Ольга
я могу Слушать и слышать
Начиная в неудаче виноватого искать, опасайся слишком близко приближаться к зеркалам
Ольга Иванова
Все записи
текст
Аркаим. Без Солнца
Солярные символы там повсюду, но это еще не значит, что Аркаим – ценнейший памятник бронзового века, «уральский Стоунхендж» – стоял у истоков славянской культуры. С него и вправду многое начиналось, но не у нас. Об этом и многом другом мы поговорили с исследователем Аркаима, археологом Иваном Семьяном.

– Иван, что есть синташтинская культура в целом?
– Синташтинская культура включает в себя 23 укрепленных поселения (а также грунтовые и курганные могильники). В том числе Аркаим. Скорее всего, эти земли населял не единый народ, хотя эти люди, вероятно, были этнически родственными. Поселения принадлежали кланам, которые, возможно, конкурировали между собой. За каждым поселением были закреплены пастбища, за некоторыми, возможно, и рудники. Аркаим характеризуется двумя рядами фортификации. Это связано с тем, что изначально населения там было немного, но потом оно стало расти, и пришлось строить второй ряд укреплений.

        Аркаим – укрепленное поселение эпохи средней бронзы рубежа III–II тыс. до н. э., относится к так называемой синташтинской культуре, расположено в Челябинской области. В документальном фильме «Аркаим. Стоящий у Солнца» известного сатирика Михаила Задорнова и писателя Сергея Алексеева выражается мнение, что памятник построен древними предками славян и якобы является невероятно точным астрономическим комплексом.

– В чем особенности этой культуры с точки зрения технологий?
– Прежде всего, это хорошо налаженный процесс металлургии и металлообработки. Данная эпоха в принципе характеризуется большим количеством крупных рудников с шахтами и штреками (на самом деле, горное дело появилось еще в каменном веке – породы добывали для изготовления орудий труда).
     Синташтинцы добывали руду, малахит и лазурит, скорее всего, из более или менее открытых выходов. Этот регион вообще, вероятно, был известен индоевропейскому миру своими богатыми ресурсами. За тысячу лет до синташтинцев сюда явно приходили другие племена, ямной культуры, да и сами синташтинцы, возможно, появились здесь в том числе из-за металла.


        Иван Семьян
Археолог, реконструктор, руководитель проекта экспериментальной археологии «Археос», специалист по военному делу эпохи бронзы, аспирант научно-образовательного центра Евразийских исследований Южно-Уральского государственного университета. 

– Как происходила металлообработка?
– Руда дробилась в мелкую крошку – шихту, ее транспортировали в поселения, где выбирали самые лучшие кусочки. Их насыпали в глиняную мисочку (у металлургов она называется изложницей), сверху клали слой подогретого животного жира, чтобы шихта не разлетелась от дутья мехов. А еще была странная технология – класть поверх изложницы венок из соломы, который тоже как-то связывал получившуюся массу.
     Все это ставили в плавильную печь – глиняную купольную конструкцию с отверстием наверху. Отверстие заделывали, а в другое закладывали сопла и раздували мехами. Последние были, скорее всего, рукавного типа, сделанные из шкуры животного – овцы, козы (на том месте, где была голова, вшивалось сопло, с другой стороны было технологическое отверстие для забора воздуха; а еще приделывались деревянные планки, при помощи которых набирался воздух). Два таких меха по очереди качались и поддерживали температуру в печи – часто больше 2000 °С. Возможно, были и более сложные меха.
     Синташтинцы отливали мышьяковистую бронзу. Сегодня бронза – это все сплавы меди, но в древности разновидностей бронзы было ровно две – оловянистая и мышьяковистая. Соли мышьяка добавляют меди прочности; она уступает оловянистой бронзе, но прочнее, чем просто медь. Однако достоверно неизвестно, содержался ли мышьяк в исходном сырье, или его добавляли, легируя металл. В качестве топлива использовался древесный уголь, хотя эксперименты показали, что топить можно было и шишками, и даже соломой.
     Сами изделия могли коваться, но в основном синташтинцы использовали технологию литья в формы (они делались из мягких пород камня или из глины). Предметы полировались и затачивались, то есть металлургия была на высоком уровне – многие из синташтинских предметов сравнимы по качеству с ближневосточными. Конечно, в Шумере или Египте изделия были гораздо качественнее, и, тем не менее, для Европы и Азии, где металлургия только зарождалась, технология была передовой.


Схема Аркаима. www.antropogenez.ru

– Сегодня эта местность, скорее, степная…
– В бронзовом веке климат отличался от современного – он был мягче и влажнее, поэтому погода на этой территории была сравнима с современной центральноевропейской. Так что и леса было больше, и деревья еще не были вырублены под пашни.

– А как насчет других технологий?
– Это тоже интересно. В синташте, например, найдена самая древняя в Евразии (многие считают, что и самая древняя в мире) колесница – небольшая легкая повозка со спицами. До этого колес со спицами таких ранних датировок – XXI век до н. э. – не находили нигде.
     Тут важно помнить, что в бронзовом веке не существовало верховой езды. Лошадь уже была одомашнена – индоевропейцами, предками синташтинцев, и без упряжи, возможно, передвигаться они могли, но полноценной езды в седле еще не было. Люди перемещались только в повозках.
     У человека, который занимается верховой ездой, есть особые деформации тазовых костей – будь то всадник, жокей или даже байкер. И эти деформации появляются лишь с раннего железного века, когда возникает кочевничество – скифы, сарматы. До этого ничего такого нет, что означает лишь одно: никто в те времена на лошади подолгу не сидел. А поскольку перемещались только в колесницах – для того, чтобы повысить скорость, нужно было максимально облегчать повозку. Так и появляются колеса со спицами (до этого колесо было сплошным).
     Конечно, нельзя сделать вывод, что в синташте колесницы с облегченными спицами были широко распространены и на них сражались огромные армии. Но я считаю, что у них были воины-пастухи, которые при помощи таких колесниц охраняли скот. Скот был для этих людей самым важным ресурсом, поскольку они не занимались земледелием. Чтобы животных не угнали, пастухи должны были быть вооружены и иметь легкие повозки, которые помогали бы им перемещаться за стадом: возить какой-то скарб и себя с оружием.


Изложница с шихтой. Фото предоставлено Иваном Семьяном

– Есть ли еще какие-то особенности у этой культуры?
– Фортификация. Тут стоит подчеркнуть, что в бронзовом веке существовала традиция строить крепости, но не было эффективных технологий штурма. Постройка хороших укреплений сама по себе закрывала вопрос о нападении. Теоретически, конечно, можно было ставить лестницы и лезть через стену, но это сопряжалось с огромными потерями, поэтому так поступали в крайнем случае. Даже в государствах древнего Востока, например в Египте, где были многотысячные армии и настоящее унифицированное снаряжение, при взятии крепостей старались держать осаду (иногда по шесть-восемь лет).
     В Европе и Азии другие масштабы населения. В каждой синташтинской крепости проживала в среднем тысяча человек – огромное число для этой территории. Поэтому, чтобы взять одно такое поселение, требовалось «подговорить» несколько других. Сделать это было непросто, так как при штурме без тарана и прочих технологий пришлось бы потерять всех молодых мужчин. Это попросту невыгодно, легче выловить их где-то вне поселения и ограбить.
     Поэтому синташтинские крепости строились с расчетом на то, чтобы защитить металл и, вероятно, загонять скот в случае опасности. Косвенно это подтверждает фосфатный анализ, который указывает, что в помещениях могли находиться животные.
     Но по большей части никто никого тогда особенно не штурмовал. В то же время каждый клан старался показать свое величие и статус, построив больше, чем нужно. Широкие основания стен с грунтовой заливкой связаны с их высотой (чтобы стена была высокой, она должна быть и широкой).
     Вместе с тем там была «гуляющая» архитектурная традиция. У одних поселений стены из деревянного каркаса, оплетенного прутьями или обложенного досками. Получившиеся короба заполнялись саманным кирпичом или просто землей. Это грунтово-деревянные крепости вроде Аркаима. Но были и крепости, где глиняная или земляная стена снаружи дополнительно облицовывалась каменными блоками. А вот крепость Устье представляет собой обычный деревянный сруб. То есть при строительстве люди ориентировались на ближайшие ресурсы: если рядом много хорошего дерева – делали деревянные крепости, если много глины и камня – использовали глину и камень.   


Реконструкция жилища. Фото: Татьяна Казакова. www.tatyana41277.tourister.ru

– И все-таки, зачем такие крепости – с кем воевали синташтинцы?
– Версий, по меньшей мере, три. Наименее поддерживаема теория о том, что архитектура поселений обусловлена ритуальным упорядочиванием пространства (создание модели Мира, Вселенной и т. д.). С учетом демографии и экономических возможностей населения столь большие инвестиции избыточны даже для мифологического сознания.
     Есть еще теория инерции культурного стереотипа: население мигрировало из областей, где активно воевало, пришло на новую территорию, где сражаться было не с кем, и какое-то время дублировало свои культурные стереотипы. Против этой теории говорит тот факт, что если преемственность типов вооружения с другими культурами прослеживается, то традиция фортификации и столь ранние колесницы появляются именно в Зауралье. Выглядит так, что они разработаны на месте.
     Наиболее убедительна теория фронтира, выдвинутая уральским археологом Андреем Епимаховым. Согласно ей, незнакомая и богатая ресурсами территория активно осваивалась мигрантами, и это активизировало военную функцию. Я разрабатываю данную теорию и считаю, что кланы скотоводов закрепляли за собой пастбищные территории с помощью укрепленных поселений и, конечно, конкурировали за скот и вероятно, металл.

– Что представляло собой оружие?
– Поскольку синташтинцы – степные скотоводы, у них в почете было оружие дальнего боя. Они активно пользовались луком со стрелами (найдены костяные детали сложносоставных луков). В основном стрелы были каменными с кремневыми наконечниками. Это неудивительно, потому что подобного рода наконечники использовались еще спустя 700–800 лет после синташты. И это понятно, ведь каменные стрелы очень эффективны и остры. При попадании такой наконечник имеет свойство крошиться, что повышает его военные характеристики.
     У синташтинцев одни из самых ранних бронзовых стрел в мире: с листовидными бронзовыми наконечниками. Примерно в это же время они одновременно и независимо появляются на Ближнем Востоке и больше нигде.
     Зачем такая передовая технология там, где нет серьезных врагов? По логике, такие наконечники нужны, чтобы пробивать доспехи. Тут можно вспомнить, что в то время по соседству – в Сибири – обитали племена, которые носили доспехи из рога лося. В синташте найдены, предположительно, детали такого доспеха (хотя полной амуниции нет). Не исключено, что бронзовые наконечники использовались против таких костяных доспехов. Правда, это очень дорогой снаряд по тем временам, просто так применять его не будешь – это как сегодня выбросить в степь серебряный перстень.
     Для ближнего боя синташтинцы вооружались копьями и топорами. Последние были уникальной формы – ими также можно было пробивать доспехи.


Скорее всего, акраимцы жили так. www.culture.ru

– Давайте вернемся к быту синташтинцев.
– Это общество скотоводов, то есть пища у них была по преимуществу мясная и молочная. Следов культурных растений в этом районе не нашли. А вот дикие орехи, ягоды, грибы и корнеплоды они, конечно, собирали. Тем не менее, на некоторых горшках найден зерновой пригар, поэтому есть версия, что у них все-таки была какая-то «импортная» каша, не очень распространенная. Зато они могли ловить крупную рыбу – найдены бронзовые рыболовные крюки.
     Одежда была из кожи и ткани, которую делали из конопли. Была и технология покраски ткани – найдены вещи красного цвета (они окрашены при помощи травы марены красильной). Мужских украшений найдено мало – только подвески из когтей и клыков диких животных, изредка бронзовые подвески. А у женщин были очень богатые украшения: витые перстни, бронзовые браслеты, накосники, сложные головные уборы и т. д.
     Еще одна особенность синташтинской культуры – большой колодец в каждом жилище. Вероятно, это связано с тем, что в какой-то части дома содержался скот. А еще у синташтинцев были глиняные камеры, которые через воздушный канал вели в колодцы. Холодный воздух, поднимающийся из колодца, поступал в камеру и охлаждал находящиеся там продукты (в камерах найдены остатки пищи). То есть перед нами, вероятно, один из самых древних холодильников. Такой же воздушный канал проводили из колодца к печке, чтобы поднимающийся поток воздуха раздувал огонь.

– Известно ли что-то о религии синташтинцев?
– Эта тема очень скользкая, особенно в свете непрекращающихся разговоров о том, что синташтинцы – это якобы предки славяно-ариев. Поэтому, дабы избежать бурной реакции, я стараюсь лишний раз не упоминать о том, что во всех синташтинских узорах присутствует свастика, точно такая же, как у нацистов, – под углом 45°. Это совершенно точно индоевропейские народы, поэтому они почитали бога грома. Также исследователи предполагают культ богов-близнецов, характерный для многих других индоевропейских культур (например, Фрей и Фрейя у скандинавов). Есть парные погребения людей, что может указывать на наличие такого культа.
     Есть предположения, что они также верили в миф о небесном стаде и в то, что их загробная жизнь будет отражением жизни земной. Поэтому в синташтинских погребениях находят много предметов быта, оружие, еду, украшения, транспортные средства, скот и т. д. Все эти погребения наверняка принадлежат каким-то знатным людям – не каждый мог положить в могилу столько ценностей. По моему мнению, этот привилегированный класс составляли воины-пастухи. На это указывают предметы из погребений, а также следы заражения ящуром и боррелиозом на некоторых костях – эти болезни передаются от скота. 

– В нашей стране сегодня модно причислять славян к древним цивилизациям, поэтому Аркаим и подобные памятники становятся местом паломничества всевозможных «родноверов». Имеют ли синташтинцы какое-то отношение к предкам славян?
– Постараюсь выразиться максимально точно. Конечно, в глобальном плане они имеют отношение к славянам, потому что это индоевропейские народы, то есть народы общей языковой семьи. Чего не могут понять многие люди? Того, что в то время у славян тоже были предки, но жили они, скорее всего, в Восточной или Центральной Европе. Да и по самым ранним оценкам балто-славянская ветвь начинает выделяться через 700–800 лет после синташты (а большинство специалистов считает, что это произошло уже в нашу эру). Точно так же и синташтинцы тогда не являлись еще ни иранцами, ни индусами – части из них только предстояло в далеком будущем ими стать. Славян я очень люблю, поэтому мне было бы приятно, если бы синташтинцы были славянами, но они не славяне.
     Сегодня популярен в народе генетический аргумент гаплогруппы R1A, которую параисторики пытаются отождествлять со славянами. Однако у славянских народов есть разные гаплогруппы. R1А встречается примерно у половины русских, но и у 65 % киргизов. Субклады синташтинцев и славян различаются. Уклад различен: славяне – земледельцы, синташтинцы – скотоводы. Синташтинцы степняки, а славяне большую часть своей ранней истории опасались степи (степь – это половцы, печенеги, хазары, аланы и авары, не лучшие друзья славян). Костюм принципиально различен по своим компонентам. Погребальный обряд славян – кремация, синташтинцев – трупоположение. По всему комплексу признаков общего очень мало.

– Как исчезла синташтинская культура?
– Она не исчезла, а видоизменилась. Из нее произрастают петровская и алакульская культуры бронзового века. Многие исследователи считают, что скифо-сарматский мир – это также наследие синташты. С самим Аркаимом, вероятно, ничего страшного не случилось – на него не нападали. Это было по большей части деревянное укрепление, так что, скорее всего, он просто сгорел. Такому концу, вероятно, способствовали и исторические события. Наверняка в определенный момент численность населения превысила допустимые пределы, произошел перевыпас скота – стало попросту не хватать пастбищ. Начались проблемы с продуктами, дележ скота, и какие-то кланы решили перекочевать на новые места. По сути, Аркаим распался естественным путем. Его жители расходятся на более широкую территорию, селятся небольшими группами, человек по сто, из погребального обряда исчезает пышность. Похожая ситуация, вероятно, повторилась с другими поселениями, которые в конце концов оказались заброшены.
Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK
Яндекс.Метрика