехота с огромными жертвами ходит в атаку на эшелонированную позиционную оборону, полковник Этьенн попытался обратить внимание главнокомандующего Жозефа Жоффру на важность «бронированных повозок, обеспечивающих продвижение пехоты». Годом позже оценив, как американские гусеничные тракторы «Холт» справляются с заболоченными ландшафтами у реки Соммы, Этьенн еще раз взялся за перо, дабы достучаться до армейского руководства: он утверждал, что 400 «сухопутных броненосцев» принесут на фронте больше пользы, чем 4000 тонн артиллерийских снарядов, произведенных за те же деньги.

За технической помощью Этьенн обратился к известному конструктору и автомобилестроителю Луи Рено, однако тот отказался, сославшись на отсутствие опыта в разработке гусеничных машин. Полковник вспомнил, что подобным опытом располагает один из крупнейших производителей вооружения, концерн «Шнейдер – Ле Крезо». Его главный конструктор сохранил в своем танке множество решений, использованных в тракторе «Холт», который и внешне походил на бронированный трактор. Почти одновременно начальник армейского управления моторизации, обидевшись на Этьенна за нарушение субординации, поручил другой фирме – «Сен-Шамон» – построить собственный танк. Той и другой компании заказали по 400 машин, реально было построено 208 «шнейдеров» и 150 «сен-шамонов».

Дебют французских «сухопутных броненосцев» в апреле 1917 года в районе Берри-о-Бак оказался не очень удачным: из 132 танков обеих марок от огня немецкой артиллерии было потеряно 76, а еще 45 просто поломались прямо на поле боя. После этого средние танки принялись модернизировать, а на арену вышел Луи Рено: Этьенн все-таки убедил его взяться за проектирование легкого пулеметного танка.

Первый прототип появился в конце января 1917 года и успешно прошел испытания, после чего был утвержден государственный заказ на 1150 легких танков, который после провала союзников и смены руководства увеличился до 3500 единиц.

Легкий танк получил официальное название Char leger Renault FT modele 1917, или Renault FT-17. Моторно-трансмиссионное отделение (МТО) и ведущие колеса – сзади, управление и среднее боевое отделение – впереди, вооружение установлено во вращающейся башне – как уже говорилось, такая схема компоновки сегодня является классической. Реализованная в «Рено», она обеспечивала механику-водителю лучший обзор, вооружению – круговой обстрел, а всему экипажу – лучшие условия обитаемости:  изоляцию от нагретого двигателя, «чистое» поле обзора (без заволакивания дымом из выхлопной трубы). Кроме того, вес танка лучше распределился по длине с точки зрения проходимости, а двигатель и ведущие колеса были защищены от вывода огнем противника из строя.

Водитель сидел в передней части корпуса на откидном сиденье, установленном на днище. Стрелок (он же командир машины) располагался в башне стоя или полусидя в брезентовой петле. (Позже для него установили регулируемое по высоте сиденье.) Для входа и выхода служил лобовой люк с трехстворчатой крышкой, а в задней части башни слева – аварийный люк-лаз. Верхняя створка лобового люка со смотровой щелью на марше откидывалась вверх, образуя окно водителя. В бою он вел наблюдение через три открытые смотровые щели в верхней створке лобового люка и на скулах корпуса. Обитаемый объем отделяла от МТО стальная перегородка с двумя зарешеченными отверстиями для циркуляции воздуха, которые снабжались заслонками на случай пожара двигателя.

Корпус «Рено» FT-17 был несущим элементом (что также стало «классикой» танкостроения) и представлял собой каркас из уголков и фасонных деталей, к которым на заклепках крепились броневые листы и детали ходовой части. Вообще-то прототип имел литую лобовую часть, но с получением броневых отливок нужного профиля и необходимой точности возникли сложности, которые заставили сделать корпус полностью клепаным из прямых листов. Толщина вертикальных листов составляла 16 мм, наклонных – 8, крыши и днища – 6 мм. Бронестойкость увеличивала наклонная установка части бронелистов.

Далеко не сразу удалось решить вопрос с башней. У прототипа она была литой, со сферическим наблюдательным «куполом», выполненным заодно с крышей. «Купол» уже на первых серийных танках пришлось заменить цилиндрическим колпаком с пятью смотровыми щелями и грибовидной откидывающейся крышкой. Затем танк оснастили восьмигранной клепаной башней. Оказалось, что пушку и пулемет можно устанавливать в одинаковые башни с соответствующими изменениями установки оружия. Третий и последний вариант башни имел все же коническую форму, которую Луи Рено предполагал изначально, надеясь на ее лучшую бронестойкость. Эта башня изготавливалась фирмой «Поль Жиро» клепкой из литых и кованых деталей. Толщина брони у изделия «Поль Жиро» в лобовой части достигала 22 мм.

Вооружались «Рено» либо 37-мм пушкой SA18 «Пюто» фирмы «Гочкис», либо 8-мм станковым пулеметом Mle1914 той же фирмы. Боеукладка снарядов (200 осколочных, 25 бронебойных и 12 шрапнелей) или патронов (4800 штук) располагалась на днище и стенках боевого отделения. SA18 «Пюто» была выполнена на базе старой морской пушки. Она имела длину ствола 21 калибр, нарезной части – 15 калибров, полуавтоматический вертикальный клиновой затвор, пружинные противооткатные устройства, литой кожух люльки, пистолетную рукоятку управления и телескопический прицел. Стрельба из пушки велась унитарными выстрелами с чугунной (435 г) или стальной (560 г) гранатой, снаряженными мелинитом или бронебойным снарядом (510 г). Начальные скорости снарядов – 402, 367 и 390 м/с соответственно. Дальность стрельбы – до 2400 м, однако видимость из танка реально позволяла стрелять максимум на 800. Бронебойный снаряд мог пробить 12-миллиметровую броню на дальности до 500 м. Для самообороны вблизи танка служил картечный выстрел, действительный на дальности до 75–100 м.

Ходовая часть танка состояла из четырех тележек – одной с тремя и трех с двумя опорными катками малого диаметра, которые собирались на продольной балке. Подвеска – блокированная, на листовых рессорах. Шесть поддерживающих катков объединялись в обойме, задний конец которой крепился на шарнире. Передний конец подрессоривался спиральной пружиной, обеспечивавшей постоянство натяжения гусеницы. Ведущее колесо располагалось сзади, а направляющее, выполненное из дерева со стальным ободом, спереди. Для повышения проходимости через рвы и окопы танк имел съемный «хвост» на оси, поворотом вокруг которой он закидывался на крышу моторного отделения. Во время марша на «хвосте» мог располагаться полезный груз или пара пехотинцев.

На «Рено» FT-17 был установлен карбюраторный двигатель «Рено» 18CV мощностью 39 л. с. при 1500 об/мин. Вращающий момент через коническое сцепление передавался на механическую коробку передач, имевшую четыре скорости вперед и одну назад. Максимальная скорость достигала 7,8 км/ч. Запас топлива допускал время движения до 8 ч (35 км по шоссе), доливать же воду в радиатор приходилось значительно чаще. Благодаря довольно широким гусеницам «Рено» имели низкое удельное давление на грунт (порядка 0,6 кг/кв. см), что обеспечивало им хорошую проходимость на пересеченной местности. 

Танк производился в четырех вариантах: пушечном, пулеметном, командирском («радиотанк» TSF) и огневой поддержки (BS) с 75-мм пушкой в открытой не вращающейся рубке. Правда, последним в боях поучаствовать не пришлось – ни один из заказанных 600 не был выпущен до конца войны. Ко времени заключения перемирия 11 ноября 1918 года было произведено 3177 танков «Рено». К тому же времени общий заказ их достиг 7800 машин. Справиться с таким валом не мог даже автогигант «Рено», и поэтому в помощь ему для окончательной сборки отрядили несколько фирм, но окончание боевых действий позволило отменить внушительный заказ

Боевая служба «Рено» FT-17 получилась долгой и разнообразной, но главную свою славу он, разумеется, приобрел на Западном фронте Первой мировой войны. Из всех танков, пошедших в бой в 1916–1918 годах, эти двухместные «малыши» оказались наиболее удачными и любимыми своими экипажами и пехотой, с которой они действовали в бою. По окончании войны французы гордо назвали Renault FT-17 «Танком Победы». 

«Рено» FT-17 состояли и на вооружении ряда иностранных армий. Первой из них стала американская, которая получила 514 танков французского производства и с успехом использовала их в боях в сентябре-ноябре 1918 года. В 1940-м они вновь оказались востребованными: Штаты передали 329 «6-тонных» танков Канаде и 212 – Великобритании для обучения и тренировки танкистов.

Белая Армия и интервенты использовали «Рено» FT-17 во время Гражданской войны в России. Некоторое их количество стало трофеями Красной Армии, и именно на их основе решили создать первый советский танк. Поручено это было Сормовскому заводу из Нижнего Новгорода, уже опытному в постройке бронепоездов. При этом броню готовил Ижорский завод в Петрограде, а лицензионные двигатели ФИАТ – московский завод АМО. Заказ на строительство Сормовский завод получил в декабре 1919 года, а уже к 31 августа 1920-го был готов первый пушечный танк, получивший имя «Борец за свободу тов. Ленин». Далее последовали «Парижская коммуна», «Карл Маркс», «Лев Троцкий», «Лейтенант Шмидт», «Карл Либкнехт», «Красный Борец», «Красная Звезда», «Пролетарий», «Свободная Россия», «Черноморец», «Буря», «Керчь», «Победа». Всего к маю 1921 года построили 15 «боевых» танков. Часть из них имела 37-мм пушку «Гочкис» в лобовом листе башни и танковый пулемет «Гочкис» в ее правом борту, но такая установка была крайне неудобна для «башнёра» – так в РККА одно время называли башенных стрелков-командиров танков.

Среди покупателей «Рено» FT-17 числились Польша, Литва, Эстония, Финляндия, Бельгия, Бразилия, Греция, Турция, Испания, Югославия, Япония и Китай. При этом поляки использовали свои «Рено» в войне 1920 года против советской России, турки и греки – друг против друга, а китайцы и испанцы – в своих гражданских войнах. Французы же применяли их в 1920-х годах против мятежных рифов в Марокко и в Сирии для подавления восстания друзов.

Воевали «Рено» и во Второй мировой. Поляки использовали их в боях под Модлином и Брест-Литовском. Греки – в боях против итальянцев в конце 1940 года. У Франции по состоянию на май 1940 года в резерве имелось 1560 «Рено» FT, часть из них охраняли аэродромы. 704 «Рено» FT стали трофеями немцев. Под обозначением Pz. Kpfv. 17R 730 (f) или 18R 730 (f) (с конической башней) оккупанты патрулировали на них внутренние территории Франции и побережье, использовали для охраны аэродромов и усиления трофейных французских бронепоездов. Часть машин немцы разоружили и применяли в качестве подвижных командных и наблюдательных пунктов. Часть «Рено» FT оставалась под контролем режима Виши, и в 1941–1942 годах фрагментарно использовалась в боях против англичан и американцев. А свой последний бой старички «Рено» FT-17 приняли в августе 1945 года, когда в Европе война уже закончилась: японцы попытались захватить Ханойскую крепость во Вьетнаме, и раритетные танки принимали участие в отражении их атак.

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK