Наталья
я могу ошибаться
Каждый имеет право на безнаказанный эксперимент
Наталья Нифантова
Все записи
текст

Медицинские споры, лечебные гифы

С древности люди пытались использовать грибы в медицинских целях. В Сибири лечились трутовиком. В Китае боролись со старением и повышали энергию ци с помощью гриба шиитаке. Но вхождение грибов в медицину началось в 1928 году, когда бактериолог Александр Флеминг развел такой бардак в лаборатории, что в чашке с золотистым стафилококком у него выросла плесень. К удивлению ученого, плесень наделала «дырок» в колонии микробов. Так миру был явлен пенициллин, который во время Второй мировой войны стал массовым лекарством от инфекций, включая гангрену, сифилис, гонорею, туберкулез и сибирскую язву.

     Однако Нобелевскую премию 1945 года Флеминг получил не в одиночку, а совместно с Говардом Флори и Эрнстом Борисом Чейном. Этот ученый тандем разработал метод выделения чистого пенициллина из плесневых грибов Penicillium rubens. Ведь, чтобы сделать лекарство, мало обнаружить полезные свойства какого-то вещества, нужно получить его без посторонних примесей и в высокой концентрации. Иначе сифилис и гангрену и без открытия Флеминга лечили бы заплесневелыми хлебными корками. Увы, так это не работает. По этой же причине не работает ни древняя, ни современная фунготерапия – лечение грибами. В грибах действительно полно активных соединений, способных избавить человека от некоторых болезней. Но есть их для этого в натуральном виде так же бессмысленно, как лечить сепсис хлебной плесенью. Действовать придется хитрее, с применением методов современной химии, молекулярной биологии и даже генной инженерии.

Где-то далеко, в мутных речушках Африки и тропических топях Южной Америки ждут своего «совершеннолетия» личинки комара Aedes aegypti, чье имя на русском звучит забавно – кусака желтолихорадочный. Взрослые насекомые этого вида – главные разносчики не только желтой лихорадки, но и лихорадки денге, и вируса Зика. При этом не всем личинкам суждено дожить до взрослой стадии. Иногда в песчано-илистой мгле они на свою беду встречают водные споры (бластоспоры) паразитического грибка Metarhizium brunneum. И начинается настоящий геноцид. Споры крепятся к личинкам и прямо через внешнюю оболочку прорастают внутрь. Одновременно грибок выделяет вещества, обманывающие иммунную систему личинки. С этого момента она как будто не замечает растущие споры, но начинает даже активней бороться с бактериями – чтобы грибок мог есть личинку один и ни с кем не делиться. Все зараженные личинки гибнут в течение двух дней. Когда ученые увидели, как гриб расправляется с личинками кусаки, тут же захотели поставить его на службу людям. Теперь они думают, как бы научиться получать бластоспоры грибка-паразита в таком количестве, чтобы хватило на все водоемы Африки и Южной Америки.

Подобным же образом различные паразитические грибки питаются муравьями, гусеницами, жуками-навозниками, растениями и даже другими грибами. Отсутствие зубов и желудков при гетеротрофном типе питания (когда организм не умеет, как растения, сам синтезировать органику, а должен получать ее извне) научило грибы трем полезным фокусам. Во-первых, грибы мастерски убивают бактерии, потому что обычно несчастные прокариоты только болтаются у них «под ногами» и отбирают ресурсы. Во-вторых, грибы умеют манипулировать иммунной системой как своих друзей (например, растений, с которыми вступают в симбиоз), так и своих жертв. В-третьих, грибы производят ферменты, способные расщеплять все и вся: клеточные стенки растений, хитин насекомых, животные белки. Взять хотя бы лишайники, симбиоз грибов с водорослями: благодаря своей грибной составляющей они могут расти даже на голом камне, металле или стекле. Если добавить сюда разнообразные яды и психоактивные вещества, окажется, что грибы – универсальные «химзаводы».

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Рекомендуемые

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK