Ольга
я могу все
Легче легкого
Ольга Спасская
Все записи
текст

Клянусь своей бородой!

Одно из старинных поверий повествует об оригинальном способе попадания в загробный мир: бог втаскивает женщин на небо за косу, а мужчин – за бороду. Утрата длинных волос на голове, таким образом, лишала наших предков шансов на вечное спасение и райскую жизнь…

Почему тогда среди пословиц о бородачах есть не только уважительные: «Про то ведают большие, у кого бороды пошире», но и пренебрежительные: «Бороду вырастил, а ум выпустил»? А иногда люди и вовсе ценили растительность на подбородке дороже головы: «Режь наши головы, не трожь наши бороды!»
Пожалуй, ни одной детали внешности человека не уделялось столько внимания. Отношение к бороде в разные эпохи менялось от полного неприятия до превозношения. Эта быстро меняющаяся мода была подвержена влиянию двух соседних цивилизаций – западной и восточной.    
ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА об отношении к бороде, начиная с труда «Брадоненавистник», написанного Юлианом в 353 году, досконально изучены благодаря этнографам. Это позволяет воссоздать в мельчайших подробностях достоверную картину далеких эпох. Из сочинения Валериана «О пользе бороды у священников» (1531 г.) можно найти ответы на многие вопросы, касающиеся жизни служителей культа. На страницах Ветхого и Нового Заветов борода представлена как доказательство зрелости, символизируя божью благодать, верховную власть и подчинение закону.

В ДРЕВНЕМ ЕГИПТЕ правом носить бороду пользовались лишь представители царской семьи и сам фараон. (Что, в общем-то, было оправдано знойным климатом, с которым простые смертные соприкасались куда активнее.) Если приглядеться к изображениям фараонов, можно заметить, что крючок на их подбородке мало похож на волосы. Секрет в том, что бороды фараонов были фальшивыми. Это были искусственные «бороды-парики», которые изготавливались из шерсти и волос, перевитых золотыми нитями. Их прикрепляли к подбородку с помощью специальной ленты, завязываемой на затылке. Фараон не появлялся без этого украшения ни на одном публичном мероприятии. Если он умирал, борода переходила по наследству к царице, которая была обязана носить почетный аксессуар до конца своих дней. Все остальные египтяне выщипывали бороды или сбривали их бритвами из заточенной бронзы или отшлифованного кремния.
ВО ВРЕМЕНИ РАСЦВЕТА РИМСКОЙ ИМПЕРИИ бритые лица расценивались как показатель высокого культурного уровня и просвещенности, а обладатели бород были представителями полупервобытных народностей. Мода на бритый подбородок, существовавшая несколько столетий, сделала резкий поворот благодаря банальному стремлению одного-единственного человека скрыть свои физические недостатки. Император Адриан (117–138) прятал шрамы и бородавки на лице с помощью растительности, положив начало новому культу и эпохе. Борода стала считаться показателем физической и моральной силы, особым знаком свободы, а в качестве самого страшного унижения применялось ее принудительное отрезание. Точно так же, как индейцы охотились за скальпами своих врагов, античные воины в качестве трофеев срезали бороды побежденных противников.
МУЖЧИНЫ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ не только поголовно носили бороду, но и ухаживали за ней: завивали локонами и спиралями, пропитывали ароматическими маслами, посыпали мелом и окрашивали цветной глиной. Первые парикмахерские эксперименты по высветлению бороды были предприняты теми же греками: они задирали голову, подставляя покрытые щелочью бороды горячему солнцу. В это же время представители высших сословий придумали сбривать бороды для идентификации своего положения в обществе.

ПЕРВЫЕ РИТУАЛЫ СТРИЖКИ БОРОД назывались «барбатория» и «капиллатаурия». Сакральный смысл обряда заключался в официальном превращении подростка в полноценного мужчину, а бреющий и бритый обретали особую духовную связь, похожую на взаимоотношения крестного и крестника. Стиль бороды знаменовал определенный этап в жизни: борода была дополнительным маркером принадлежности к возрастной группе. По классификации французского теолога Алана Лилльского, четырем основным возрастам мужчины соответствуют четыре типа бород: первый пушок, поросль на подбородке, густое руно и борода, нуждающаяся в стрижке.
Миряне, переходя в монашество, лишались своей бороды, и выражение «сбрить бороду» стало устойчивым синонимом аскетизма. Борода рассматривалась как источник жизни и концентрация жизненной силы. Принося волосы в жертву, будущие монахи отрекались от прошлого, переходя в новый мир, чистый и возвышенный. Святые отшельники и затворники через много лет отращивали длинную бороду в качестве символа полной независимости от внешнего мира и награды за все лишения и страдания.
Безбородыми становились те, кто пытался своим внешним видом передать высшую степень своей печали или предсмертное состояние. В данном случае обривание бороды заменяло посыпание головы пеплом, означало бесконечную скорбь. Потеря бороды воспринималась трагически – ее сравнивали с утратой крови и окончанием жизни. Во многих случаях бритье было способом социального контроля. Солдаты и заключенные чаще всего бороды не имели, символизируя повиновение.

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ФАКТЫ подтверждают чередование европейских стандартов мужской красоты и выявляют интересную особенность: чем длиннее борода, тем скромнее наряды; чем она короче, тем пышнее прически и сильнее изощрения в одежде.
Большинство королей раннего Средневековья носили усы и короткую бородку, а в эпоху раннего Ренессанса мужчины старались выглядеть как гладколицые юноши. Борода внушала почтение, создавала суровый и мужественный образ, а ее отсутствие ассоциировалось с юностью, склонностью к романтизму. Считалось, что внешнее обновление в виде сбривания волос ведет и к внутреннему, духовному перерождению.
Несмотря на то что мужчина без бороды или с редкой бородкой воспринимался слабым, похожим на женщину и даже бесплодным, отсутствие волос на лице не осуждали, а связывали с невинностью и покаянием. Волосы, символизирующие всевозможные пороки, удалялись для очищения души. Ангелы всегда изображались безбородыми, как и прародитель человечества Адам.   
МОДА НА БОРОДУ ИЛИ ЕЕ ОТСУТСТВИЕ, всегда наполненная глубоким философским смыслом, так часто менялась, что общество не успевало подстроиться под новые тенденции. То слышались вопли, что все «…посходили с ума и носят маленькие бородки, признавая тем самым, что, подобно козлищам смердящим, они погрязли в мерзких вожделениях» (Ордерик Виталий, «Церковная история»), то борода вызывала благоговение: «Бородой отмечен мужчина сильный; наличие бороды подразумевает человека молодого, энергичного, активного, быстрого» (Августин «Толкование на псалмы»). Ритуал обривания часто был связан с изгнанием и наказанием, и в это же время длинная борода нередко воспринималась как вызов всему обществу. Две крайности отношения к бороде – полное ее состригание или небрежность в уходе – свидетельствовали о напряженных отношениях личности и социума.
В ВОСТОЧНУЮ ЕВРОПУ мода на длинную бороду пришла после крещения Киевской Руси. Древнерусские мужчины почитали свои бороды как святыню, а Ярослав Мудрый даже ввел внушительный штраф за нанесение ей умышленного ущерба. Иван Грозный объявил привычку бриться тяжким грехом, искушением сатаны.
Узаконенная традиция брадоношения, усиленная религиозным подтекстом, распространялась и укреплялась ровно до того времени, пока жаждущий модернизации Петр I не отменил ее одним указом. Осенью 1698 года был принят новый закон о налоге на бороды для горожан. Отращивать растительность на лице позволялось лишь крестьянам и старцам, а молодые бородачи объявлялись вольнодумцами. Общество по своему обыкновению восприняло нововведение осуждением – ведь требовалось отойти не только от христианской традиции, но и от привычного уклада жизни. Однако денежные штрафы помогали расстаться с бородой лучше любого морального стимула. В 1715 году вместо дифференцированных в зависимости от сословия поборов за бороду была введена единая годовая пошлина на православных бородачей. Ослушников, не имеющих возможности уплатить 50 рублей, били кнутом и ссылали на каторгу для отработки этой денежной суммы.
Екатерина Вторая отменила этот налог, дискриминирующий мужское население, оставив обязанность оставлять свое лицо «босым» только чиновникам. После семи десятков лет в опале растительность вернулась на свое законное место. Два последних русских императора, Александр III и Николай II, уже красовались ухоженными бородками.
В ОТЛИЧИЕ ОТ КАНОНОВ ПРАВОСЛАВИЯ, католическим священникам не позволялось иметь на лице никакой растительности, но это предписание игнорировали даже многие папы с XVI по XVIII век. В иудаизме бороде уделяли повышенное внимание. Наивысшим знаком уважения и дружбы считалось целование бороды собеседника, а вот схватиться за нее – означало смертельно его оскорбить. Тора запрещает уничтожать бороду, но запрет этот касается только применения лезвия. Относительно иных приспособлений раввины спорят до сих пор: есть авторитеты, разрешающие использовать ножницы и электрическую бритву. Обычно ортодоксальные евреи носят бороду, пейсы – длинные пряди на висках, и непременно головной убор.
Разное отношение к ношению бороды встречается в общинах каббалы, одного из течений эзотерического иудаизма, претендующего на знания тайных откровений. Некоторые не придают бороде никакого значения, а другие воспринимают ее сбривание решением о бесповоротном разрыве с общиной.
В ПОЛИТЕИСТИЧЕСКОМ ИНДУИЗМЕ нет четких предписаний насчет внешнего вида его последователей. Исключением являются индийские сикхи (среди них преобладают жители индийского штата Пенджаб). Никогда в течение всей жизни ножницы не прикасаются к волосам сикха не только на голове, но и на всем теле. Длинные волосы считаются признаком мужества и силы. Классический вариант прически – пучок на голове, а борода либо свободно развевается по ветру, либо намотана на специальный шнурок и убрана под тюрбан.
Арабов отличает особая забота о своей бороде как о главном украшении. Ее значение выражается в том, что бородой торжественно клянутся. Выражая почтение, говорят: «Да хранит Аллах твою бороду!»
Проповедующих ислам поощряют отпускать бороду такой длины, чтобы она могла уместиться в кулак. Безбородые мужчины воспринимаются женоподобными и недостойными благословения Пророка Мухаммеда. Правда, сейчас взгляды на брадобритие в исламе стали более лояльными, многие адепты не носят бороды, и это уже не считается преступлением против веры.
Единственная религия, которая никогда не меняла свои взгляды на брадобритие, – это буддизм. Подражая Будде, монахи бреют не только бороду, а всю голову в знак отречения от чувственных удовольствий и всего мирского.
ЧТО Ж, ЭТО ВСЕ ИДЕОЛОГИЯ А откуда взялись, скажем, хипстерские бороды, торчащие в авангарде современной моды? Изначально ни о какой моде речи не шло: явление было прямо-таки противоположное. В начале 1950-х годов в джазовом Нью-Йорке хипстерами называли себя те, кто «плыл против течения» и «был в теме» (жаргонное – to be hip). Борода была обязательным атрибутом этих «сопротивленцев». Сегодняшние взлелеянные хипстерские бороды – атрибут скорее популярный, чем идеологический. Здесь размер, как говорится, значения не имеет. Значение приобретает внешний вид, то есть лук (от глагола to look). Борода стала своеобразным пространством для творчества и способом выразить свою «непохожесть» на других. А впрочем, что объединяет бороды советских бардов, вдохновенных ученых или староверов из русской глубинки? Это признак принадлежности к определенной философии жизни.
НУ, А МЕНЯЮЩЕЕСЯ ОТНОШЕНИЕ К БОРОДЕ ярче всего демонстрирует высказывание католического философа и теолога Беренгария Турского: «Носи такую же бороду, как и твой сосед».
Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика