мы
«Все гениальное просто!»
можем
Машины и Механизмы
(научно-популярный журнал)
Все записи
текст

От первого литца

Евгений Юркевич
Текст: Евгений Юркевич

Мало кого могут оставить равнодушным средневековые артиллерийские орудия XVI–XVII столетий. Изящные, покрытые большим количеством изображений и надписей, они являются настоящими произведениями литейного искусства… О тонкостях их создания рассказал «ММ» старший научный сотрудник Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи, кандидат исторических наук Евгений Юркевич.


К началу XV века в русской артиллерии сложились три основных типа орудий: пушки («пушки верховые»), предназначенные для навесной стрельбы, пищали, стрелявшие ядрами по настильной траектории, и тюфяки, стрелявшие дробом на близкое расстояние.
Таким образом, если исходить из русской средневековой терминологии, касающейся «наряда» – артиллерии, то верховые пушки соответствовали позднейшим мортирам, пищали – пушкам, а тюфяки являлись предшественниками гаубиц. 
В середине XV века происходит переход от ковки орудий из железа к их отливке, что значительно облегчило и ускорило процесс их изготовления. Кроме того, в этот период появляются прицельные приспособления в виде целика и мушки, а также колесные лафеты, значительно повысившие подвижность артиллерии и позволившие применять орудия не только при обороне или осаде крепостей, но и в полевых сражениях.
Основным материалом для отливки стволов вплоть до XIX века служила бронза – так называемый «артиллерийский металл», представлявший собой сплав, состоящий (в среднем) из 10 частей олова и 100 частей меди.


В конце века на Руси появляются и первые мастера-литейщики, изготавливавшие бронзовые артиллерийские орудия. Первыми русскими «литцами» считаются московский мастер Яков и его ученики Ваня и Васюк. Сохранилось только одно орудие мастера Якова – двухгривенковая (66-миллиметровая) бронзовая пищаль, отлитая в 1491 году. Надпись на ее казенной (задней) части гласит: «По велению благоверного и христолюбивого Великого Князя Ивана Васильевича, Государя всея Руси, зделана бысть сия пищаль в лете 7000 месяца сентября, 30 лета господарства его, а делал Яков».
Интересно, что надписи на русских орудиях более скупы, чем на европейских или восточных. Если на изделиях из Европы или с Востока можно видеть длинные надписи (вплоть до стихотворных), часто от лица самого орудия, то на русских стволах указывался только год отливки, имя Великого Князя (царя), в правление которого ствол отлит, и имя мастера, его изготовившего. Иногда, прежде всего это относится к стволам XVI века, на них стоит только имя литца – «Кашпир», «Богдан». Многие орудия, особенно большие, имеют собственные имена: «Медведь», «Лев», «Свиток», «Скоропея» и др. Это было связано с особенностями изготовления стволов.


До начала XVIII века орудия изготавливались так называемым способом «медленной формовки», установившимся еще с XV столетия. Стволы отливались в глиняной форме, сделанной по глиняной же модели, основу которой составлял деревянный конусообразный стержень-сердечник с намотанным на него соломенным жгутом. Жгут, намотанный на сердечник, тщательно оббивали специальными деревянными колотушками, чтобы он лежал ровно и плотно.
Затем поверх жгута наносилось несколько слоев глины, каждый из которых просушивался на открытом воздухе. Первые слои состояли из смеси глины с толченым кирпичом, последние – из смеси глины, шерсти и конского навоза. Когда форма обмазывалась последним слоем, к ней вплотную подносился шаблон – кружало, вырезанный из доски в виде половины профиля орудийного ствола. Форма для торельной – торцевой – части орудия изготавливалась отдельно и затем соединялась с основной. Последний слой, наносимый на модель, часто делался из смеси сала, воска и толченого древесного угля. В этом мягком слое вырезались надписи и украшения. Из этой же смеси делались и модели дельфинов – ручек на стволе, служивших для подъема орудия и укладки его на лафет. Цапфы – боковые цилиндрические выступы, которыми ствол накладывался на лафет – делались из дерева и прибивались к модели в нужных местах. Таким образом изготавливалась фальшивая модель. 


Затем нужно было изготовить кожух (верхнюю опоку), в которой и происходила отливка. Для начала модель обмазывали смесью сала и растительного масла, а затем наносились слои глины, смешанной с конским навозом и сеченым конским волосом. Каждый слой отдельно просушивался на воздухе. Толщина кожуха колебалась от 175 до 300 мм. Затем деревянные модели цапф вытаскивались, а образовавшиеся отверстия замазывались смесью глины, навоза и волоса. Далее форма укреплялась железными полосами, обручами и проволокой. После просушки формы из нее удаляли сердечник со жгутом и фальшивую модель и соединяли форму ствола с формой торели. Потом готовая форма-кожух, внутри которой оставался отпечаток ствола со всеми надписями и украшениями, вертикально помещалась в литейную яму, а по центру кожуха устанавливался специальный сердечник, диаметр которого соответствовал калибру орудия, то есть орудия отливались с готовым каналом ствола. Затем в форму заливалась бронза. Для извлечения готового ствола форму приходилось разбивать. 
Процесс изготовления одного орудия занимал многие месяцы, а уничтожение формы после отливки делало каждый ствол единственным в своем роде. Именно этим и объясняется столь трепетное отношение мастеров к своим творениям. 


В XVI веке, помимо орудий из бронзы, начинают отливать орудия и из чугуна. В этот период устанавливается все большее относительное единообразие в отливке орудий и достаточно четкое разделение их по видам и типам, в первую очередь, в зависимости от длины и калибра. К концу XVI века в русской артиллерии насчитывалось не менее 2000 орудий.
Русские летописи донесли до нас имена многих мастеров-литейщиков этого периода: Булгака Новгородова, Степана Петрова, Кашпира Ганусова (Каспара Ганса) – учителя Андрея Чохова, Семена Дубинина. Наиболее известен, конечно, Андрей Чохов – автор знаменитой Царь-пушки, отлитой в 1586 году и находящейся ныне в Московском Кремле. Кстати, свое название Царь-пушка получила не из-за больших размеров, а из-за литого изображения на стволе царя Федора Иоанновича.


В XVII веке появляются первые отечественные медеплавильные, чугунолитейные и оружейные заводы – в Туле, Кашире, Невьянске, Городище, активно развивается отливка однотипных орудий, прежде всего двух- и трехгривенковых полковых пищалей, формы для которых отделывались при помощи так называемых формовочных кружал: модель поворачивали вокруг своей оси, и кружало срезало лишнюю глину. 
Со второй половины XVII века орудия изготавливаются по чертежам. Наибольшее количество однотипных орудий (равных по калибру и длине ствола и различающихся лишь по весу) отливалось на Московском Пушечном дворе. Интересно, что в этот период в надписях на стволах орудий указывается не только год отливки и имя мастера, но и калибр, длина и вес ствола. К середине XVII столетия в русской артиллерии определяется 14 основных калибров. Помимо однотипных стволов, в этот период начинают изготавливать и однотипные лафеты.
В XVII веке, помимо Андрея Чохова, прославились такие русские пушечные мастера, как Кондратий Михайлов, Григорий Наумов, Логин Жихарев, Ермолай Федоров, Осип Иванов и многие другие.


Рассматривая развитие отечественной артиллерии в XV–XVII веках, необходимо помнить, что она по многим параметрам опередила европейскую более чем на столетие – ведь в Европе однотипные стволы артиллерийских орудий в массовом порядке стали изготавливать только с 1730 года, во Франции. В России же это делали еще в XVII веке. Утверждения же о том, что до эпохи Петра I в русской артиллерии царили разброд и шатание, являются не более чем досадной исторической ошибкой, возникшей в результате невнимательного прочтения исследователями документов. 
Чрезвычайно важным было и то, что в Русском государстве вся артиллерия была казенная, то есть принадлежала государству, а не являлась собственностью городов или феодалов. И именно от государства мастера получали заказы – «сказки», документы, в которых указывалось, какие орудия и в каком количестве необходимо отлить, с указанием их калибра, длины и веса. 


И своим блестящим состоянием русская средневековая артиллерия во многом обязана мастерам-литейщикам, создававшим прекрасные образцы орудий, являвшихся не только грозной огневой силой, но и настоящими произведениями искусства. 

Читать эту статью можно в онлайн версии журнала "Машины и Механизмы":
http://www.21mm.ru/?mag=89#074


Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика