мы
«Все гениальное просто!»
можем
Машины и Механизмы
(научно-популярный журнал)
Все записи
текст

Плюс-минус вечность

"ММ" №12/99 2013, с. 106
Автор: Елена Логунова
Иллюстратор: Майя Арутюнова

Стыдно сказать, но Гэри Тук терпеть не мог динозавров – ни жареных, ни вареных, ни сырых, то бишь – живых.
Однако утром линия автоматической доставки, содрогнувшись в последний раз, задымила и скончалась – отнюдь не безвременно, потому как давно следовало произвести капитальный ремонт, да все не хотелось делать серьезное кровопускание и без того дистрофическому банковскому счету.
Гэри выругался, потом взял себя в руки и спокойно раскинул мозгами – не помогло, тогда он снова выругался. Страсть как не хотелось заталкивать себя в старенький, времен холостяцких пикников, хроноскафандр и лично тащить четырехпудовый алюминиевый куб с консервированной кормежкой для динозавров в глухую доисторическую дыру!
Но что делать? Глупые твари, не дай им вовремя питательного концентрата, начнут трескать друг друга, или и того хуже – разбегутся по всему континенту. Вот тогда прости-прощай семейный бизнес и надежды перебиться кое-как до лучших времен, когда диплодок в собственном соку опять войдет в моду.
Морщась, Гэри сделал себе универсальную прививку, натянул изрядно жмущий под мышками хроноскафандр, крякнул, прижал к груди груз и отбыл.
Но день явно был неудачный.


Где-то на полпути тяжелый куб с концентратом вырвался из рук Гэри, загадочным образом прорвав острым углом туго натянутую ткань на задней поверхности бедра.
Ловить груз не имело смысла: лишенный тяги хроноскафандра, он немедленно вывалился в текущее время.
Гэри представил, как эффектно железный сундук с обедом для ящеров метеоритом рухнул где-нибудь в сибирской тайге, криво усмехнулся и опасливо глянул на прореху в скафандре.
Дыру следовало латать: с такой пробоиной в корме о точном соблюдении временно-пространственных координат не стоило и думать. Гэри в сердцах врезал в кнопку «Стоп» кулаком, откинул шлем-капюшон и огляделся.
Так, до голодных динозавров не долетели, и то ладно. Но местность дикая. Тепло, должно быть – лето. Трава под ногами сочная, густая, цветочки в ассортименте, козявки разнообразные. Деревья всяческие в изобилии – лес, стало быть. Хищного зверья пока не видать.
Гэри высмотрел торчащий из травы валун, осторожно приблизился, тщательно обозревая местность на предмет своевременного обнаружения прожорливых удавов и коварных скорпионов, брезгливо смел с камня одинокого муравья и присел.
Было абсолютно ясно, что осуществить процесс штопки скафандра, продолжая оставаться внутри него, не удастся.
Гэри стыдливо покраснел, нервно огляделся и снял скафандр, оставшись при густой поросли на груди и шраме от аппендикса несколько ниже. После этого быстро сел на теплый камень и вынул из нагрудного кармана лоскут самоклея.
Аккуратно расправив материал, Гэри припечатал латку поверх разрыва, нетерпеливо ожидая, пока она срастется с тканью скафандра.
В этот момент кусты на опушке пугающе зашевелились, Гэри поспешно сунул скафандр в заросли травы и вскочил.
В просвете между листьями блеснул любопытный глаз. Ветки затрещали, и на поляну выступила женщина – высокая, красивая, смуглая и абсолютно голая. На шее у нее болтались жутковатые бусики из чьих-то зубов.
Гэри узрел роскошную плоть, смутился и поспешно сел в траву. Потом подумал, что невежливо сидеть, когда дама стоит, и поднялся, но уже прикрываясь ладошками.
Аборигенка смело приблизилась и бесстыдно воззрилась на потупившегося Гэри. Краснея под ее изучающим взглядом, он мысленно выругал себя за то, что не удосужился поддеть под скафандр хотя бы плавки. Жаркий пот заливал его лицо, Гэри хотел бы стереть его, но руки были заняты.
Дикарка между тем неискренне улыбнулась, показав превосходные зубы, и Гэри припомнились страшненькие старинные сказочки о каннибалах.
Он тихонько попятился, но женщина остановилась и заученным жестом вытянула руки, демонстрируя пустые ладони. Гэри сообразил, что этот жест означает мирные намерения, и повторил его по-своему: показав даме поочередно сначала правую, потом левую руку – вторая рука в этот момент выполняла роль фигового листка.
– Ева, – приятным голосом сказала красотка, ударив себя в грудь четвертого номера кулачком.
Гэри узнал древнейшее имя, синоним самого слова «женщина», порылся в памяти и извлек на свет универсальное обозначение мужчины:
– Адам!
Наверняка это понравится ей больше, чем Гэри Рейнольдс Тук.
И правда, понравилось!
Ева грациозно опустилась в траву, сделав приглашающий жест Гэри, и он послушно сел на камень, стыдливо стиснув коленки.
Она указывала на различные предметы, одновременно по-своему называя их, а Гэри повторял, удивляясь собственному неожиданному знанию доисторического языка – очевидно, родовая память! – и в то же время ловко мастеря из травы нарядную набедренную повязку. К тому времени, когда хорошенькая плетеная юбочка заняла подобающее место на теле Гэри, они уже могли вести примитивный разговор.
Гэри показал на пальцах свой возраст (32) и узнал годы своей собеседницы (21). Потыкав большим пальцем через плечо, дал понять, что живет не здесь, а где-то там. Изобразил в лицах жену (взбитая прическа и воображаемый младенец на руках), сынишку (охота на птичек с лазерной рогаткой) и собаку (галоп на четвереньках под аккомпанемент собственного тявканья).


Ева смотрела во все глаза, бурно одобряя наиболее удачные репризы.
Больше всего ее заинтересовал рассказ Гэри о динозаврах, которых он сначала изобразил, а потом даже нарисовал куском рыжей глины на камне. Получилось не слишком похоже, но Еве рисунок понравился. Восхищенно цокая, она подобралась к нему на коленках, водя пальцем по угловатым коричневым линиям и невнятно бормоча незнакомые Гэри слова. Он почувствовал себя польщенным и на бис изобразил процесс приготовления и поедания вкусного динозаврьего бифштекса.
Когда на закате они расстались, Гэри признался себе, что провел удивительно приятный день. С гордостью сознавая, что немало потрудился для просвещения темных первобытных масс, он влез в отремонтированный скафандр и отправился домой, дав, однако, себе честное слово первым делом починить линию доставки, чтобы бедные динозавры однажды не вымерли с голоду.
Ева углубилась в лес, отыскала в заданном квадрате приметное дерево и вытащила из-под корней спрятанную там сумку с хроноскафандром. Она была счастлива: первая ее полевая экспедиция – и сразу успех! Миниатюрный фотоаппарат, спрятанный в пластмассовом медвежьем клыке ожерелья, хранил снимки прекрасного рисунка, сделанного на ее глазах пещерным человеком! А сколько впечатлений!
Ева зажмурилась и томно улыбнулась: а он очень даже ничего, этот неандерталец!
Ням-пу спустился с дерева, на ветке которого терпеливо просидел весь день, наблюдая за странными чужаками на полянке. Присев на корточки и склонив голову набок, он рассмотрел нехитрый рисунок Гэри и неумело повторил его, водя красной глиной по серому камню.
Эти чужие – они назывались «Адам» и «Ева», это он запомнил.
Ням-пу улыбнулся, очень довольный собой, и заковылял в лес, повторяя на ходу смешные незнакомые имена.


Читать эту статью в онлайн версии журнала "ММ": http://www.21mm.ru/?mag=last#106

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика