мы
«Все гениальное просто!»
можем
Машины и Механизмы
(научно-популярный журнал)
Все записи
текст

Магистр катастроф

"ММ" №2/101 2014, с. 38
Текст: Ольга Спасская

Глядя на этого загорелого жизнерадостного человека со смеющимися глазами, трудно поверить, что именно он – тот самый знаменитый укротитель стихии и охотник за торнадо. Его называли Магистром катастроф, а он просто любил свою работу, вкладывая в нее все свое время и всю свою душу.
Талантливый инженер, бесстрашный исследователь, выдающийся ученый, Тим Самарас ставил своей целью спасение людей, изучая повадки разбушевавшейся природы.


Май 2013 года в штате Оклахома выдался урожайным на смертоносные ураганы. Пролетая над Канзасом и Айовой 20 мая, круша все на своем пути, смерч становился только сильнее. Он обрушил свою ярость на оклахомский городок Мур, достигнув рейтинга EF5, что соответствует максимальному баллу по Усовершенствованной шкале Фудзиты, принятой для классификации торнадо. Такой коэффициент свидетельствует о невероятной силе ветра – более 140 м/с, когда прочные дома сметаются с фундамента и переносятся на значительные расстояния, асфальт срывает, словно кожуру апельсина, а автомобили летают над землей, как пустые продовольственные пакеты. Это был самый мощный вихрь в истории штата. Он забрал 24 жизни и нанес ущерб в 2 миллиарда долларов.



31 мая 55-летний Тим Самарас вместе с сыном Полом и помощником Карлом Янгом занимался привычной работой. Исследователи готовили приборы для сбора метеорологической информации, приближаясь к одному из зарождающихся вихрей в районе городка Эль-Рено в пригороде Оклахома-Сити. Этот торнадо был гораздо слабее предыдущего (если только возможно назвать слабой силу ветра более 70 м/с) – ему была присвоена категория EF3, при которой вихрь срывает крыши с домов, опрокидывает поезда и с корнем вырывает большинство деревьев.
К гибели всей команды привело роковое совпадение: ураган резко сменил направление движения как раз в тот момент, когда пути к отступлению были отрезаны. Торнадо вырвал из автомобиля 45-летнего Карла и 24-летнего Пола, который совсем недавно начал работать с отцом в качестве оператора. Самого Тима Самараса нашли под обломками. Ремень безопасности был аккуратно пристегнут, но от машины осталась лишь горстка металлолома…
Эта трагедия стала большим ударом не только для семьи Самараса, у которого остались жена и две дочери. Вся метеорологическая наука потеряла великого ученого. Наблюдая за скоростью ураганного ветра, измеряя атмосферное давление внутри вихря, следя за изменениями температуры и влажности, он собрал самые достоверные сведения о природных катастрофах, превзойдя в точности всех других исследователей-метеорологов за всю историю наблюдений за погодой.

Прежде всего Тим Самарас был талантливым инженером. С самого детства он интересовался техникой, увлеченно ковырял отверткой, постигая принцип работы разных механизмов и изобретая новые приспособления для бытовых нужд. Этот интерес и опыт пригодились во взрослой работе: он сам делал для себя нужные инструменты и приборы, зонды и датчики, модернизировал технику, приспосабливая ее для своих научных целей.

Главным объектом исследования Тима был торнадо, но в равной степени его интересовали любые катастрофические проявления сил природы. Например, он изучал лавины, которые ежегодно по всему миру собирают свою дань из человеческих жертв в размере 100–150 душ. Чтобы сделать горнолыжные склоны безопасными, Самарас работал в горах совместно с лыжным патрулем штата Юта. Для работы был создан Железный Человек – манекен, которому Тим сконструировал «одежду» в виде множества высокочувствительных датчиков. Его помещали внутрь лавины, и манекен должен был выдержать чудовищную нагрузку и снять ощущения человека, попавшего в аналогичную ситуацию.


Кроме Железного Человека, Тим использовал в своей работе уникальную камеру, разработанную во время холодной войны для ядерных испытаний и переделанную им для высокоточного фотографирования стихии. Настоящее название камеры было «Beckman & Whitley 192», но Тим дал ей имя Кахуна, что значит «шаман».
Самарас впервые увидел эту диковинку в 1980 году, когда работал лаборантом в Исследовательском институте университета Денвера. Этот аналоговый прибор посылает свет с трехгранного зеркала, вращающегося со скоростью 6 тысяч оборотов в секунду, в объективы 82 камер. Получаются серии фотографий высокого разрешения с паузами менее одной миллионной доли секунды.
Именно такая камера была нужна, чтобы уловить все тонкости мгновенно изменяющегося процесса образования смерча. В 2005 году Тиму Самарасу удалось заполучить Кахуну, выкупив ее на аукционе за смешные деньги, сопоставимые со стоимостью металлолома.
Трудность работы с этой камерой состояла в том, что она весила семь с лишним центнеров при почти двухметровой высоте, и возить ее приходилось в оборудованном прицепе. Кроме того, Кахуну нужно было запускать заранее. Ей требовался десяток лишних секунд, чтобы раскрутить турбину, а после минутной съемки она перегревалась и ее приходилось останавливать.

При финансовой поддержке общества The National Geographic Society, которое было заинтересовано в исследованиях природы катастроф, Тим переоборудовал своего «шамана», снабдив его цифровыми сенсорами и электронной начинкой.

Позже у Самараса появились два «Фантома» – более современные высокоскоростные камеры, дающие по 10 тысяч кадров в секунду. Видеоролики, сделанные этими приборами, поразили ученых всего мира. Тиму удалось преодолеть границу человеческого восприятия, проникая в тайны скрытых от глаз физических процессов.

 

Несколько лет Тим провел в погоне за торнадо, пока не пришел к мысли, что нужно изучать и молнии, которые их сопровождают. Была возможность исследовать искусственные молнии, создаваемые ракетами, которыми обстреливают грозовые облака. Но Самарас не искал легких путей, считая такой эксперимент не вполне чистым, и гонялся за дикими неприрученными молниями.

Автомобиль Самараса можно было узнать по лобовому стеклу. Из-за многочисленных встреч с ураганами стекло его джипа всегда покрывала сетка из мелких трещин и сколов, оставленных летящими камнями. Но Тима такие мелочи не смущали. При виде грозы, порождающей торнадо, он запускал бензиновый генератор, чтобы успеть зарядить электронное оборудование в своем прицепе. Внутри фургона – несколько мониторов: на них появлялись метеорологические данные измерений множества параметров, и компьютер, который Самарас почтительно называл «леди Молния», приятным женским голосом сообщал расстояние до вспыхивающих разрядов.

 

Научные изыскания Тима Самараса способствовали развитию современных представлений о климате. Они помогли упростить процесс предсказания возникновения торнадо и, что самое важное, сделали возможным прогнозирование поведения урагана.

Тим пользовался большим авторитетом среди коллег и друзей. Все знали, что им движет не жажда экстремальных ощущений, а подлинный научный интерес, подкрепляемый целью спасения людей. В 2011 году в Алабаме Самарас прервал свою работу, чтобы помочь людям, пострадавшим от разгула стихии, вместе со всеми участвовал в восстановлении разрушенного города.

 

Впечатлительный по натуре, Тим был художником и даже поэтом. Много раз коллеги наблюдали, как он останавливался посреди улицы, не слыша возмущения клаксонов, и делал простой снимок обыкновенной радуги. Нередко он говорил, что каждый новый ураган оставляет в его памяти неизгладимый след, пугая и очаровывая. Сочетание разрушительного могущества и красоты восхищало и притягивало, заставляя смотреть не отрываясь. Наверное, в такие моменты в Тиме просыпался ребенок, который прочитал сказку «The Wizard of Oz» о девочке, заброшенной ураганом в волшебную страну. Детские впечатления остались с Самарасом на всю жизнь.

 

Покупая дом на холме к востоку от Денвера, Тим Самарас выбрал место не случайно: отсюда открывается великолепный вид на равнину Колорадо, а поблизости находится Tornado Alley – Аллея Торнадо, где зарождаются североамериканские вихри, гоняющие по обширной территории от Скалистых гор до гряды Аппалачи. Эта местность – полигон многолетних исследований Тима. За два десятка лет кропотливой работы он исколесил Аллею вдоль и поперек, ежегодно преодолевая с единомышленниками по 56 тысяч километров. Свою команду он называл «Tactical Weather Instrumented Sampling in Tornadoes Experiment» («Эксперимент по оперативному сбору метеорологических проб в зоне торнадо при помощи измерительной аппаратуры»), или сокращенно TWISTEX – созвучно слову twister (смерч). Крупнейшие проекты TWISTEX финансировало Национальное географическое Общество США и телеканал Discovery. С 2009 по 2012 год телезрители «прилипали» к экранам, когда в эфир выходила очередная передача «Охотников за ураганами», где экспертом выступал непревзойденный авторитет, сам Тим Самарас. За годы работы он получил от National Geographic Society 18 грантов. Служба безопасности США, признавая важность его исследований для всей страны, подписала с Самарасом правительственный контракт.

 

Самарас стал первым ученым, кому посчастливилось заглянуть внутрь смерча. Он сконструировал датчики, которые можно было поместить в «глаз» торнадо, в эпицентр его воронки. В 2003 году неподалеку от Манчестера на юге штата Дакота во время изучения торнадо категории F4 Самарас поставил рекорд крупнейшего зарегистрированного падения атмосферного давления в центре торнадо (сто гектопаскалей менее чем за минуту) для Книги рекордов Гиннесса. Одновременно был зарегистрирован рекордно низкий показатель давления в 850 гектопаскалей.

Для этого рекорда Тиму пришлось поставить зонд на пути смерча всего за 82 секунды до его появления. Вообще такой риск был не свойствен Самарасу. Коллеги знали его как благоразумного человека, который тщательно продумывает и взвешивает все возможные риски. Тем более невероятным кажется тот факт, что ураган забрал самого лучшего, самого осторожного и опытного… Самарас стал первым охотником за ураганом, который превратился в его жертву.


Ссылка на статью  в онлайн версии журнала "ММ":
http://www.21mm.ru/?mag=101#038

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика