Светлана
я могу рискнуть
Лучше прочесть одну достойную книгу, чем миллион пустых
Светлана Селиванова
Все записи
текст

Швейная империя

"ММ" №9/84 2012, с. 90
На вопрос «Кто изобрел швейную машинку?» большинство из нас, скорее всего, ответят: «Исаак Зингер». И окажутся абсолютно… неправы! Сам владелец знаменитого швейного бренда любил повторять: «Для меня изобретение не стоит и ломаного гроша. Гроши – вот что меня интересует».

В течение нескольких веков над решением проблемы «скоростного» шитья с переменным успехом ломали головы разные изобретатели. Ближе всех к намеченной цели оказался американец Элиас Хоу (Elias Howe), в 1845 году представивший на суд общественности свой технический шедевр. Его детище могло делать до 300 стежков в минуту. Конечно, искушенного современного потребителя такими показателями не удивишь, но в XIX веке единственным соперником устройства был портной, чья скорость была в 10 раз меньше. Правда, американские производители не оценили изобретение Хоу по достоинству, да и портные предпочитали диковинному аппарату иголку и нить.
Отчаявшийся изобретатель отправился в Англию – центр производства текстильного оборудования, но и там все попытки заинтересовать общественность швейным ноу-хау закончились провалом. Окончательно распрощавшись со своей мечтой и полностью разорившись (создание новых технологий, как вы понимаете, требует крупных вложений), Хоу вернулся в Америку. Каково же было его удивление, когда он узнал, что его детище пользуется невероятной популярностью! Правда, вся прибыль почему-то отправляется в карман некоего мистера Зингера.


***
Первый прототип швейной машинки появился в XIV веке в Голландии, хотя тогда это была скорее швейная машина – столь внушительны были ее размеры. Совершить технический переворот в швейном деле этому агрегату было не суждено. Секрет его создания тщательно оберегался, так что за пределами Голландии о швейной машинке знали только понаслышке, до нашего же времени не сохранились ни чертежи устройства, ни даже имена изобретателей. Остальные немногочисленные попытки создать аналог швейной машинки (ученых в то время больше занимали теологические вопросы) не увенчались успехом. Хотя чертежи подобного агрегата были найдены даже у Леонардо да Винчи. 
Лишь спустя несколько веков, в эпоху захватившего всю Европу научно-технического прогресса изобретатели вновь вспомнили о швейной машинке. В 1755 году в Германии Карл Вейзенталь (Karl Veyzental) создал уникальный аппарат, имитировавший ручные стежки с помощью необычной иглы с ушком для нитки посередине. В 1814 году австрийский портной Йозеф Мадершпергер (Josef Madersperger) догадался переместить ушко к острию иглы (в точности как у современных швейных машин), однако создать собственное устройство ему так и не удалось. Потому появления первой работающей швейной машинки пришлось ждать еще 16 лет – именно тогда Бартоломи Тимонье (Bartolome Timoney) представил миру свое изобретение, дававшее легко распускающийся однониточный цепной стежок. Более того, изобретатель открыл даже собственную небольшую швейную фабрику. Автоматизация труда позволяла рабочим Тимонье справляться с заказами в несколько раз быстрее, чем их конкурентам, по старинке шьющим руками. Но зависть – страшная сила. В скором времени фабрика изобретателя была разгромлена. Он так и не смог возродить свой бизнес.


Айзек, или Исаак, Мерритт Зингер (Isaac Merritt Singer) родился в 1811 году в Нью-Йорке в семье бедных евреев-иммигрантов из Германии. Своим истинным призванием он считал театр, но зрители его мнения не разделяли, поэтому игрой на сцене заработать на жизнь не представлялось возможным. Исаак был вынужден трудиться где придется, что не доставляло ему особого удовольствия. Но, как известно, лень – двигатель прогресса. Зингер без конца пытался изобрести хоть что-нибудь, что сможет облегчить его участь, а при более удачном стечении обстоятельств позволит хорошенько заработать. 
К тому моменту, когда Исаака Зингера большая часть Америки знала как создателя чудо-машины, избавившей женщин от необходимости коротать время в компании иглы и нитки, на его счету было уже несколько изобретений. В 1839 году он запатентовал новую разновидность бура для сверления горных пород и получил за свою идею невероятную по тем временам сумму в 2000 долларов. Ему также приписывают создание усовершенствованной наборной машины. Однако достоверной эту информацию не назовешь, так как взрыв в типографии уничтожил творение Зингера.
В очередной раз неугомонный «Кулибин» оказался на бобах. Но судьба готовила для него настоящий подарок – встречу с Орсоном Фелпсом (Orson Phelps). У того как раз была мастерская, где собирались относительно небольшие швейные машинки, которые, однако, то и дело давали сбой. Кроме того, из-за неудачной конструкции «игла-челнок» нитки в них постоянно запутывались. Зингеру предложили заняться решением этих проблем.

Десять дней изобретатель корпел над чертежами и в итоге предоставил Фелпсу усовершенствованный вариант швейной машинки. Устройство теперь имело прямую иглу, лапку для фиксации ткани и зубчатое колесо, позволявшее ее двигать, а прямолинейное движение челнока заменило круговое (игла двигалась вверх-вниз и перестала обрывать нитки). Чуть позже Зингер снабдил швейную машинку ножной педалью, заменившей ручной рычаг, что позволило работать с тканью двумя руками. Эти нововведения на долгие годы стали основной схемой устройства подобного оборудования. Но для ошеломляющего успеха этого было бы маловато. Главная заслуга Зингера заключалась в грамотном маркетинге новинки. А ведь маркетинг как наука появился только в начале XX века.


Существует красивая легенда о том, что Зингер, в очередной раз наблюдая за мучениями своей жены, вынужденной днями и ночами шить вручную, занялся усовершенствованием швейной машинки, чтобы раз и навсегда избавить ненаглядную от тяжкого труда. Здесь стоит вспомнить биографию любвеобильного американца. После смерти Исаака Зингера на наследство успешного папаши претендовали 23 отпрыска от разных матерей. Так что в сентиментальную привязанность изобретателя к супруге верится с трудом. Скорее всего, распространение трогательных слухов было гениальным пиар-ходом. И это только начало.
Зингер быстро сообразил, что продвигать свою продукцию следует не среди владельцев мастерских, которые использовали труд безропотных швей, а среди обычных женщин. Ведь если удастся их заинтересовать, то они уже сами уговорят мужей на покупку. Тут-то и пригодилось актерское мастерство Зингера. Двухметровый молодой человек, звонко зазывающий публику оценить машину, которая шьет сама, не мог остаться незамеченным на ярмарках и базарах. Восхищенные дамы настойчиво требовали у мужей в срочном порядке приобрести чудо техники.


Однако рекламная акция привлекла внимание не только покупателей, но и Элиса Хоу, того самого неудачливого создателя швейной машинки. Встреча двух «изобретателей», естественно, не сулила ничего хорошего, и в скором времени Зингера вызвали в суд по обвинению в плагиате. Тяжбы длились несколько лет. В итоге было принято решение о создании фонда, распределявшего отчисления производителей машинок между всеми держателями патентов.
Впрочем, Зингер умудрился использовать резкое ухудшение положения дел в свою пользу. В это время он избавился от порядком надоевшего ему Фелпса и обзавелся новым состоятельным партнером и, по совместительству, великолепным адвокатом, Эдвардом Кларком, готовым вложить внушительные суммы в строительство завода для массового выпуска швейных машинок.

Как только все юридические вопросы были разрешены, Зингер развернул крупномасштабную рекламную кампанию. У витрин фирменных магазинов сидели молодые симпатичные швеи, которые не только демонстрировали, как легко и непринужденно можно управляться со швейной машинкой, но словно говорили проходящим мимо дамам: «Будешь пользоваться продукцией Зингера – станешь такой, как мы».
Женских журналов в то время еще не существовало, поэтому информация о швейных машинках размещалась на программках спектаклей, на буклетах с проповедями, которые раздавались прихожанам вместе с другой религиозной литературой в церквях.

Далеко не каждый, даже если и очень хотел, мог выложить 100 долларов за швейную машинку. Ведь средняя зарплата американца в то время была 4 доллара в неделю. И Зингер предложил клиентам уникальную услугу, известную сейчас как hire-purchase (дословно: прокат-покупка; распространенный аналог – лизинг-покупка). Покупательница как бы брала машинку в аренду, ежемесячно выплачивая определенную сумму за ее использование, при этом в любой момент она могла вернуть оборудование обратно либо, погасив оставшийся долг, стать полноправной владелицей техники. Если же клиент был готов обменять товар конкурентов на продукцию компании Зингера, то он получал скидку в 50 процентов.
Но, наверное, самым интересным среди новаторских предложений Исаака Зингера был постпродажный сервис. Раньше, если оборудование давало сбой, его приходилось выбрасывать. Зингер же наладил производство запасных частей. Таким образом, швейная машинка практически становилась «бессмертной».
Он старался недаром. Благодаря стремительно растущему товарообороту меньше чем за 40 лет цена на швейные машинки снизилась до 10 долларов. Стоит ли говорить, что успех предприимчивого американского бизнесмена был ошеломляющим. Уже в 1863 году Singer Manufacturing Company продавала 20 тысяч машин в год, имела 22 патента и капитал 550 тысяч долларов. К 1874 компания «Зингер» выпускала больше половины всех швейных машинок в мире. После себя основатель «швейной» империи оставил наследство в 13 миллионов долларов. И до 1980-х годов его бизнес процветал.

Опасность подкралась со стороны «надежного тыла». Женщины, о чьем благополучии так заботилась компания, перестали шить дома, а значит, и нуждаться в продукции Зингера. Возможно, обладай хоть один наследник швейного магната такой же коммерческой жилкой и страстью к деньгам, империя удержалась бы на плаву… Но нет, к концу 2000 года компания официально признала себя банкротом.


***
Махатма Ганди называл швейную машинку Зингера «редкой полезной вещью, которую смогли изобрести люди». И, призывая соплеменников к бойкоту иностранных товаров, сделал едва ли не единственное исключение для продукции Singer.

***
Айзек Зингер и Эдвард Кларк недолюбливали друг друга, поэтому ни один не хотел видеть другого президентом компании Singer Manufacturing Company. Именно «Зингеру» пришлось первому в истории прибегнуть к помощи наемных топ-менеджеров.


***
Конкурировать с профессиональным оборудованием современных фабрик даже самой хорошей швейной машинке не под силу, объясняет технолог компании Manwill Галина Федоровна Евдокимова:
«У нас есть машина, которая сама «шьет» прорезные карманы в рамку, необходимо лишь задать размеры. Другая пришивает пуговицы: на одну пуговицу уходит всего несколько секунд. Третья делает петли – размер подбирается автоматически под пуговицу, можно и декоративные петли делать, без прорези. Одним из главных этапов пошива мужского пиджака или пальто является дублирование определенных деталей клеевыми прокладочными материалами для создания устойчивой формы отдельных участков изделия. Сделать это качественно вручную, с помощью утюга практически нереально, для этих целей существует специальное оборудование. Оно автоматически учитывает состав ткани, правильно подбирает необходимое количество клея, температуру, давление… К тому же, когда пиджак уже готов, его необходимо хорошо отутюжить. Только профессиональные прессы могут придать готовому изделию определенную форму, соответствующую фигуре человека».

Читать эту статью можно в онлайн версии журнала "Машины и механизмы": http://www.21mm.ru/?mag=84#090


Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика