Сергей
я могу творить
Не теряй времени, его и так осталось мало.
Сергей Шклюдов
Все записи
текст

Не вышедшие в тираж

"ММ" №6/117 2015, с. 90
Советская и наследовавшая ей российская автомобильная промышленность – это не только заводы, выпускающие десятилетиями подряд «коробки» одинакового дизайна. Если порыться в архивах, то мы увидим, что отечественное автомобилестроение вполне могло идти в ногу со временем, а советские инженеры и дизайнеры (как из государственных КБ, так и самоучки) – удивлять дерзостью мысли и новаторскими разработками. Иногда они даже обгоняли свое время, могли из «жигулей» собрать «ламборгини», космический «компактвэн» или электромобиль. Однако каждый раз штучная разработка не попадала в серию. 



1. Спортивный сталинец. ЗИС-Спорт 



1939 год. Нильс Бор объяснил деление ядер урана, гражданская война в Испании закончилась победой фашистов, Третий Рейх и Советский Cоюз делят Польшу и Прибалтику, положив тем самым начало Второй мировой войне.

В это время в Москве группа молодых инженеров под руководством дизайнера Виктора Росткова из Экспериментального цеха Завода им. Сталина (ЗИС, позднее – им. Лихачева, ЗИЛ) создает один из первых в СССР спортивных автомобилей. На платформе «советского лимузина» ЗИС-101 был собран двухместный ЗИС-Спорт. Под капотом пряталась 141 л. с., способная разогнать его до 162 км/ч. Деньги на опытный образец нашлись благодаря бюрократической уловке – авто «пропихнули» в список подарков к 20-летию Комсомола. Ивану Лихачеву, в те годы народному комиссару среднего машиностроения, удалось представить автомобиль Сталину и получить одобрение вождя. Почти шестиметровое «буржуазное развлечение» с восьмицилиндровым двигателем, гипоидной главной передачей и даже «тещиным местом» – дополнительным открытым сиденьем в задней части кузова – должно было пойти в серию. Однако Великая Отечественная война помещала этим планам. Опытный и единственный образ ЗИС-Спорта не был эвакуирован из Москвы и в итоге сгинул в недрах запасников Автозавода им. Сталина. 



2. Квадратная Белка. НАМИ-050 «Белка» 


1955 год. Уинстон Черчилль уходит из политики, в Париже издан роман Владимира Набокова «Лолита», в Советском Союзе создан космодром Байконур и открыт для посещения Московский Кремль. 

Всего два года прошло после смерти Сталина, а Оттепель уже дышит полной грудью. Авангардные и нестандартные технические приемы проникают во все сферы жизни. Не стоит в стороне и автомобилестроение. В 1955 году НАМИ (Научный автомоторный институт) и Ирбитский мотоциклетный завод объявили о создании первой в стране малолитражки, которая первоначально мыслилась как «машина для ветеранов войны» и должна была быть оснащена двигателем от тяжелого мотоцикла М-72. Идея создания малогабаритного «вагончика» принадлежала заместителю директора Ирбитского завода Федору Реппиху, поддержанному ведущими конструкторами НАМИ, в том числе великим Юрием Долматовским. Было выпущено несколько образцов «Белки», в том числе и сельскохозяйственный, без дверей и с тентом. При объеме двигателя в 746 см3 и мощности в 20 л. с. «Белка» весила всего 640 кг и могла разгоняться до 76 км/ч. Долматовский вспоминал, что кузов для опытных образцов малолитражки, из-за отсутствия квалифицированных жестянщиков, пришлось выковывать цыганам из стоящего под Ирбитом табора. Привезенная в Москву «кустарная» «Белка» получила в целом положительные отзывы, и в 1957 году на Совете министров рассматривался вопрос запуска автомобиля в серию. Но в ходе устранения технических недоработок проект «затерся» и в итоге реализован не был.



3. Ты туда не ХАДИ. ХАДИ-2 


1961 год. Юрий Гагарин и Герман Титов друг за другом летят в космос, Джон Кеннеди становится президентом Соединенных Штатов, тело Сталина выносят из мавзолея. 

Начинаются 60-е, которые в автомобилестроении ознаменовались экспериментами со стеклопластиком. Группа инженеров из Харьковского автодорожного института (ХАДИ) создает экспериментальную легковушку, четырехметровый родстер (двухместный спортивный автомобиль) без дверей и с огромными «глазами», чей кузов полностью выклеен из стеклоткани. Большинство деталей в спорткаре было позаимствовано у «Москвича-407», вышедшего в 1958 году. Крыша или тент не предусматривалась. В 1962 и 1963 годах «ХАДИ-2» демонстрировался на ВДНХ как достижение автомобилестроения СССР и Украинской ССР. Благодаря легкости конструкции и двигателю М-72 автомобиль мог разгоняться до 100 км/ч. Будучи официально зарегистрированной и даже получив номерные знаки, разработка харьковских инженеров не пошла в серию – то ли из-за экономии государственных средств, то ли из-за чрезмерной экстравагантности. 



4. Шик на экспорт. «Москвич-Турист» 


За несколько месяцев до «дворцового переворота» поступает в продажу новая массовая модель отечественного автомобиля «Москвич-408», один из первых советских авто, которому предполагалось сделать экспортную версию, для продажи в Европе. Так появился купе-кабриолет «Москвич-Турист». Бонтонный автомобиль, выпущенный всего в двух экземплярах, обладал уникальной системой электронного впрыска топлива, благодаря которой имел максимальную скорость около 130 км/ч и разгонялся до 100 км/ч за 24 секунды. Объем двигателя «Туриста» равнялся 1,4 л, такой же, как у старшего брата «Москвича-408». Алюминиевый кузов существенно снижал вес автомобиля. Единственным крупным недостатком двухдверного «Туриста» был огромный пластиковый тент. Его невозможно было установить или снять в одиночку, он не помещался в багажнике, и хранить его можно было только в гараже. Видимо, для европейцев подобная проблема стала бы нерешаемой, поэтому «Турист» так и не был запущен в тираж, даже малыми сериями. Ни один из двух опытных образцов не дошел до наших дней.



5. Хрущевка в шашечку. ВНИИТЭ ПТ 


1966 год. В Москве проходит суд над писателями Синявским и Даниэлем, группа советских атомных подводных лодок совершает кругосветное путешествие без всплытия на поверхность, длившееся полтора месяца, человеком года признан «Бэби-Бумер». 

На излете Оттепели в СССР еще продолжают думать над кардинальным изменением городской среды. Важной вехой на этом пути могло стать появление первого советского минивэна, специализированного под службу такси, – ВНИИТЭ ПТ, что расшифровывалось как Всесоюзный научно-исследовательский институт технической эстетики Перспективное Такси. За глаза Перспективное Такси называли «хрущевкой на колесах». В четырехметровом однообъемном «вагончике» помещалось четыре пассажира, в салоне можно было вытянуть ноги, или же вкатить детскую коляску. Закрывался салон электрической дверью, вторая дверь была водительская. Главным недостатком нового такси было сильно вынесенное вперед место водителя, что в случае аварии делало огромным риск летального исхода. Странным было расположение фар – за номерным знаком. Дизайнером ПТ выступил все тот же Юрий Долматовский, оснастивший авто двигателем от «Москвича-408», благодаря чему облицованный стеклопластиком автомобиль мог разгоняться до 105 км/ч. Увы, инженеры Института технической эстетики так и не смогли довести первый проект советского такси до ума. ВНИИТЭ ПТ остался опытным образцом, а городские службы такси стали использовать в своей работе стандартные конвейерные «Волги». Сегодня Перспективное такси находится в Военно-техническом музее в Черноголовке. 



6. Лошадь для гольфа. ВАЗ-1801 «Пони» 


В Советском Союзе идет лихорадочная подготовка к проведению московской Олимпиады-80. В стране, где никогда не играли в гольф, осознали необходимость создания маленького и удобного «гольф-мобиля», для того чтобы перевозить по территории олимпийских объектов гостей и участников соревнований. В результате был создан ВАЗ-1801, получивший имя «Пони», – советский открытый четырехместный электромобиль. Пластиковый кузов и 380 кг аккумуляторов обеспечивали запас хода в 140 км и максимальную скорость 90 км/ч, ограниченную до 70 км/ч, так как пассажиров в открытом салоне не держало ничего, кроме ремней безопасности. К Олимпиаде успели собрать, но не успели протестировать только два опытных образца. К работе обе машины приступили лишь на выставке Экспо-84. Тогда же «Пони» вызвала большой интерес у французских предпринимателей, которые были готовы закупить партию электромобилей для обслуживания работ на строительстве тоннеля Ла-Манш, по цене от 10 000 долларов за штуку. Однако советская сторона не смогла быстро организовать производство «Пони», и советский электромобиль так и не ушел в серию. Один экземпляр, пережив пожар, оказался в музее ВАЗа, второй был передан стадиону Волжского автозавода в качестве медицинского автомобиля для эвакуации с поля травмированных игроков. 



7. Ухтинский итальянец. «Панголина» 


А в Республике Коми местный инженер-электрик Александр Кулыгин собирает «Панголину» – ухтинский «ламборгини». Самодельные колеса, дворники от «Икаруса», начинка от «Жигулей», легкий кузов из стеклопластика, гидравлический «колпак» вместо дверей, перископ вместо зеркала заднего вида. Настоящее чудо самостроя, которое в любой другой стране быстро попало бы в серийное производство. В Москву «Панголину» доставляли поездом, так как советские дороги могли легко угробить «итальянца». Благодаря легкому кузову и продуманной аэродинамике «вазовский» двигатель разгонял «Панголину» до 180 км/ч. Советский суперкар успел поучаствовать в нескольких автопробегах и выставках, но для получения государственного номера пришлось изъять из конструкции автомобиля множество «эпатажных» приспособлений типа перископа и самодельных колес. В 90-х «Панголина» попала в аварию, и ей пришлось удалить часть крыши. Сегодня «ухтинский ламборгини» находится в частной коллекции и не выставляется. 



8. Обогнавшая на 10 лет. «Охта» 


Автолюбители СССР, тем временем, собирают компактвэн, получивший название «Охта». Первым в мире «универсалом повышенной вместимости» считается автомобиль «Рено Сценик», выпущенный в 1997 году. За десять лет до французов в аэродинамической трубе Ленинградского политехнического института проходит последние испытания «Охта». На «вазовской» основе был поставлен кузов из пластиковых панелей на металлической раме, полностью пригодный для автоматической конвейерной сборки. Семиместный салон с тремя рядами кресел мог легко трансформироваться: передние сиденья разворачивались на 180°, средние складывались в столик, при сложенных сиденьях получалось несколько спальных койко-мест. Кресла так же легко снимались, и «Охта» из микроавтобуса могла превращаться в фургон. Передовой, даже по мировым меркам, была примененная в «Охте» технология мультиплексной электропроводки (все провода сведены в один кабель, проходящий через весь автомобиль). «Охта» посетила множество салонов и выставок, стала звездой Женевы-88. В 90-е годы «Охта» не смогла вернуться в Россию из-за проблем на границе, коррумпированные таможенники потребовали заплатить за нее пошлину как за иномарку. В нулевые годы «Охта» вернулась домой, но только ради того, чтобы быть выпотрошенной и разворованной и сгнить в неизвестном гараже. 



9. Автопоезд перемен. МАЗ-2000 «Перестройка» 


Перестройка дала путевку в жизнь множеству новаторских идей. За несколько лет до краха СССР белорусскими инженерами был совершен прорыв в сфере строительства грузовиков. В 1988 году собран автопоезд «Перестройка». Грузовик отличался не только ярким дизайном, но и множеством технических находок, не зря его назвали «грузовиком XXI века», отсюда и название «МАЗ-2000». «Перестройка» же – не только дань времени, но и принцип работы автопоезда, который может «перестраиваться» по ходу движения, в зависимости от необходимости. Фактически, каждый новый присоединенный «модуль» (прицеп) являлся самостоятельным грузовиком, который находится на «связи» с кабиной автопоезда. Она, в свою очередь, не отделена от первого модуля. В результате этого экономилось множество свободной площади. Исходная длина автопоезда была 14 м (но при необходимости могла увеличиваться до бесконечности), вес «впустую» – 12 т, полезная нагрузка – до 41 т, предельная скорость с 20 т груза – 120 км/ч. Было собрано два опытных образца, один из которых демонстрировался на московской, а второй – на парижской выставке. Успех был ошеломляющий. Тут же было решено запустить «Перестройку» в серию и для начала собирать около 1000 машин в год. Крах Советского Союза сделал серийное производство невозможным, некоторые идеи «Перестройки» были заимствованы европейскими производителями. В 2004 году один из двух опытных образцов пустили на металлолом, второй опытный образец в 2010 году установили у центральной проходной Минского автозавода в качестве памятника.



10. Папа Ё-мобиля. «Протон» 


2002 год. В Венесуэле президент Уго Чавес вернул себе власть через сутки после переворота, в Европе – крупнейшее за 100 лет наводнение, в Москве – «Норд-Ост». 

Инженер Владислав Кравчук доказал, что можно своими руками собрать недорогой электромобиль и свободно эксплуатировать его на московских улицах. Желтая коробка из стеклопластика на базе кузова 30-летней давности получила название «Протон». Поставив под капот семь итальянских аккумуляторов и соединив их с двигателем от болгарского погрузчика, Кравчук сделал то, что не смог сделать в течение четырех лет миллиардер Прохоров. Испытания «Протон» прошел на МКАД: путь в 118 км электромобиль проделал за 2 часа, варьируя скорость от 40 до 110 км/ч, затратив на это 85 % ресурса батарей. Получился экологически чистый и финансово привлекательный транспорт. Массовое производство «Протона» еще ждет своего инвестора, пока же автомобиль Кравчука – единственный в своей серии. Сегодняшнее его местонахождение неизвестно.


Читать эту статью в онлайн версии журнала "ММ": http://www.21mm.ru/?mag=117#090 

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика