Наталья
я могу подать идею
Каждый имеет право на безнаказанный эксперимент
Наталья Нифантова
Все записи
текст
Чем полезна порнография?
"ММ" №12/135 2016, с. 34

Просмотр порно в глазах общественного мнения чем-то похож на кражу канцтоваров из офиса. Все знают, что все это делают, но каждый в отдельности отрицает. Тем временем, по данным исследований из разных стран, 90–93 % мальчиков и 60–70 % девочек уже к 13 годам хотя бы раз искали и находили порно-контент. Тут можно схватиться за голову и признать, что мы прямо сейчас растим каких-то ужасных, испорченных детей. Или честно разобраться, зачем мы вообще смотрим порно, и что за такую страшную опасность оно собой представляет.

Сначала, чтобы никого не обвинили в грязных инсинуациях в адрес юности, пройдемся по цифрам. 93 % мальчиков и 62 % девочек, которые познакомились с порно в возрасте 13–18 лет, – это результаты опроса, проведенного американскими исследователями из Университетов штатов Пенсильвания и Нью-Гэмпшир среди студентов колледжей (опубликованы в 2008 году. Это то самое поколение миллениалов, чье половое созревание пришлось на рубеж тысячелетий. Соня Томпсон (Sonya Thompson) из Альбертинского университета в Канаде в 2007 году расспросила школьников 13–14 лет и получила похожие цифры: 90 % мальчиков и 70 % девочек сказали, что смотрели порно хотя бы раз. В опросе, проведенном в 2008 году среди подростков в Нью-Йорке, 55,4 % признались, что смотрят порнографию в Интернете. В предыдущих исследованиях источник «взрослого контента» не уточнялся.

На источник контента и на то, что социологи исследовали разные поколения, я ваше внимание обращаю специально. Чтобы не было соблазна закончить попытку разобраться выводом, что это «поганый Интернет испортил молодежь». Как представитель поколения миллениалов свидетельствую: американские ученые не врут. Первые фильмы про «плохих девчонок» разыскивались по родительским шкафам, еще когда нужно было отключить телефон, чтобы подключить Интернет. Что само по себе можно зачесть как дилетантское исследование поколения 1960–1970-х. Уж его Интернет точно не портил.

 


Для человеческого мозга нет большой разницы между действием и наблюдением за ним. Можно объяснить это работой зеркальных нейронов, которые проецируют на наши ощущения то, что предположительно испытывает другой человек. Можно думать, что вид обнаженных тел, готовых к коитусу, как торт в витрине кондитерской, напоминает нам о возможности собственного удовольствия. Вряд ли тут есть один правильный ответ. Так или иначе, большинство из нас испытывает возбуждение, когда видит, как другие люди занимаются сексом – или даже только собираются и ярко проявляют желание. Интересно то, что возбуждение растет, если эти виртуальные партнеры меняются, если их становится больше, или они демонстрируют нечто такое, чего мы до сих пор не видели.

Это секс-вариант поискового поведения, лично нам доставшегося в наследство от охотников-собирателей, чей мозг выбросами дофамина диктовал: стремись к новому, иначе умрешь (или будешь плохо размножаться). В эксперименте он был впервые продемонстрирован на лабораторных крысах в 1963 году и получил название «эффект Кулиджа». Джон Калвин Кулидж-младший вообще-то был 30-м президентом США в 1923–1929 годах. Нужен знаток истории, чтобы объяснить, почему о нем в народ пошел такой анекдот.

Президент Калвин Кулидж с женой посетили птицеферму. Миссис Кулидж спросила фермера, как удается производить так много яиц при таком малом числе петухов. Фермер пояснил, что петухи выполняют свои обязанности десятки раз в день.

– Возможно, вам стоит сказать об этом мистеру Кулиджу, – сострила первая леди.

Президент, услышав замечание, спросил:

– Каждый петух обслуживает всякий раз одну и ту же курицу?

– Нет, – ответил фермер, – на каждого петуха приходится много куриц.

– Возможно, вам стоит сказать об этом миссис Кулидж, – сказал президент.

Именно этот анекдот имели в виду исследователи во главе с Джеймсом Вильсоном, описывая результаты своего эксперимента. Они помещали самца крысы в клетку с четырьмя-пятью самками. Самец спаривался с каждой, пока не выдыхался. Самки продолжали тормошить его, всячески показывать, что вечеринка не закончилась. Обессиленный самец не отзывался, однако если в клетку запускали новую самку, он все-таки находил в себе силы на еще один акт любви именно с ней. Эффект Кулиджа, таким образом, заключается в том, что новый сексуальный стимул вызывает больший выброс дофамина в системе вознаграждения мозга и большее возбуждение, чем знакомые стимулы. Какой удар по институту моногамии!

И, главное, не только крысы и не только самцы такие «козлы». В дальнейшем эффект Кулиджа был продемонстрирован на многих животных. Первыми дамами животного мира, показавшими, что ничто звериное им не чуждо, в 1982 году стали самки хомяков в исследовании Роберта Лиска и Джорджа Барона. Правда, у них эффект проявлялся не так ярко. В конкретном исследовании все самки хомяков спаривались последовательно с двумя партнерами. А потом им или предлагали третьего партнера, или возвращали первого самца. Так вот самочки были готовы продолжить заниматься сексом только с новенькими, а к прежним не проявляли интереса.

Тут так и хочется связать меньшее проявление эффекта Кулиджа у самок с тем, что женщины, как подтверждают опросы взрослой аудитории и статистика порно-сайтов, меньше смотрят порно. Но вывод был бы поспешным. Инстинкты инстинктами, но у человека они проявляют себя только в контексте воспитания. А девочек до сих пор воспитывают в том ключе, что сексуальное удовольствие само по себе, вне контекста романтических отношений, их интересовать не должно. Мужчине – можно. Влияние культурного бэкграунда на частоту потребления adult video демонстрирует статистика PornHub (ныне заблокированного в РФ), одного из самых крупных порно-сайтов в мире. Процент женщин-пользователей сильно отличается по странам. Меньше всего он в Японии – 17 %, в России – 25 % (чуть выше, чем в среднем по миру). Самый высокий почему-то на Ямайке – 44 %. Оговорюсь: важна разница, а не сами величины. Целевая аудитория PornHub явно мужская. А у женщин и мужчин все-таки есть разница в предпочтениях.

 


В общем, с точки зрения нашей биологии хотеть достигать сексуального возбуждения и разрядки, в том числе с помощью порно, – это нормально. На том можно было бы и закончить. Но человек – животное такое умелое, что легко превращает реализацию естественных желаний в проблему. То наркотики научится синтезировать, чтобы счастье не кончалось. То макдаков на каждом углу поставит, чтоб еда была под рукой, а потом мучается от эпидемии ожирения и диабета. А то вот придумает tube-сайты, на которых ради возбуждения даже скачивать ничего не надо: смена сексуальных стимулов вызывается одним щелчком мышкой.

Первый из таких сайтов, если верить авторам книги The Porning of America (Кармин Саррацино и Кевин Скотт, на русском языке книга не издавалась, так что я затрудняюсь адекватно перевести ее название), появился в 2006 году. И уже спустя пару лет стали ходить разговоры о том, что постоянная новизна «по щелчку» может вызывать зависимость. Злую шутку играет с человеком сочетание эффекта Кулиджа и высокоскоростного Интернета. Но прежде чем вы начнете смотреть на «видео для взрослых» как на дозу героина, разберемся в сути вопроса.

Первое, что заставило людей волноваться, – это проблемы в сексе с реальными партнерами. Правда, в базе научных статей по медицине PubMed мне удалось найти только одну, где были описаны реальные клинические случаи эректильной дисфункции, связанной со злоупотреблением порнографией (и их там описано всего три). Однако исследователи утверждают, что до эпохи интернет-порно количество в остальном здоровых мужчин до 40 лет, страдающих от «импотенции», не превышало 5 %. А к 2011 году, как минимум, в Европе их стало 14–28 %. Хотя кто знает, может быть, их экономический кризис 2008-го так потряс.

Но если без шуток – бывает ли от злоупотребления порнографией эректильная дисфункция? Теоретически, да. Предположительно, ее могут вызывать изменения в системе мотивации: если вы постоянно используете для сексуального возбуждения один тип «быстрых» стимулов, не удивляйтесь, если остальные со временем поблекнут. У интернет-порнографии есть специфические характеристики: ограниченная продолжительность, доступность более жесткого контента, сам видеоформат. Эти свойства не найти в живом партнере. Привыкая получать возбуждение именно так, система вознаграждения при встрече с живым человеком говорит только: «Хэй, а где то, к чему мы привыкли?» Чтобы это прошло, в принципе, достаточно на какое-то время отказаться от визитов на XXX.com.

Отчасти именно поэтому до сих пор идут споры, считать ли неуправляемое пристрастие к интернет-порно зависимостью. С точки зрения ВОЗ и МКБ-10, синдром зависимости может быть вызван только употреблением каких-то веществ. Курение изменяет чувствительность ацетилхолиновых рецепторов и уровень самого нейромедиатора в мозге. Кофеин действует как адреналиновая подпитка. Наркотики опиоидного ряда, в первую очередь героин, приучают мозг находиться в состоянии постоянного «обезболивания», так что потом самые обычные вещи кажутся ему невыносимой мукой.

У порно такого действия нет, зависимость от него – психологическая. Для таких пристрастий используют термин «компульсивное поведение». К ним относят игроманию, неконтролируемое переедание, нимфоманию и сатириаз (мужской вариант сексуальной ненасытности). Но и в «химической» зависимости есть психологический фактор. Любой бросающий курить скажет, что не так важно получить дозу никотина, как «подержаться за сигаретку». В общем, граница между зависимостью и компульсивным поведением совсем размылась. Особенно когда у того и другого нашли общий биохимический механизм.

DeltaFosB – белок, играющий роль «переключателя» зависимости. В 2001 году его влияние описали при развитии у крыс химической зависимости от кокаина и алкоголя исследователи из Юго-западного медицинского центра Университета Техаса в Далласе 

Когда система вознаграждения мозга постоянно активируется одним и тем же стимулом, DeltaFosB накапливается и в конце концов начинает влиять на экспрессию генов в клеточном ядре. В первую очередь – кодирующих один из элементов AMPA-рецепторов мозга (субъединицу GluR2). AMPA-рецепторы очень распространены в мозге, они активирующие (есть еще и тормозные), способные к долговременной потенциации. Проще говоря, они закрепляют связи между нейронами мозга, например, заняты в формировании у нас долговременной памяти. GluR2 – одна из самых важных структурных единиц таких рецепторов. Их высокая концентрация обнаружена в гиппокампе, наружных слоях коры переднего мозга, базальных ганглиях, обонятельных долях, миндалевидном теле – зонах, отвечающих за волю и эмоции. То есть перестройка AMPA-рецепторов под влиянием DeltaFosB вызывает долгую эмоциональную память о каком-то стимуле. Это называется сенсибилизация – усиление чувствительности именно к тем стимулам, которые вызвали нарастающие выбросы дофамина. Формируется характерный замкнутый круг: чем больше ты получаешь, тем больше тебе хочется. И нет никакого предела, после которого кажется, что уже хватит. Система вознаграждения говорит только одно: «Помнишь, как было круто? Давай еще!»

Опять же, хорошая новость: DeltaFosB деградирует со временем и, например, в мозге у подопытных крыс не определяется уже через месяц-два после отмены наркотика.


Влияние DeltaFosB на закрепление сексуального поведения также было показано на крысах (они для таких опытов хороши тем, что, как и люди, не имеют определенного периода спаривания). Канадские исследователи из Университета западного Онатрио в 2010 году опубликовали статью о том, как они беспощадно вмешивались в личную жизнь грызунов. Крыс поделили на две группы: девственников и имевших сексуальный опыт. Тех, в свою очередь, еще на две: одним (и девственникам, и опытным) запустили в клетки самок и дали спариваться, а другим ничего не дали. Эксперимент повторили с группами грызунов, у которых экспрессия в мозге DeltaFosB была изменена с помощью генной инженерии. Потом всех препарировали.

Оказалось, что чем больше самец в своей отданной науке жизни занимался сексом, тем больше в его мозге, особенно в структурах системы вознаграждения, было клеток, накапливавших DeltaFosB. И эти же крысы еще при жизни (сюрприз!) вели себя как более опытные партнеры: быстрее и чаще забирались на самку, их спаривание чаще заканчивалось эякуляцией (это, знаете, не всегда получается – то самка убежит, то еще что-нибудь отвлечет). Активней себя проявляли только самцы, в мозге которых выработку DeltaFosB усилили искусственно.

Крысы, к сожалению для людей, не зависают на порносайтах, и очень сложно набрать среди них группу испытуемых, страдающих от собственноручно приобретенной гиперсексуальности. Но в целом нет причин сомневаться, что DeltaFosB работает в мозге человека так же, как и в крысином. Система вознаграждения – это древняя структура мозга, почти одинаково устроенная у всех, кто вообще имеет головной мозг.

Теперь отставим в сторону патологические влечения. Большинство же людей спокойно периодически потребляют порно-контент, и ничего с ними страшного не случается.

В 2016 году группа ученых из Университета Хьюстон в Клир Лейк попыталась выяснить, как просмотр порнографии влияет на отношения между партнерами. Людей поделили на три группы: тех, кто порно не смотрит (но это может делать их партнер), тех, кто смотрит его в одиночестве, и тех, кто смотрит его вместе с партнером.

Есть плохая и хорошая новости. Начну с плохой. Те, кто просматривал видео для взрослых в соло-режиме, показали меньшую степень удовлетворенности отношениями, меньшую близость и ответственность. Хорошая новость: пары, которые добавляли порно в свой секс-рацион, демонстрировали большую степень близости и большую удовлетворенность. Но совсем чуть-чуть, за гранью статистической значимости (то есть ученые не уверены, что это эффект совместного просмотра порно, а не каких-то других, неучтенных факторов). Правда, чем чаще люди смотрели порно вместе с партнером, тем выше они оценивали позитивное влияние секс-видео на свою жизнь: при этом учитывалось приобретение новых знаний о сексе, лучшее понимание противоположного пола. Но сами исследователи осторожно замечают, что этот эффект мог быть вызван тем, что люди, которые смотрят много порно, как правило, не ограничиваются бесплатным контентом и склонны больше внимания акцентировать на бонусах такого времяпрепровождения.

Другие исследования по теме, которые мне встречались, демонстрировали похожий результат. Так что можно считать, ученые доказали: совместный просмотр порно объединяет.

 


Есть и ложка дегтя. Группа исследователей из Норвегии и Британии в 2016 году провела масштабное исследование почти 5000 школьников 14–17 лет из пяти европейских стран. И оно показало, что чем чаще мальчики смотрят порнографию, тем чаще они ведут себя, простите, как те самцы крыс из экспериментов с DeltaFosB. Демонстрируют агрессивное сексуальное поведение: домогаются до девочек, делают им грубые «комплименты», шлют непристойные сообщения и вообще о женщинах отзываются неуважительно. Конечно, агрессивное поведение любого толка – вообще конек подростков. Но тенденция тревожная. Однако тут есть один неучтенный момент. Ученые не узнавали, какого рода порно смотрели европейские школьники.

В одном из пионерских исследований порнографии в 1976 году отмечалось, что «мир порнографии – это мужской мир». Причем мужской – в худшем смысле этого слова. Это мир «мачизма», где женщина – объект, с помощью которого удовлетворяют свои желания. С 1976 года в порно-мэйнстриме изменилось немногое. И сегодня большая часть роликов на популярных порно-сайтах снята как бы от мужского первого лица. Понятно, из такого видео мало что можно уяснить про чувственность, внимание к партнеру или хотя бы про то, что все люди разные и не всем хочется просто «so big».

Последние несколько лет в Интернете набирает популярность разновидность порнографии, за которой закрепилось название «фем-порно». Фем – в смысле, феминистическое. Нет, это не про женское доминирование с плеткой-семихвосткой в руках. Это порно про обычных людей. Там не увидишь перекаченных грудей и порно-актрис, показывающих чудеса акробатики и физиологии. Но и скучным его не назовешь: обычные люди, знаете, к делу тоже подходят с фантазией.

Отчасти само появление фем-порно – следствие того, что храбрые исследователи лет 30–40 назад стали выводить порнографию из тени (сейчас у них даже есть отдельный научный журнал – Porn Studies). Но и самим людям понемногу, от врожденного стремления к новизне, начинают надоедать все эти одинаковые груди, одинаковые губы, одинаковые позы и одинаково огромные пенисы, которые, как в итоге обнаруживается, еще и мешают получать удовольствие от реального секса. А всем ведь все-таки хочется заниматься им с живыми людьми, а не с собственным воображением. Доступ к порно в этом деле может помочь, а может помешать. Как и со всякой технологией, результат будет зависеть о того, как ее используют. 


Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика