Радиф
я могу меняться
никаких девизов
Радиф Кашапов
Все записи
текст

Лингвистический конструктор

"ММ" №9/84 2012, с. 50
Человечеству мало языков, созданных мировыми цивилизациями. Оно конструирует новые. И если появление языков для работы с компьютерами и записи данных объяснимо, то что движет людьми, которые разрабатывают совершенно новую лексику и грамматику?


В зависимости от целей создания искусственные языки подразделяются на несколько видов:
Языки программирования и компьютерные языки, необходимые для автоматической обработки информации с помощью ЭВМ (Java, Pascal, C++ и т.д.).
Информационные языки, использующиеся в различных системах обработки информации (SC, SCP, SCL и т.д.).
Формализованные языки науки, предназначенные для символической записи научных фактов и теорий (в математике, логике, химии и других науках).
Языки несуществующих народов, сконструированные в беллетристических или развлекательных целях (клингонский, квенья, нави и т.д.).
Международные вспомогательные языки, создаваемые из элементов естественных языков и предлагаемые в качестве вспомогательного средства межнационального общения (эсперанто, волапюк, интерлингва и т.д.).

На искусственных языках говорят либо энтузиасты (эсперанто, волапюк), либо герои романов и фильмов, а также их поклонники (клингонский, квенья, нави). Каждый новый язык нас привлекает тем, что он является ключом в другой мир. Придуманные международные вспомогательные языки создают новую культуру. Автор же фантастической «мовы», проведя значительное время за письменным столом, может сотворить целую вселенную. Изучение подобного языка – своеобразная проверка на преданность движению. Принадлежность к тому или иному народу (а в данном случае, очевидно, к субкультуре) часто определяется по тому, на каком наречии человек изъясняется. Назвался эльфом – говори на эльфийском, хочешь увериться, что являешься персонажем сериала «Звездный путь» (Star Trek) – штудируй клингонский. Язык словно дресс-код.

Клингонский язык – маркетинговая удача и пример серьезного подхода к делу. Это вам не пара шипящих фраз на «змеином» в «Гарри Поттере». Режиссер Леонард Нимой (Leonard Nimoy) и сценарист-продюсер Харви Беннет (Harvey Bennett) хотели, чтобы клингоны, выдуманная инопланетная цивилизация воинов, говорили на внятном языке, а не просто бурчали что-то себе под нос. В 1982 году компания Paramount Studios связалась с лингвистом Марком Окрандом (Marc Okrand), защитившим в 1977 году докторскую диссертацию в Калифорнийском университете по грамматике языка североамериканских индейцев племени мутсун, с просьбой создать язык, который был бы мало похож на те, что знакомы большинству зрителей. Окранд намеренно нарушал общие для существующих говоров правила, чтобы речь была максимально «нечеловеческой». Есть звук «в», но нет «ф», а звук «д» совсем не похож на «т». Был выбран самый странный порядок слов – предложения начинались с дополнения. (Например, «Мяч пнул мальчик» – что для носителей английского чудовищная конструкция, ведь в последнем нет падежей существительных, которые могли бы указать на субъект и объект действия, независимо от порядка слов – прим. ред.) Кроме того, отсутствовали традиционные слова приветствия – они оказались клингонам не нужны. Эксперты говорят, что изобретение калифорнийца имеет много схожего и с древним литературным языком Индии – санскритом. Письменность клингонов была сконструирована на основе тибетской – за характерное преобладание острых углов. 
Сегодня у желающих выучить «звездный» язык есть все необходимое. Институт клингона (The Klingon Language Institute, KLI), появившийся в 1992 году в штате Пенсильвания при поддержке Paramount, издает учебники, переводы классики на вымышленный язык и даже научный журнал. Окранд по необходимости добавляет в язык новые слова. Словарь клингонского впервые был опубликован в 1985-м, теперь он доступен даже в приложении для iPhone. Также работают страница «Википедии» и поиск Google на клингонском. На основе этого искусственного языка разработали язык программирования Var'aq. На клингонском общаются гики (от англ. geek – человек, увлеченный технологиями, в том числе компьютерными) из сериалов «Теория большого взрыва» и «Чак», фильма «Пол». На него перевели эпос «Гильгамеш», «Гамлета», «Много шума из ничего» (в ответ на реплику из фильма «Звездный путь VI: Неоткрытая страна»: «Вы не поймете Шекспира, пока не прочтете его в оригинале на клингонском») и «Дао Де-Цзин», поставили «Рождественскую историю» Диккенса, а также упомянутые пьесы Шекспира. 


Но все же клингон – язык медийный, киношный, и подтверждает это наличие в нем шуточных аллюзий. Скажем, слово «пара» – это chang'eng (чангэнг), намек на знаменитых сиамских близнецов Чанга и Энга Банкеров (Chang, Eng Bunker).
Окранд, кстати, в 2001 году придумал еще один голливудский язык – атлантский, для мультфильма «Атлантида: Затерянный мир». Он должен был быть мягким и приятным праиндоевропейским языком. Интересно, что главный герой картины – ученый-лингвист Майло – похож на Окранда.

Для фильма Джеймса Кэмерона (James Cameron) «Аватар» также был создан особый язык – нави. Его разработал профессиональный лингвист из Университета Южной Калифорнии Пол Фроммер (Paul Frommer). Он вдохновлялся австралийскими и полинезийскими языками. У нави, как и у клингонского, агглютинативная грамматика (от лат. agglutinatio – приклеивание; образование грамматических форм и производных слов происходит путем последовательного присоединения к корню или основе слова грамматически однозначных аффиксов). Здесь есть редкие звуки, распространенные в аварском (язык, имеющий хождение в Дагестане – прим. ред.) и осетинском. Фроммер хотел создать язык, где значение менялось бы в зависимости от тона или долготы гласных, но режиссер отдал предпочтение гортанным звукам. В словаре нави всего 500 слов.

У подобных киноязыков (а также у эсперанто, волапюка, интерлингвы и прочих) есть один важный недостаток – у них нет истории. Непонятно, каким был клингонский до того, как его милитаризованные носители попали на экран. Его легко выучить, потому что он, по сути, дегуманизированный машинный код XXIII–XXIV веков, главное в котором – фонетика и грамматика без какого-либо развития.
Эльфийский квенья, разрабатывавшийся многие годы создателем «Хоббита», «Властелина колец» и «Сильмариллиона» Джоном Рональдом Руэлом Толкином (John Ronald Reuel Tolkien), освоить трудно. Дело в том, что язык этот развивался и в книгах, и в реальной жизни. Для профессора-сказителя важна этимология (происхождение) слов, каждое из которых – произведение искусства, складывающееся сотни лет. Квенья – это несколько форм языка, появившихся в историческом развитии. У него есть предок – протоэльфийский (квендерин), два стиля – церемониально-научный (пармаквеста) и разговорный (тарквеста, с двумя диалектами: ваньярин и нолдорин). В Третью эпоху Средиземья квенья стал употребляться для документов и названий, тогда как самым популярным стал синдарин – язык серых эльфов из племени тэлери. Во «Властелине колец» именно его называют эльфийским.
Сам Толкин в своей лекции, прочитанной в Оксфорде в 1931 году, говорил: «В историческом языке, естественный он или искусственный, слова никогда не творятся из ничего». 


В целом Толкин разработал около 20 языков, включая 15 эльфийских. Он даже придумал термин для языкового конструирования – глоссопейя (Glossopoeia). А началось все, когда Толкину было 13 лет, с создания юмористического звукозаменяющего шифра невбоша (англ. nevbosh – новая бессмыслица); далее появился настоящий искусственный язык наффарин, следы которого можно найти и в более поздних лингвистических изысканиях. Толкин был успешным специалистом по английской филологии и большим знатоком языков вообще. Истории же он начал сочинять потому, что понял: помимо звуков, слов и правил языку необходимо «местообитание». Без «милых» лингвистических забав Толкина не было бы никакого Средиземья.
Первый список слов на квенья был составлен в 1915 году, фонетика с тех пор особо не изменилась. В практически законченном виде язык появился в 1930-х годах, но даже во время публикации «Властелина колец» в него вносились изменения (так что некоторые тексты — словно русский и старославянский). По словам сына писателя Кристофера, для Толкина квенья был «языком его сердца». Он основывался на латыни с вкраплениями самых красивых, по мнению автора, языков – финского и греческого. В нем практически нет заимствованных слов. И он действительно невероятно певуч.

У квенья сложная фонетика, в раннем варианте – 16 гласных, 8 дифтонгов (сочетания двух гласных, обе из которых произносятся, но первая, как правило, звучит чуть дольше), 36 согласных, в позднем – 10 гласных, 6 дифтонгов, 25 согласных. Звуки можно сочетать по определенным правилам, поэтому среди миллионов толкинистов немало людей, которые создают группы с эльфийскими названиями и поют песни на квенья, синдарине и других говорах загадочного мира. Толкин отмечал: «Несомненно, главный источник удовольствия – созерцание связи между звучанием и значением. Можно отметить, что сродни этому – величайшее наслаждение, какое иногда получает человек при знакомстве с поэзией или изысканной прозой на иностранном языке, который он либо только-только начинает постигать, либо уже достаточно хорошо знает».
Помимо лексикона, Толкин создал вымышленное социолингвистическое исследование “Lhammas” о появлении и развитии квенья, причем в разных вариантах предлагались и разные версии, а также приложение к «Властелину колец» и эссе «Квенди и эльдар» (Quendi and Eldar).
Кинотрилогия Питера Джексона (Peter Jackson) усилила интерес к квенья – его, к примеру, официально начали преподавать в мужской школе Бирмингема «Тервес-Грин» (Turves Green Boys Technology College in Birmingham). Теперь на квенья издаются журналы, защищаются диссертации. Поклонники творчества профессора придумывают новые слова, развивая язык – если они считают себя эльфами, видимо, имеют на это право.


Язык во многом определяет реальность – это доказывают и другие писатели. Энтони Берджес (Anthony Burgess), придумывая жаргон надсат, на котором говорят nadtsatyje, «надцатилетние», то есть тинейджеры, для романа «Заводной апельсин», хотел в первую очередь оживить лексику текста. И для этого воспользовался словами, которые услышал от ленинградских стиляг (в начале 1960-х Берджес некоторое время провел в России – прим. ред.). В тексте русские выражения набираются латиницей: koziol, svolotsh, drotshenyi. Слова часто самые обычные – droog, malchik, korova – но в таком представлении выглядят как инородные. Кстати, Стэнли Кубрик (Stanley Kubrick), снявший по роману фильм, указал, что его детище можно показывать в России только с субтитрами. Надсат – это речь больной интернациональной молодежи.

Новояз (Newspeak) Джорджа Оруэлла (George Orwell) в антиутопии «1984» – язык тоталитарного общества, в котором идеология и бюрократия меняют смысл слов вопреки первоначальным нормам и традициям.
Оруэлл подробно описал новояз в приложенном к роману эссе. Цель этого проекта – упрощение словаря и грамматики, причем такое, чтобы язык стало невозможно использовать для описания свободы и революции. Поэтому слово «свободный» могло употребляться только в значениях вроде «свободные сапоги», «туалет свободен», но не «политически свободный» или «интеллектуально свободный». Любое слово в языке могло использоваться как существительное, прилагательное, глагол и наречие. Отрицание строилось при помощи приставки «не», усиление – через «плюс-» или «плюсплюс-».
«...Надо осознать, что современный политический хаос связан с деградацией языка, и тогда, возможно, удастся внести некоторые улучшения и предотвратить надвигающуюся кончину», – пишет Оруэлл в эссе, и его мысли основаны на реальном опыте. Во время Второй мировой войны он работал на Би-би-си (BBC) с «базовым английским» (Basic English), созданным лингвистом Чарльзом Огденом (Charles Ogden) для обучения языку Королевства населения его колоний (и для контроля их умонастроений). Basic English – это всего лишь 850 базовых слов (650 существительных и 200 глаголов) и упрощенная грамматика. Оруэлл позже серьезно критиковал этот проект, поскольку подобная унификация превращала его родную речь в «смирительную рубашку для сознания».

Конечно, вряд ли кто-то специально выучит новояз, а вот какой-нибудь эльфийский язык – вполне. Но для этого надо всерьез полюбить мир, где на нем говорили. Многие преподаватели иностранных языков утверждают, что простое повторение лексики и грамматики ничего не дает. Необходим яркий образ, связанный с английским, испанским, французским и так далее, чтобы человек переключался, становился на время, скажем, немцем, а не переводил постоянно с родного на иностранный. Фантастические языки, очевидно, только на первый взгляд сложны – зато насколько красивый мир открывается за сочетаниями этих странных притягательных созвучий…

Читать эту статью можно в онлайн версии журнала "Машины и Механизмы": http://www.21mm.ru/?mag=84#050
Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика