Михаил
я могу писать тексты
живи и дай жить другим
Михаил Загирняк
Все записи
текст

Вита

"ММ" №6/117 2015, с. 104
Иллюстратор: Елена Брагина

Муж осушил стакан молока и с наслаждением выдохнул.
Похрустел солёными огурчиками. Взялся за судачка в кляре.
Аня взглядом эксперта оценила цвет и форму еды. 
Жора прожевал последний кусочек рыбы. Промокнул губы салфеткой. 
– Официант, счёт!
Аня почёсывала ладошку. Как обычно, не замечая этого. Зуд. С детства. Нарушение обмена веществ. 
Муж выжидал.
Она спохватилась. Убрала руки под стол. 
– Твоя взяла.
– Я только уточню. Ты убираешь квартиру. Одна. Неделю.
Анька фыркнула.
– Смотри не лопни от гордости!
– Ага. Нужно было на месяц спорить…
– Уговор есть уговор. Это и есть твоя таинственная диета? Ничего в себе долго не удерживать? 
Буквально за месяц Жора избавился от пивного животика. И как-то посвежел. Будто помолодел лет на пять-семь. 
Официант с ухмылкой принёс счёт.
– Спасибо, очень вкусно! – улыбнулся Жора и рассчитался. – Пойдём?
Бармен и официанты переглянулись и захихикали.
– Ты… уверен? Успеешь добежать?
Он молча направился к выходу.
Улица полна народу. И общественных туалетов рядом не наблюдается. Ну не будет же он… 


– Ладно, в чём секрет? – не выдержала Аня. 
– Спокойно, никакого секрета здесь нет, – пропел муж строчку из песни. – Всё дело в метаболизме. Потанцуем?
Он обхватил жену за талию, прижал к себе. 
– Давай сделаем пару па?
– На нас смотрят.
– И что? Мешаем кому-то?
Аня посмотрела по сторонам. Прохожие улыбались. 
– Ты же не любишь танцевать. 
– Не любишь… А теперь захотелось! Анька! Слышишь, начинается новая жизнь!
И он закружил жену. 
Она схватила его за плечи и остановилась. 
– Жора…
– Ладно-ладно, это… – муж сделал паузу, – это сюрприз. Который ждёт тебя дома! 
Он потянул жену за собой.
Дома он достал из секретера коробочку в подарочной упаковке. 
– Вот. Только не злись, когда поймёшь. Надо было объяснить наглядно…
Аня потрясла коробку. Внутри зашуршало что-то лёгкое. 
Под обёрточной бумагой оказался коробок с надписью. 
– Вита… – прочитала она название. – И давно ты подсел, Георгий? 
Она называла его Георгием только когда злилась. 
Жора облизал губы.
– Погоди-погоди, не горячись. Смотри, со мной всё в порядке! 
Он погладил живот.
– И никаких последствий для организма после такого обеда.
– Отвечай на вопрос.
– Ну, месяц.
– Всё сходится. А то я смотрю, похудел, подтянулся… Но месяц – это ещё не фатально. Надо просто выкинуть этот БАД.
– Это не БАД. Почитай. Наносистема обмена веществ… Лицензирование и всё такое. Встраивается в организм и следит за обменом веществ. Что бы ты ни съела – организм получает только необходимое. Вот как я сегодня в кафе. Молоко с рыбой и огурчиками. И норма! А что не усвоилось – аккумулируется…
– Господи, будто сектанта слушаешь… Или коммивояжёра. Где? 
– Что где?
– Аккумулируется где?
Муж смутился.
– Не знаю точно. 
Она села на диван. 
– Там никакого привыкания, там… – продолжал Жора.
– Ладно, допустим. И сколько?
– Что сколько?
– Цена.
– А… Пять процентов от зарплаты за месяц. 
Она быстро подсчитала в уме и расхохоталась.
– Ань, это специально так, чтобы каждый мог позволить…
– Не оправдывайся.
Муж обиженно замолчал.
Она посмотрела на обёрточную ленточку, которую сжимала в ладошке.
– Ладно, не дуйся. 
Он сел рядом. Приобнял.
– Так лицензированный продукт, говоришь, Жора?
– Неужели я бы стал дарить тебе гадость?
Муж полез целоваться.
Аня нехотя ответила на поцелуй. Повертела коробок.
– Ладно. Я попробую. Только малейшее сомнение, малейший повод – и мы бросаем. Оба, слышишь?
– Как скажешь, дорогая, – чувственно сказал он. 
– Тогда… я пойду убирать, – сказала Аня и разомкнула его объятья.

***
Зуд прошёл через пару дней. И сон стал спокойнее. Может, на самом деле вита помогала? Как ни старалась, но никаких изъянов Аня не находила. 
Она курила в подсобке кондитерской. И смотрела на мобильнике видео с Интернета. Те, что выдал поисковик на запрос «Вита. Наносистема».
Прыгающее изображение, снятое на мобильник. На экране – обычная кухонька хрущёвки.
– Снимаю, – прозвучал закадровый голос.
Стриженный под горшок паренёк встрепенулся.
– Итак, мы берём воду и траву со двора. У меня – как видите, листья. 
Камера показала в пластиковой миске сорванные листья.
Он вытряхнул зелень в измельчитель и добавил чуть-чуть воды. Закрыл крышкой.
– Измельчаем… Вот… Уже готово.
Под крышкой оказалась грязно-зелёная масса, которую он вывалил обратно в миску.
– Поливаем кетчупом и перемешиваем ложечкой. И – вперёд!
Паренёк кривился и ел.
Раздался закадровый голос:
– Андрюха, вот скажи людям. Зачем! Скажи!
– Я могу теперь есть всё, что захочу. Даже если не хочу.
– Ну, ты сказал!
Закадровый смех.
– Ну… – продолжил Андрей. – Могу не думать о еде. Просто виту принимаешь – и ешь всё. А деньги копишь.
– Ммм… Ну да. 
– Выключай уже.
Видео оборвалось.
Следующее видео, рекомендованное для просмотра, – «Ольга пьёт воду из лужи». 
Анька усмехнулась. Посмотрела в сигаретную пачку. 
Там ещё больше половины. Странно. Она уже неделю не покупала сигарет. С тех пор, как стала принимать виту. А ведь ещё недавно выкуривала полпачки в день. Когда искала работу. Нервы, нервы… 
Рестораны и кондитерские скептически смотрели в европейский диплом. Переводили специальность… Усмехались. 
– Дизайнер еды – это… повар? Или технолог?
– Скорее как совмещение. Фуд-дизайн – это… аппетитный вид любого блюда.
После непродолжительной паузы обычно звучало:
– Мы вам позвоним в течение двух недель. 
В конце концов взяли в кондитерскую. Для привлечения внимания. Как медведя на цепи или рыбок в аквариуме. Ну а когда она поработала над формой и цветом блюд, чтоб соответствовало и интерьеру, и дизайну посуды, и… настроению (разные оттенки для утренних и вечерних заказов), прибыль пошла вверх. 
Теперь меньше переживает – меньше курит. Или… Анька задумалась. В голову пришла интересная мысль насчёт виты.
Официантка вывела её из раздумий.
Залетела в подсобку со словами:
– Ань, клиент зовёт. Выйди.
Она с ненавистью вкрутила недокуренную сигарету в блюдечко. 
– Иду.
«Хочет на любопытную зверушку посмотреть? Опять дурацкие вопросы. Что за работа? Где учат? Чем ещё занимаешься, это ведь не серьёзно, это хобби?» 
Впрочем, ради таких скучающих богачей её и приняли на работу.
Но клиент не таращил глаза. Пожилой мужчина в пиджаке свободного покроя спокойно ожидал её.
– Добрый день, Анна, приношу извинения, что отрываю вас от дел. Присядете на пару минут?
У него был приятный баритон. Аня села за стол.
– Прежде всего, позвольте выразить восхищение вашей работой. Гармония блюда и посуды, соразмерность и цветовой баланс во всём. 
Аня улучшила момент и посмотрела по сторонам. Розыгрыш? Кто? Бармен? Арт-директор? Вроде никто не смотрит и не хихикает.
– Да, я забыл представиться, – встрепенулся он и вытащил из внутреннего кармана визитку. – Глава сети вип-ресторанов «Элегия». Дмитрий Леонидович. Там телефон, если надумаете. 
Аня стала думать о банальном мужском интересе. И, видимо, это отразилось на её лице.
Он улыбнулся.
– А предложение собственно такое. Я открываю новую сеть экспериментальных эконом-бистро. Общепит, который может позволить себе каждый. Хотел бы, чтоб вы занялись разработкой пищевого концепта. С последующим назначением на должность фуд-дизайнера этого проекта. 
Он замолчал.
– Дмитрий Леонидович, мне нужно знать специфику сырья. Какая пища. Какие продукты. 
– Значит, сразу к делу, – одобрительно кивнул он. – Хорошо. Давайте поговорим при встрече в другом месте. Рад, что вы говорите «да».
– Ну… честно говоря, пока что я говорю «не нет». 
Он засмеялся.
– Осторожность не повредит. Да, – он перешёл на шёпот. – Для вашего руководства – пусть я как большинство зевак расспрашивал вас о вашей диковинной профессии. 
Она многозначительно промолчала. Встала из-за стола.
– Всего доброго.
– До встречи.
Глаза ресторатора блеснули.


***
Дома она рассказала мужу про странное предложение директора «Элегии». Затем вспомнила забавную мысль, которая пришла в голову в подсобке.
– Жор, давай отметим! У тебя завтра – выходной, у меня – тоже. 
– Ну… Тогда я за шампанским? – неуверенно спросил он. А у самого глаза загорелись.
– Зачем? Коньяк подойдёт.
– А тебе не поплохеет?
– Спорим? Выпью и прочитаю скороговорку. И не опьянею. С тебя – неделя уборки. Идёт?
Анька встрепенулась. Сейчас же догадается! Надо перебить мысль! Анька погладила себе коленку. Жора облизнулся. Эх, мужики, ими так легко управлять…
– Ну, давай…
Уже надумал себе бог весть что…
Он откупорил бутылку. Чокнулись. Залпом осушили стопки.
Затем последовала вторая, третья, четвёртая… 
Муж с недоумением смотрел на бутылку и прислушивался к ощущениям.
– Шла Саша по шоссе и сосала сушку. Ну как? Хороший коньяк? – спросила Анька.
Жора посмотрел на неё. 
– Да, хороший, но… что-то я как будто газировки выпил. Не чувствую градус, – он осёкся. 
– Вот и я думаю… 
Муж нахмурился.
– К чему это, не понял? 
– Я покажу. Пойдём на балкон.
Они вышли на лоджию. Анька открыла окно. Прикурила сигарету.
– Смотри.
Она глубоко-глубоко затянулась.
– Ань… – испугался он.
Она помахала протестующе рукой.
Четверть сигареты истлела. 
Анька задержала дыхание. И спокойно выдохнула. 
– Понял? Новый обмен веществ. Твоя вита не пускает в организм всякую дрянь. И даже желания пить-курить пропадают. 
Она затушила сигарету.
Муж посерьёзнел.
– Значит, вита блокирует всё лишнее, и… выпивка действует как лимонад? 
– Ну всё, Жора. Ни тебе пивка по пятницам, ни посидеть отметить что с друзьями. Вернее – никто не запрещает. Но… каково пить дорогущий коньяк, если он на тебя действует как лимонад? Не легче просто купить сока? Обидно, ведь будь ты сердечником, наносистема пропустила бы немного того же коньяка… Как сосудорасширяющее.
– Аня… 
– Я не закончила. 
Она достала коробок с витой и смяла пачку. 
– Это можно выкинуть. Твоя вита – злая тётка. Вышвырнула курение, попросила на выход алкоголь. Ещё и физрой заставит заниматься. Вот тебя ж так и прёт на танцы?
Она повернулась к нему. Подошла в упор. Посмотрела в глаза.
– Вита будет жить за нас. Вместо нас. Ты хочешь этого?
Он закусил губу.
– А ты похудела. 
– Ты тоже. 
– Разве плохо?
– Ты защищаешь виту? 
Он смущённо помолчал. 
– Ясно, Жор. А ведь ты обещал, что бросим вместе…
– Погоди, Ань. У меня тоже были сомнения, но… Вот в Средневековье часто мылись? – решил блеснуть эрудицией муж. – Нет. Потому что вода считалась какой? Вредной. А теперь? Тебе всякие шампуни и бальзамы, мистеры скраблы-браблы и прочие экстракты жожоба. Показать рыцарю – думаю, ему тоже будет не по себе. Вита – это же не силикон. Мы становимся собой. Какими есть. Избавляемся от комплексов и болезней. Разве ты не стала лучше спать? 
– Да, а ещё я весь день хочу бегать и прыгать. Напрягать мышцы и радоваться тому, что они работают… Эх… Но разве это мои желания? Ну, пройдёт год-два. Кого мы увидим на улицах? Кучу одинаковых людей? Куклы… 
– Неужели ты так любишь свои болячки и комплексы? 
– Что ты хочешь этим сказать? – встрепенулась она.
– Руки. Ты перестала чесать ладошку. И это – ес-тест-вен-но! Жизнь стала менее мучительной.
Он отвёл глаза.
– Мы не можем пить, курить. И наркотики принимать. Какая потеря! – Он всплеснул руками. – А хотели ли мы этого когда-нибудь на самом деле? Только психологически. Чтоб расслабиться, побыть вместе… 
Жена придвинулась к нему.
– Интересно, а много таких, как мы? Согласных на виту…
Обняла и продолжила:
– Только не говори, что тебе пора убирать квартиру. Не уходи. Это я так вчера, вредничала… 
– Наши выигрыши взаимно погасили друг друга. Как кредиты.
Он поцеловал её. Жена ответила взаимностью. Затем взяла за руку и повела в дом.


***
Жора видел во сне город.
Атлетичные мужчины и женщины, пышущие здоровьем. С одинаково подтянутыми лицами. И кафешки – на каждом углу. Он решил присесть на террасе. 
Вышколенный официант принёс меню.
«Цыплёнок табака»* – 25 руб.
Жаркое из «свинины»* – 17 руб.
Перелистнём пару страниц. Напитки.
«Чай»* – 3 руб.
Он заказал цыплёнка табака. 
И ему сразу принесли. 
Он вдохнул запах жареной птицы. Перевернул тушку на бок, и… 
На спинке цыплёнка было подозрительное зелёное пятно с пол-ладони. 
– Официант!
Несмотря на обилие клиентов, сразу подскочил молодой человек. 
– Да.
– Что это?
Тот критически оглядел цыплёнка.
– Допустимое нарушение цветовой гаммы. 
Жора старался не выходить из себя.
– Хорошо, но как можно есть зелёное мясо?
Официант дружелюбно улыбнулся.
– Уверяю вас, технология не нарушена. 
– Какая технология, это ж тухлое мясо! – всё-таки не сдержался Жора.
– О! – Официант закатил глаза. – Понятно. Никакого мяса нет. Это синтетическое блюдо. 
– Что?
Официант осклабился. 
– Сноска внизу. Видите?
Жора посмотрел в низ страницы. Мелким шрифтом после звёздочки набиты ингредиенты и добавки. 
Концентрат… Красители… Загустители… Имитатор мясных тканей… Вкусовые добавки…
– Был у нас такой клиент… – проворчал официант. – Пришлось выплачивать штраф. За имитацию баранины вместо настоящего мяса. С тех пор все блюда в кавычках.
– Но зелёный цвет…
– Дизайнер… – пожал плечами официант. Затем оглянулся и перешёл на шёпот: – Только с курсов пришёл, не надо писать в жалобную книгу… Я вам чай за счёт заведения принесу.
– Ну и кафе… – помотал головой Жора. – А где я могу поесть мяса?
– Ресторан «Элегия». У них даже холодильник есть.
Официант загадочно ухмыльнулся.
– Счёт.
– Хорошо.
В «Элегии» обедало несколько человек. Жора присел за свободный столик. Официант скептически оглядел его и аккуратно положил меню в кожаном переплёте на край стола. 
Жора открыл и обомлел.
Утка по-пекински – 39 400 руб.
Салаты… так… просмотрим.
Оливье (мясо, зелёный горошек конс., отварной картофель, отварная морковь, яйцо кур. отварное, малосол. огурчики, майонез, соль, перец) – 4100 руб./200 г.
Он закрыл меню. Посмотрел невидящими глазами.
Официант усмехнулся, подошёл.
– Выбрали?
Это было так унизительно. Официант явно глумился. Его глаза. Его рот. И диастема в ухмылке.
– Диастему. 
Официант нахмурился. И нахмурился весь мир. Длинный коридор-туннель образовался в просвете между зубов. Жора шагнул туда. Тёмный коридор с красным ковром заканчивался экраном во всю стену. Шла телепередача. Политик отвечал на вопросы ведущего.
– Безусловно, это позволило снять социальное напряжение в стране. 
Безусловно… Безусловно… Безусловно… – вторилось в голове. 
– Пищевая техника – как мы именуем всю кухонную утварь прошлого, перестала пользоваться спросом. Хотя, конечно, есть любители экзотики. Эти эстеты-гурманы. Но большинство перестало ломать голову о том, как прокормить себя, свои семьи. Поэтому вита и вошла в федеральную программу. На свалках – холодильники, плиты, тостеры – и прочее барахло. 
Экран пододвигался. И вот огромные губы шевелились напротив головы. Жирные лоснящиеся губы. Два огромных красных питона. 
– Разумеется, вся пищевая промышленность была изменена. Зачем производить, если можно просто делать концентраты, насыщать их и продавать? Исчезли за ненадобностью спиртные напитки и сигареты, наркотики и прочие искушения. Зачем, если организм не принимает? Вита подарила нам новую жизнь. Здоровую. Простите за тавтологию.
Политик снова открыл рот, и Жора провалился во тьму глотки. 
Он нёсся по туннелю. Пока не приземлился на что-то твёрдое. Кухонная плитка. Как у него дома. И Анька в фартуке что-то готовит в духовке. Она стала ещё стройнее…
– Жора?
– А? – сказал он. И его ответ повторился эхом.
– А? – послышалось за спиной. 
Он обернулся. И увидел себя. Ещё более подтянутым, атлетичным.
– Дорогой, ужин готов.
– Иду-иду.
Аня достала из духовки большую миску. 
– Жаркое по-домашнему, – сказала она и улыбнулась. 
Он опешил. Она смотрела сквозь него.
– Умничка моя. – Через него, как через призрака, прошёл Жора и поцеловал супругу.
– Купи загуститель и мясной ароматизатор по дороге, а то заканчиваются. 
– А-а-а! – заорал настоящий Жора. И от крика мир пошёл рябью. Супруги вроде бы прислушались, но тут же вернулись к ужину. Крапинки побежали по миру. Красные. Зелёные. Картинка оборвалась, и осталось только шипение ненастроенного канала телевизора. 

***
Он проснулся весь в поту. Рядом калачиком свернулась Анька. За окном – светло. 
Милая Анька. Он нежно провёл рукой по плечу. Она расслабилась и улыбнулась во сне. 
Жора надел тапки и прошлёпал на кухню. Поставил чайник. Включил телек.
В утренних новостях говорили про рост популярности виты. Федеральные власти заинтересовались так называемым нанофильтром для обмена веществ.
Он переключил на музыкальный канал. Ещё будет время привыкнуть к миру, где правит вита. А пока надо успеть насладиться едой. Устроить проводы пищевому раздолью.
Когда жена проснулась, он уже созрел для решений. Сходить вечером в ресторан. Он с радостью выложил Аньке план выходного дня.
– Жора? – удивилась она. – Ты же хотел новый холодильник. 
– Знаешь, у меня такое чувство, что он не понадобится… Гульнём? Давай сходим в эту самую «Элегию», заодно узнаем, насколько серьёзный ресторан.
– Ты уверен?
Он поцеловал любимую.
А в ресторане «Элегия» к ним подошёл официант. Положил меню. Жора зажмурился. И снова взглянул на официанта. Да, это он был во сне. 
Официант улыбнулся, обнажив диастему.
Жора отвернулся и посмотрел в глаза жены.
– Дорогая, – сказал он. – Выпьем за твои блестящие перспективы!
И они чокнулись бокалами с лимонадом. 


Читать рассказ в онлайн версии журнала "ММ": http://www.21mm.ru/?mag=117#104 
Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика