Василий
я могу собирать информацию
В голове моей опилки...
Василий Владимирский
Все записи
текст

Тяжелый «рюкзак»

"ММ" №8/131 2016, с. 24

Космическая экспансия, биотехнологии, развитие IT – по какому пути ни двинулось бы человечество в будущее, нам не избежать соприкосновения с окружающей средой, а значит и экологических проблем. Их разнообразие поражает, и каждая способна – при неблагоприятном стечении обстоятельств – положить конец истории Homo sapiens. Механизмов снижения нашего давления на природу немало, но только будущее даст ответ, насколько они эффективны. Хочется просто забыть об этих глобальных вызовах и жить одним днем. К счастью, есть люди, для которых думать о предотвращении деградации окружающей среды – не развлечение, а обязанность.

 

Меньше народа – больше кислорода

 

Мы часто путаем два определения термина «экология», напоминает петербургский эколог Игорь Бабанин, в недавнем прошлом куратор одной из программ «Гринпис России», а ныне руководитель независимой организации по раздельному сбору мусора. По словарному определению экология – наука, изучающая взаимоотношения организмов между собой и с окружающей средой. В просторечии же «экологией» называют деятельность по защите окружающей среды. И если говорить именно о природоохране, то главную проблему сейчас можно описать в двух словах: чрезмерное потребление природных ресурсов, превышающее способность экосистемы к их восстановлению. Все остальное – следствия.

Природные ресурсы гораздо разнообразнее, чем мы обычно представляем. Воздух, чистая вода, полезные ископаемые, лес – тут все понятно. Но, например, в мегаполисе в число ресурсов входит и пространство. Посмотрите в окно: множество автомобилей занимают свободное место у подъезда, то есть впустую потребляют этот природный ресурс, едва ли не самый дефицитный в городе. С точки зрения логистики нонсенс, когда на пятиместной легковой машине ездит один человек, – между тем многие семьи имеют по два автомобиля. Причем большую часть времени машины простаивают.

 

В области природоохраны используются такие методы измерения, как «экологический след» и «экологический рюкзак». «Экологический след» – мера воздействия человека на среду, которая позволяет рассчитать размеры территории, необходимой для производства потребляемых природных ресурсов и поглощения отходов. Грубо говоря, способ вычислить, сколько квадратных метров обеспечивают нас водой, пищей, одеждой, топливом и не позволяют утонуть в отходах жизнедеятельности. Для обеспечения потребностей каждого жителя США на данный момент используется около 8 гектаров земли, в России и Германии – по 4 гектара. В среднем же для всей человеческой популяции «экологический след» составляет около 2 гектаров на человека.

«Экологический рюкзак» – то количество материалов, которое перемещается с места на место для производства определенного предмета. Например, чтобы создать простое золотое кольцо, приходится переместить примерно три тонны грузов: добыть и просеять породу, сжечь топливо для выработки электроэнергии, создать химические реактивы и т. д. Для строительного песка соотношение составляет 1,6 килограмма на килограмм готового продукта, для мобильного телефона – сотни килограммов. При этом любой материал, перенесенный с места на место, считается отходами. Уменьшить их количество помогает вторичная переработка, но при существующих технологиях и это не панацея.

 

Человек – причина экологических катастроф, и он же их жертва. Для понимания сути проблемы Игорь Бабанин предлагает простую формулу: D = P × C/E, где D – степень деградации природной среды; P – количество населения; C – уровень потребления; а E – эффективность использования ресурсов. Проще всего сосредоточиться на одной из составляющих формулы. В основном специалисты по охране природы концентрируются на повышении эффективности использования ресурсов, ломают головы, как сделать из сосны не одну доску, а десять. Но это снимает только часть вопросов. Для решения глобальных экологических проблем надо делать что-то с количеством населения и потребительской активностью. Впрочем, не все так безнадежно: с ростом уровня образования и уровня жизни в крупных городах рост населения снижается – по подсчетам эксперта, это дает надежду, что примерно к 2050 году демографическая кривая пойдет на спад.

 


Зеленая экономика

 

По мнению Юлии Грачевой, директора петербургского «Экологического союза», руководителя органа по сертификации «Листок жизни», часть проблем, которые стоят перед человечеством, можно решить ответственным потреблением – с наименьшей нагрузкой на окружающую среду. В этом заключается главная задача «зеленой» экономики, основанной на трех принципах: невозможно бесконечно расширять сферу влияния в ограниченном пространстве; невозможно требовать удовлетворения бесконечно растущих потребностей в условиях ограниченности ресурсов; все на поверхности Земли является взаимосвязанным.

Основной термин, который используют в этой сфере, – «жизненный цикл товара». В цикл входят все этапы жизни продукта, от добычи сырья до утилизации предметов, полностью исчерпавших свой ресурс. Согласно принципам «зеленой» экономики, производители должны стремиться минимизировать ущерб окружающей среде на каждом этапе цикла.

 

Один из глобальных механизмов, который дает заметные результаты, – система государственных «зеленых закупок», когда при организации тендеров помимо прочих устанавливаются специальные экологические требования. В Азии эта система работает на уровне законодательства: в Китае, Тайване, Японии муниципальные органы имеют право закупать только товары с определенными экологическими характеристиками – и никак иначе. В Европе этот тренд тоже на подъеме: доля госзакупок в европейских странах с 2009 по 2012 год выросла с 29 до 55 %. По количеству «зеленых» контрактов лидирует Финляндия – 80 %, за ней следуют Нидерланды, Латвия, Венгрия и Литва, где доля зеленых» договоров колеблется от 60 до 80 %.

Сложнее мотивировать рядового потребителя перейти на экологичные товары. Бизнесмены используют множество способов донести информацию о том, что продукт произведен с использованием «зеленых» технологий. Увы, часто перед нами недобросовестная реклама, не имеющая под собой никакой реальной основы, и определенные гарантии покупателю дает только независимая экологическая экспертиза, проводящаяся третьей стороной.

Система маркировки продуктов потребления по результатам независимой оценки их экологичности существует практически во всех развитых странах. В отечественных магазинах встречаются экомаркировки I типа: «Листок жизни» (Россия), «Голубой ангел» (Германия), «Европейский цветок» (Евросоюз), «Северный лебедь» (Скандинавия). Для каждой группы товаров разработан свой перечень критериев – для одежды, для стройматериалов, бытовой и промышленной химии, электроники… И это действительно удобно: вместо того, чтобы изучать малопонятный технический паспорт, достаточно найти маркировку, говорящую об одобрении экспертов. Заодно сертификация дает гарантию, что ваши джинсы или духи не изготовлены из материалов, производящих токсический, мутагенный или канцерогенный эффект, и не оказывают влияния на репродуктивную функцию.

 

Послезавтра

 

Но все это – дело ближайшего будущего. Что ждет нас в более отдаленной перспективе? Биофизик Игорь Артюхов, директор по науке Института биологии старения и член Ассоциации футурологов, предлагает обратить внимание на угрозы, связанные с изменением климата. Предположительно, основной причиной наблюдаемых климатических перемен служит накопление в атмосфере так называемых парниковых газов – в первую очередь углекислого газа и метана. Связано ли это с деятельностью человека – промышленными и транспортными выбросами, скотоводством, сведением лесов? Большинство ученых считает, что да, по крайней мере, отчасти.

 

Среди самых очевидных последствий глобального потепления – затопление прибрежных районов, в которых сейчас проживает значительная часть населения Земли. Но не исключены и более радикальные сценарии, считает эксперт. Возможным следствием потепления является… глобальное похолодание. Одним из первых на такую возможность обратил внимание российский учёный Алексей Карнаухов из Института биофизики клетки РАН. Механизм довольно сложен: существует опасность, что в результате таяния арктических льдов произойдет частичное опреснение вод Северного Ледовитого океана. Перенос вод с пониженной соленостью холодными течениями Северной Атлантики может привести к разрушению так называемой термохалинной циркуляции, «океанического конвейера», и повороту на юг теплого течения Гольфстрим. Результат – резкое изменение климата за очень короткое время, за десятилетия и даже годы, и наступление очередного ледникового периода, именно такая теория послужила основой сюжета в фильме-катастрофе «Послезавтра».

Другую опасность, альтернативную оледенению, представляет переход глобального потепления в необратимый режим. По оценке того же А. Карнаухова, в этом случае температура на Земле может достичь около 300 °С. Хорошая новость – такое изменение климата заняло бы гораздо больше времени, и несколько сот лет у нас еще есть. К сожалению, мы пока плохо понимаем долгосрочные климатические процессы, так что исключить возможность подобных катастрофических изменений не можем.


 

Генетические войны

 

«Для меня на первый план выходит проблема загрязнения Мирового океана, – признается писатель-фантаст Дмитрий Скирюк, автор романов “Блюз черной собаки”, “Осенний лис”, “Драконовы сны” и других произведений, гидробиолог по образованию. – Водяная оболочка – это “лёгкие”, “печень” и “почки” нашей планеты, а океаны глубоки, но не бездонны.

В последние десятилетия настоящим бедствием стала пластиковая упаковка, которую в огромных количествах производит – и сразу выбрасывает – человек. В странах Африки и Южной Азии горы мусора и запруженные пластиком реки стали обыденной картиной, в океане возникают плавучие мусорные острова. Еще большую проблему представляют разливы нефти и отходы нефтяного промысла. Недавняя катастрофа в Гудзоновом заливе уже повлекла за собой изменение теплового режима Гольфстрима и других атлантических течений и в перспективе способна повлиять на климат Исландии, Британии, Северной Европы и России. Добыча сланцевой нефти и газа сегодня ведется экспериментальными, непроверенными методами с применением опасных реагентов. В результате обширные и вполне благополучные жилые районы оказываются отравленными токсичными выбросами.

Снизилась, но остается высокой угроза внезапного выброса радионуклидов. Не в последнюю очередь это снижение связано с улучшением систем защиты и степени надежности современных ядерных реакторов, отчего строительство АЭС сейчас переживает ренессанс. Однако до сих пор не решена проблема утилизации “горячих” отходов, которые ядерные державы попросту вывозят в страны третьего мира.

 

К середине века остро встанет вопрос перенаселения и связанной с ним нехватки продовольствия и питьевой воды. Возможно, помогут магистральные водопроводы, транспортировка айсбергов, синтетический белок и трансгенные организмы, но в этом случае возникает опасность “генетических войн”, когда одни корпорации конструируют новые урожайные агрокультуры, а их конкуренты создают такие же модифицированные вирусы и вредителей для борьбы с ними и продвижения своих аналогов.

Еще одна проблема, которая в XXI веке может стать чрезвычайно острой, – сокращение лесных площадей и вымирание вследствие этого биологических видов. Вырубка лесов и лесные пожары “наслаиваются” на расширение пустынь и эрозию почвы в Африке и Азии, где люди возвращаются к примитивному подсечному земледелию в результате военных конфликтов и разорения крупных хозяйств.

 

Вообще борьба за чистоту планеты во многом идет сомнительными методами. Интересы добывающих и обрабатывающих компаний ставятся во главу угла, в то время как, например, финансирование служб водной и лесной охраны в России год от года урезается. И пока не будет преодолена коррупция в органах контроля, а распределение финансов для защиты окружающей среды не станет по-настоящему научно обоснованным, надежным и прозрачным, трудно ждать серьезных перемен».

Читать эту статью в онлайн версии журнала "ММ": 

http://www.21mm.ru/?mag=131#024

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика