Сергей
я могу ?
?
Сергей Яковлев
Все записи
текст

700 км на собаках – не крюк

"MM" № 5\128 2016, с.72

В феврале 2016 года по Карелии и Архангельской области прошла необычная экспедиция – «Онежское Поморье 2016», в которой повезло участвовать и мне – в качестве фотографа. Знаменитые путешественники Федор Конюхов и Виктор Симонов преодолели на собачьих упряжках более 700 км северного зимнего бездорожья, чтобы побывать в краю поморов, проложить новый туристический маршрут и испытать себя перед грядущим большим путешествием.

 

Российский путешественник (а также писатель, художник и заслуженный мастер спорта СССР по спортивному туризму и капитан дальнего плавания) Федор Конюхов за 50 лет путешествий совершил четыре кругосветных плавания, 15 раз пересек Атлантику на парусных яхтах и один раз на весельной лодке, первый из россиян поднялся на высочайшую вершину каждого континента и достиг пяти полюсов планеты: Северного, Южного, Полюса относительной недоступности в Северном Ледовитом океане, покорил полюс высоты — гору Эверест и полюс яхтсменов – Мыс Горн.

 

Виктор Симонов — путешественник и полярный гид, каюр, мастер спорта по лыжному туризму, семикратный покоритель Северного полюса и руководитель единственного в России питомника чукотских ездовых собак, а также организатор первых в России международных гонок на собачьих упряжках на средние дистанции «По земле Сампо». 

 

Экспедиция стартовала 10 февраля из Петрозаводска, откуда через леса и болота Водлозерского национального парка добралась до северного города-порта Онеги. Здесь завершился карельский и начался архангельский этап, к которому я и присоединился.

Кроме меня, присоединились мотострелки, которые испытывали армейские снегоходы при движении на дальние расстояния и заодно охраняли экспедицию.

Впереди нас ждали старинные поморские деревни, маяки и суровая природа – 400 км пути по «Онежскому Поморью», самому молодому национальному парку в России.

 

16 февраля мы стартовали из Онеги и прямо по реке поехали в Белое море на остров Кий, где в XVII веке спасся, потерпев бедствие у скал, иеромонах Никон – будущий патриарх, разделивший русскую церковь на два непримиримых лагеря – староверов и никонианцев. Как и Никона, нас ждало небольшое приключение: пришлось на скорости перескакивать небольшую полынью, подхватив собак на мотобуксировщики.

 

Главное неудобство, которое встречалось на нашем пути – деревенские псы: они защищали свои деревни, а мы их – от наших ездовых собак. Шутка ли – 16 тренированных псов против четырех-пяти деревенских лаек и дворняг! Так что в деревни мы входили «свиньей», то есть  клином, оттесняя деревенских сторожей снегоходами. Зато в каждом поселке нас ждали местные жители, которые хотели познакомиться с именитыми путешественниками.

 

Об особенностях путешествий на собаках можно почитать в «ММ» № 11 за 2014 г., где опубликовано интервью с Виктором Симоновым. – Ред.

 


Дневной привал. Наши собаки – хаски, чукотские и таймырские ездовые – отдыхают, свернувшись на снегу калачиком. В этой экспедиции они узнали, что такое двигаться по тайге, лавируя между деревьями, – это для них непривычно.

В середине дня собаки получают небольшое лакомство-подкрепление, а основная кормежка лишь вечером: всего 500 г сухого корма.

Кстати, среди наших ездовых был легендарный пес Черке – единственная в мире собака, которая прошла через всю Арктику, побывала на Чукотке, Таймыре и Шпицбергене, в Гренландии и Норвегии.

 


А это тоже собаки, правда, механические. На них мы преодолели весь путь по национальному парку. Первые образцы мотособак, или мотобуксировщиков, появились в 1970-е годы именно на севере, в Архангельске, благодаря идее Анатолия Васильевича Фомичева. Заядлый рыбак и охотник, опытный буровик и знаток Крайнего Севера, он решил сделать собачью упряжку, где собак заменит двигатель внутреннего сгорания. Первый двигатель был самым простым, от бензопилы «Урал» (около 5 л.с.), его установили на раму от саней с самодельной резиновой гусеницей между полозьями. Такая мотособака могла тянуть за собой до 100 кг груза, а управлять ею должен был человек на лыжах. В 1990-е годы изобретение Фомичева стало общедоступным.

 

Поморы – люди промысловые. Летом ловят рыбу по-крупному: неводами, сетями, рюжами. Зимой тоже без дела не сидят, рыбачат на озерах и в Белом море.

 


История у них длинная, тянется с XVI века, а вот численность сегодня совсем небольшая: переписчики в 2010 году зафиксировали чуть более 3000 человек, среди них в Архангельской области — 2000. В каждой деревне свой способ лова и свои секреты. Вот это, например, кибас – грузило для сетей: обычный камень, оплетенный берестой. Во многих деревнях кибас считается домашним оберегом.


 

Шатровый храм – памятник деревянного зодчества. Это Никольский храм в деревне Пурнема Онежского района (Архангельская область), самая древняя сохранившаяся церковь на берегах Белого моря: ее построили в 1648 году, и она выстояла до наших дней без особых утрат.  


 

Этот чугунный крест – главная достопримечательность деревни Лямцы, одной из самых  труднодоступных деревень Архангельской области (летом путь до нее возможен только морем, а зимой на снегоходе).

 

Крест установлен в память о  событиях Крымской войны, когда здесь дважды высаживался английский военный десант. В первый раз жители, испугавшись, оставили деревню, а моряки «обменяли» на три монеты весь деревенский скот. Во второй раз лямчане вооружились древними ружьями и пушкой и дали неприятелю отпор, за что в течение ночи были обстреляны корабельной артиллерией, но все же вынудили англичан вернуться на корабль, а потом уйти в море. Как гласит надпись на кресте, с англичанами сражались всем миром: крестьяне, архангельский мещанин, местный священник и дьяк, и, «несмотря на продолжительное бомбардирование, из защищавших ранены только дьячок Изюмов, и самое селение пострадало весьма мало». 33 ядра, собранных после обстрела, лежат в основании памятника.

 

А вот деревню Пушлахту за год до этих событий (11 июля 1854-го) англичане сожгли дотла. Но ее полностью отстроили. Сейчас это тоже одно из труднодоступных мест Архангельской области, зимой добраться сюда можно только на снегоходе. Пушлахта расположена в защищенном от всех ветров заливе – губе. Беломорцы по-северному называют губы «лахтами».


 

За день мы проходили от 50 до 80 километров. Мотособаки могут разгоняться до 40 км/ч, но средняя скорость собачьей упряжки – около 8 км/ч. С учетом дневного привала, суточный переход занимал у нас от 7 до 12 часов.

 


А это Чесменский маяк, который стоит на самой высокой точке Онежского берега Белого моря. Ему 117 лет, и он действующий. Смотритель маяка – Валентин Шапкин, житель Пушлахты.

Маяк назван в честь Чесменского сражения 1770 года, когда русский флот одержал победу над турецким. Здесь сохранилось старинное оборудование, вахтенные журналы и интерьеры жилых комнат маячных смотрителей. Подробнее о разных маяках мира читайте в «ММ» № 9 за 2015 г. – Ред.



На побережье Белого моря множество промысловых изб. Называют их «тонями». Такие места – надежный приют и ночлег для рыбаков и путешественников. Рядом с избами стоят деревянные распорки для сушки сетей, на берегу ждут сезона северные лодки-карбаса.

 


Так зимуют на поморских тонях лодочные якоря.

 

Губа Конюховка – родина деда Федора Конюхова. Конюхов рассказывает, что его прабабка была не местной, не из поморок, говорила непонятно и быстро. «Из саамов или корел считали ее», – говорит он. Возможно, она была норвежкой, так как поморы часто ходили в те земли, а норвежцы к нам. В XIX веке много норвежцев приняли российское подданство и осели в Архангельской губернии.

В советское время здесь неподалеку было Конюхово – поселок спецпереселенцев: в 1932-1954 годах здесь жили раскулаченные ссыльные с Поволжья и юга России: казаки, татары, украинцы, поволжские немцы. Их поселили практически в чаще, у маленького озера, где южане быстро  построили дома, разбили пастбища и огороды и научили поморов выращивать овощи.



Это путешествие Конюхова и Симонова практически совпало со столетием первого русского заповедника (он появился в декабре 1916 года в Бурятии), так что привлечение внимания к охраняемым территориям стало еще одной «попутной» целью экспедиции. Но главное – это был тренировочный этап перед большим трансарктическим переходом, который намечается на февраль-июнь 2017 года и тоже пройдет на собачьих упряжках. Стодневный маршрут: Россия – Северный полюс – Канада, остров Уорт Хант.  


Читайте статью в онлайн версии журнала "ММ": http://www.21mm.ru/?mag=128#072


Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика