Станислав
я могу придумывать истории
Станислав Романов
Все записи
текст

На берегу тёмно-зелёного моря

Мой скучный мир: длинные пустые коридоры, стерильный белый свет, все системы функционируют исправно. За окнами вечная ночь. И чёрная звезда, определившая мою судьбу…


Падение.

Кажется, оно длится годы.

Я растворяюсь в своем одиночестве, таю, становлюсь все меньше и меньше. Исчезаю.

Мой скучный мир: длинные пустые коридоры, стерильный белый свет, все системы функционируют исправно. За окнами вечная ночь. И чёрная звезда, определившая мою судьбу…

Здесь тихо. Тишина приучила меня не нарушать этот вечный покой. Иногда я вспоминаю музыку, которую слушал раньше. Она звучит только у меня в голове – Yeah, I`ve been watching me fallГолос как натянутый нерв, тяжёлые гитарные риффы. Пароксизм отчаяния.

Порой отчаяние становится невыносимым. Тогда я ухожу…


 

…волна за волной, волна за волной…

Тёмно-зёленое, как малахит, море. Небо – синее и гладкое, словно ламинированное пластиком.

Её волосы были как солнце – огненно-рыжие. И кожа цвета меди. В глазах отражалось море.

Море волновалось.

А мне так хотелось, чтобы она была счастлива. Как был счастлив я. Это чувство переполняло меня, и все вокруг было совсем особенным: море, небо, солнце. И мне казалось, что я тоже стал особенным, что я могу все, что угодно. Могу желать несбыточного.

– Я всё сделаю для тебя, – сказал я. – Всё, что захочешь.

– Правда? – Она очень хотела поверить мне. И чего-то боялась.

– Конечно.

– Я хочу, чтобы ты был со мной.

Я обнял её, поцеловал.

– Я с тобой.

– Всегда был со мной, – горячо прошептала она. – Вот так, как сейчас. Всегда-всегда-всегда. Я боюсь, что ты вдруг исчезнешь, уйдёшь…

– Куда же я уйду?

– Ну… ты ведь иногда уходишь.

– Но я же возвращаюсь.

– Я боюсь, что однажды…

Я ощутил что-то, чего никогда не испытывал раньше. Боль. Особенную боль где-то под сердцем.

– Почему ты плачешь? – спросила она, взглянув мне в лицо. – Из-за того, что я сказала?

– Это просто брызги, – улыбнулся я, смахнув слёзы.

Она схватила меня за руку, поднесла ладонь к своим губам, лизнула.

– Солёные…

– Я буду с тобой, – сказал я, задыхаясь. – Всегда…


Желать несбыточного.

Остановить мгновение.

Наверное, я бы смог – если бы смог остановить сердце.

Только мне это не позволено…


Сламбер. Все та же старая штука – бегство от реальности. Подключаешься – и входишь в реку воспоминаний снова, и снова, и снова…

Иногда мне кажется, что от него только хуже.

Но что ещё мне остается, кроме залитых искусственным светом пустых коридоров и непроглядной тьмы за окнами?

Я смотрю в эту тьму, смотрю до боли в глазах и вижу тёмно-зелёное море, ветер гонит волну за волной, бросает солёные брызги в её мокрое от слёз лицо. Она стоит на берегу, её платье трепещет, словно белый флаг. Она смотрит на горизонт, туда, где зелёное море соединяется с синим небом; её губы шевелятся. Я слышу её голос:

– Всегда-всегда-всегда. Ты обещал…

Обещал. Но не сдержал обещания…


Я хотел бы сказать, маяк дал мне искаженный сигнал.

Я хотел бы сказать, чёрная звезда захватила меня в плен.

Я хотел бы сказать, прости...


До неё, стоящей на берегу тёмно-зелёного моря, бездна световых лет.



Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK