Ольга
я могу Слушать и слышать
Начиная в неудаче виноватого искать, опасайся слишком близко приближаться к зеркалам
Ольга Иванова
Все записи
текст

Вначале были славяне?

Всем-всем, кто считает Костёнки (стоянку древнего человека под Воронежем) прародиной человечества и уверен, что от нас скрывают 25 тысяч лет славянской цивилизации, а также согласен, что хандра – это «хана свету», а «веРА», «эРА» и «наше родное славянское уРА» связаны с забытым божеством… Закройте журнал. Уберите его подальше, а лучше – разорвите, сожгите кусочки и окропите помещение. Мы расскажем вам другую историю. Вернее, ее обрывки. Потому что происхождение славян запутано, как квантовые состояния.

– Самое сложное в этой теме – кто такие славяне? Потому что сегодня славяне – это огромный комплекс народов, которые живут, в основном, в Восточной, Южной и Центральной Европе, – рассказывает старший научный сотрудник отдела славяно-финской археологии Института истории материальной культуры РАН, доцент исторического факультета СПбГУ, кандидат исторических наук Ольга Щеглова. – Все они говорят на славянских языках, которые принадлежат к индоевропейской языковой семье. Лингвисты утверждают, что это языки молодые. И народы молодые. Их выход на историческую сцену произошел гораздо позже древних греков и римлян, которые ко времени появления славян эту сцену уже покинули. Так что эта тема всегда больно ранит тех, кто хотел бы проследить свои корни от Адама и Евы.

 


Когда появились славяне? Смотря откуда считать. Одни ученые (скептики) уверены: с того времени, когда совпадут в одном месте три фактора – исторические источники (первые упоминания), лингвистические свидетельства и характерная материальная культура, исследованная археологами. Вторые ученые (оптимисты) считают, что достаточно археологических данных, если они обнаруживают связь с более поздними культурами достоверно славянских народов. Начнем со скептиков.

Комбинацию из трех «с» – сообщения соседей, свидетельства археологии и слова славянского языка – мы впервые находим в VVI веках нашей эры, на Нижнем Дунае, когда огромные массы «новых варваров» вступают в контакт с Византийской империей. Эти орды описывают в своих трудах византийские политики и военачальники VI века, Прокопий Кесарийский и Маврикий Стратег. Тогда же в труде о готах римского историка Йордана впервые проскальзывают слова со славянскими корнями, да и этноним «склавины» впервые упоминает тоже он – наряду с некими антами, имя которых впоследствии из письменных источников исчезает.

Именно в это время на Нижнем Дунае появляются памятники археологической культуры, которая резко отличается от позднеантичных памятников Византийской империи, и многие ученые полагают: это и есть точка отсчета появления славян.

– Ранняя славянская культура очень хорошо опознается, потому что она до крайности проста, – говорит Ольга Щеглова. – Это поселения с маленькими, углубленными в землю домиками (от них остались котлованы полуземлянок), постройки с деревянными стенами, которые поднимались над уровнем земли, с печкой в углу, сложенной из камней или вырезанной прямо в земле. Стены обычно были столбовой конструкции, поэтому представление о том, что славяне издавна жили в срубных домах-пятистенках, которые сейчас стоят в русских северных деревнях, ошибочно.


 

А еще славяне долго не знали гончарного круга, керамика у них была лепной и весьма примитивной. Основное «ноу-хау» – сосуды, похожие на полураспустившийся цветок тюльпана, полузакрытые или со слабоотогнутыми венчиками.

Еще один важный признак культуры – погребальный обряд. Есть народы, которые по-особенному одевают покойников, определенным образом укладывают тело, возводят сооружения над могилой. Все это будут делать и славяне, но в Средние века. И мы увидим знаменитые славянские курганы. Но так было не всегда.

Своих мертвецов наши предки сжигали, собирали пепел в лепной горшок и предавали земле. Так поступали многие народы Европы, их культуры так и называются – культуры полей погребальных урн. Красивый обряд и головная боль для археологов: в таких погребениях почти нет вещей и очень мало обожженных костей, то есть даже антропологию толком не изучить.

Вообще, археологически славянские культуры – «бедные». В них не сохранилось ни тканей, ни поделок из дерева, ни плетения из лозы. Есть только камень, простая керамика и редкий металл. Какой тип хозяйства мог соответствовать такой культуре? Подсечное земледелие. Это когда не возделывают одно поле много лет, а идут зимой в лес, подсекают деревья на большом участке, а весной сжигают. Урожай после такой процедуры – на зависть! Правда, недолго – лет через пять нужно искать новый лес. Славяне так и делали.

– Когда смотришь на количество поселений на территории, где жили славяне, кажется, что здесь находилось огромное количество народа. На самом деле, несколько поселений могли поочередно использовать одни и те же люди, – объясняет Ольга Щеглова. – Просто они переселялись с места на место в течение жизни одного поколения.

Итак, чтобы найти следы братьев-славян в некую историческую эпоху, нужно искать простые тюльпановидные горшки, погребальные урны, остатки полуземлянок. Но «жизнь сложна и многообразна».

– Археологи уже давно пришли к выводу, что археологическая культура, то есть устойчивое сочетание различных однотипных вещей в археологических комплексах на определенной территории, не всегда соответствует этносу, – признается Ольга Алексеевна. – Она может совпадать, а может и не совпадать с этническим и языковым единством.

В VIVII веке там, где склавинов указывают византийские авторы, распространена пражско-корчакская археологическая культура, основные черты которой мы уже назвали. Чтобы не запутаться, археологические культуры нарекают по названию населенного пункта, возле которого найдены первые памятники. Из названия пражско-корчакской культуры понятно, что первые поселения нашли в начале XX века в Чехии и на Волыни, но на самом деле ее территория значительно шире. А вокруг – шлейф очень похожих памятников, которые существовали в то же самое время, – колочинская и пеньковская культуры. Там тоже простая лепная керамика, похожие постройки, могильники. Разве что сосуды отличаются: появляются биконические и цилиндроконические формы.

Колочинская культура распространена в Гомельском и Могилевском Поднепровье на территории Беларуси, на Черниговщине, доходит до городов Центрально-Черноземного округа России – Курска и Воронежа, а Пеньковская тянется от Среднего Поднепровья через все левобережье Днепра и «останавливается» лишь на юге, в районе Донецка. Можно ли считать такую географическую «махину» единством только по внешнему сходству культур?

– Возможно, все три культуры действительно раннеславянские, а пражско-корчакская – точно, – поясняет Ольга Алексеевна. – Но если рассматривать свидетельства письменных источников, там сказано только, что анты расселяются «от Данастра до Данапра» (Днестр и Днепр), родственные им склавины живут севернее и западнее. Можно ли распространять сведения о расселении именно антов и склавинов на остальные территории, мы не знаем, и можно ли так называть тех, кто живет за Днепром, на левом берегу, – неизвестно. И к этому нужно относиться довольно строго.

Но упрямые ученые все равно копают, в прямом и переносном смысле. Оптимисты верят, что «братья во Перуне» появились еще в IIIIV веках нашей эры, а кто-то говорит, что уже и в I. Свидетельство тому – киевская культура, которую часто относят к славянам.

Ее памятники нашли почти одновременно – на территории Киева, когда строили метро, и чуть раньше – на Десне (левый приток Днепра). Но название «деснинская» уже закрепилось к тому времени за древней культурой эпохи неолита, поэтому вновь обнаруженную и назвали «киевской». И она была обречена. Потому что, раз «киевская» – значит, наше, родное. Киевская археологическая культура датируется IIIIV веками, то есть существовала в основном до того времени, к которому ученые-скептики привязывают «официальное» появление славян в V–VI веках.

Она и впрямь похожа на те, о которых мы говорили, – лепная керамика, маленькие полуземлянки. Сходным, вероятно, был и тип хозяйства – подсека. Славяне? Может быть. А может, и нет. Ничего, кроме археологических данных, мы не имеем. Йордан, автор истории готов, упоминал, что у антов и склавинов был общий предок и родственник – многочисленные племена венедов. Но он помещал венедов у истоков Вислы, то есть далеко на западе. О неких венедах было известно и римским ученым I века нашей эры – Плинию Старшему и историку Тациту. Но они оба связывали эти племена с южным побережьем Балтийского моря, а это уж совсем не наши края.

Но дело даже не в этом. Практически все исследователи согласны считать культурой славян VI–VII веков пражско-корчакскую, которая локализуется к западу от Днепра.

А киевская культура находится на Среднем и Верхнем Днепре и его левобережье. На правом берегу Днепра ее пока не обнаружили. Никаких следов перемещения «киевцев» на запад ученым неизвестно, зато памятники с явными «киевскими» традициями обнаруживаются на юге Псковщины и даже на средней Волге. Как, когда и почему произошло такое перемещение – это вопросы, которые археологи только начинают ставить перед собой.

В последнее время стало понятно, что носители киевской культуры использовали украшения, выполненные в технике выемчатых эмалей, – прорезные ювелирные изделия из латуни, украшенные разноцветным стеклом: массивные браслеты, подвески, цепи, ажурные застежки. Эта мода была распространена от Прибалтики до Подонья. Многие находки – шпоры, удила, металлические детали плетей – свидетельствуют о том, что в числе «киевцев» были умелые всадники. Так что не такая это бедная культура… До ее открытия и исследования многие ученые выводили славян из обнаруженной раньше и существовавшей в ту же пору южнее – черняховской. Логика рассуждений была такова: любая культура, которая предшествовала раннеславянским поселениям в районе их распространения, является культурой их предков. Тем более что «присвоить» черняховскую культуру почетно – она очень яркая на фоне скромных соседей и последователей. Для нее характерны прекрасная гончарная керамика, римские монеты, костяные гребни, многочисленные застежки-фибулы (похожие на ладонь, их использовали вместо пуговиц или булавок), стекло, амфоры, большие открытые поселения с длинными наземными домами-мазанками, пашенное земледелие, оружие, образцы рунической письменности, связи с Европой. Почти ничего из этого славяне не знали даже в VIVII веке. А еще у черняховцев был сложный погребальный обряд, который показывает, что носители этой культуры не только придерживались разных обычаев, но даже антропологически отличались друг от друга. В их могильниках есть трупосожжения, но есть и «нормальные» могилы, когда умершего сопровождали в иной мир наборы посуды и другие предметы. Выделяются могилы с углублением в стене – подбоем, зачастую именно в них лежат погребенные с деформированными черепами (такие мы знаем по изображениям «длинноголовых» египетских принцесс). Этот обычай был характерным для сарматских кочевых племен.

Сегодня историки называют черняховскую культуру провинциально-римской и не связывают ее напрямую с нашими предками. В противном случае пришлось бы допустить страшную деградацию черняховцев, которые забудут про гончарный круг и стекло и примутся лепить примитивные горшки-«тюльпанчики». Но вполне вероятно, что в составе сложного черняховского общества были предшественники раннеславянских культур VIVII века.

Кто же такие черняховцы? Тут историки вспоминают готов, которые в I веке, судя по преданиям, изложенным Йорданом, вняли музе дальних странствий, покинули родину и отправились искать чудесные плодородные земли – Ойум. Они найдут их, дойдя до южных степей и Черного моря. Там у них будет прекрасный король Германарих.

– Дрожжи, на которых бродит черняховская культура, – это и есть те самые германцы – готы, – поясняет Ольга Щеглова. – А все остальное, то, из чего мы выпечем «тесто», – это те, кто жил раньше на землях, где поселились готы, – даки, длинноголовые сарматы, возможно, и предки славян.

Судьба черняховской культуры незавидна. В начале 370-х годов держава Германариха оказывается на пути гуннских орд. Часть готов уходит за Дунай и дальше, а достигнув Испании, создает королевство вестготов. А остготы, оставшиеся на востоке, частично покоряются гуннам и даже вливаются в их отряды. Черняховской культуре приходит конец. Закат ее, впрочем, ярок. Археологи находят пышные погребения готских королей, датируемые концом IV – началом V века на территории, где сейчас проходит граница России и Украины. Самое известное из них – погребение в деревеньке Большой Каменец (Курская область). Очень интересна история этой находки. Рассказывает Ольга Щеглова:

– Берег, где находилась гробница, обвалился. И произошло это ни раньше ни позже – в 1918 году. Жители села быстро растащили и припрятали вещи из гробницы. Через десять лет дети из деревни Большой Каменец нашли длинную золотую цепь (которая сейчас находится в Оружейной палате Московского Кремля) и тяжелую золотую гривну. Представьте себе девочку, которая волочет эту цепь по деревенской грязи, и мальчика, который катит драгоценную гривну, как обруч… Приехало ОГПУ с проверкой, а потом представительная экспедиция Государственного исторического музея и музеев Кремля. Выяснилось, что это замечательная деревня! Там был такой колодец-журавель: на длинном конце – ведро, а на другой стороне – что-то блестящее. Оказалось – прекрасный серебряный кувшин византийской работы. Или крестьянка собирает из самовара угли – и тоже в серебряную византийскую чашу… Исследователи поняли, что селяне разграбили погребение очень знатного лица: варварского вождя или княгини (в гробнице не было оружия и конской упряжи, а местные жители вспоминали, что у погребенного была длинная коса).

Взаимоотношения носителей киевской и черняховской культур были сложными. Несомненно, придя на территорию Среднего Поднепровья, черняховцы оттеснили киевскую культуру на север. Вероятно, после гуннского удара по державе Германариха киевцы стремились восстановить свои позиции.

– Потому что население, которое в результате здесь осталось, кем бы оно ни было по крови, помнило всю эту историю возвышения и упадка готов, переняло какие-то традиции, – говорит Ольга Щеглова. – Не зря в «Слове о полку Игореве» будет сказано: «Девы готские у края моря синего живут, русским золотом играя, время Бусово поют».

Запутанно? Как обещали. И это еще не все. Мы все время говорили о культурах. Можно ли говорить о народах?

– Очень сложно, потому что видно, как это все страшно перемешивалось, – резюмирует Ольга Щеглова. – Поэтому давайте договоримся, как решили в самом начале: будем считать с момента совпадения трех составляющих: исторических свидетельств, материальной культуры и лингвистических данных. То есть VI век, самое раннее – рубеж V и VI веков. И вот тогда перед нами – славяне. А что происходит до этого – материал для исследования и обсуждения.

В итоге пазл сложился примерно так. В VI веке славяне жили там, где расположены поселения и редкие могильники пражско-корчакской культуры: на Днепровском Правобережье, в южной Польше и Чехии. Оттуда они отправляются в «Дунайские походы» и далее, на освоение Европы. Именно в этих краях можно выделить и раннюю фазу культуры, относящуюся к V веку. С востока с ними граничат схожие колочинская и пеньковская культуры. Вероятно, родственники… А вот что было до того – в IIIIV веке – сплошные загадки. Археологи могут ставить вопрос только о преемственности в материальной культуре, и ответы здесь далеко не однозначны.

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика