Кристина
я могу слышать и слушать
задавать вопросы и сомневаться
Кристина Куплинова
Все записи
текст

TEDxSZIU: всем по идее

В конце прошлого года посетители киноцентра «Ленфильм» испытали настоящее вдохновение будущим, оказавшись на необычной конференции TEDxSZIU. В поводах и верных способах вдохновиться разбираемся вместе.


 

TED – Technology Entertainment Design – это проект, посвященный идеям, достойным распространения. По сути, это большие международные конференции, на которые трудно попасть, но которые довольно легко увидеть: они очень популярны в Интернете, поскольку среди докладчиков множество интересных личностей – изобретателей, писателей, ученых.

Конференции TEDx – «детища» уникального проекта, их основная цель – дать возможность местным сообществам, организациям и предпринимателям делиться опытом. Чтобы организовать подобное мероприятие, необходимо пройти обучение и получить лицензию. Сейчас TEDx набирает все большую популярность, и как раз одно из таких мероприятий организовал Северо-Западный институт управления.

Зачем? Во-первых, это престижно, а во-вторых, edutainment – это один из новых образовательных трендов. «TEDxSZIU представляет собой интеллектуальное шоу, которое включает в себя выступления на актуальные темы и демонстрацию научно-технических достижений. Образование сегодня можно и нужно вести с помощью игровых, интерактивных, развлекательных форматов. От этого содержание хуже не становится, а воспринимается и запоминается однозначно лучше», – рассказывает Александр Доморацкий, директор Центра образовательных инициатив СЗИУ РАНХиГС.


 

TEDxSZIU состоялся под слоганом «Приближая будущее». Среди гостей был и «ММ» – мы послушали все выступления и выделили несколько идей, достойных распространения.

 

Яков Сомов, основатель и генеральный директор просветительского проекта «Лекториум», программный директор научно-популярной конференции «Парсек», методист Президентского физико-математического лицея № 239


 

О побочном эффекте открытых онлайн-курсов и помощи в развитии цифрового образования

 

«Мир не совершенен, и он просит нас о помощи. Что может сделать один человек? Как вы действительно можете изменить мир, если у вас есть пара часов в месяц?

Есть такая штука – открытое онлайн-образование. Люди учатся, все замечательно. Правда, есть нюанс, о котором никто не рассказывает: университеты, которые готовят эти курсы, анализируют обратную связь. Постоянно. Они смотрят отзывы на форумах, считают, в какой момент человек ушел с курса, и реально его меняют. Вы спросите, и как это поможет миру?

Например, в Томском государственном университете сделали онлайн-курс с нобелевским лауреатом. Читал он, конечно, на своем родном английском, а группа студентов взяла и перевела его на русский язык. Ну и что?

А вот что. Все забывают, что остается от сказки после того, как ее рассказали. Правильные люди берут этот курс и разрезают на составные кусочки, разбирают по косточкам: отдельно видео, отдельно тексты, отдельно тесты, отдельно дополнительные материалы. Таким образом они получают некий набор образовательного контента. И так этот образовательный контент, этот набор кирпичиков встраивается обратно в вузовскую образовательную систему. И это именно то, что ожидает нас в ближайшие годы: переход к гибридному образованию. Гибридное образование очень важно. Оно позволяет сделать образование эффективным. Преподаватели экономят свое время, студенты экономят свое, все происходит лучше и быстрее. Также это прямая предпосылка к индивидуальной образовательной траектории – то, о чем так много говорят, но пока непонятно, когда оно наступит.


 

То есть когда вы оставляете обратную связь об онлайн-курсах, вы действительно меняете образование, образовательную систему. И эту образовательную систему начинают использовать те, кто выбрал своей мечтой астрофизику, химию, литературу. Ваши пять часов в месяц дали возможность эффективней учиться всем, и это очень важно.

Скажем, я очень хочу полететь в космос, но мне, к сожалению, достался не самый лучший мозг, чтобы я смог изобрести корабль и проложить маршрут. Но ведь я могу увеличить шансы на то, что такие люди появятся. Может быть, вы не можете напрямую влиять на свою мечту, но вы можете увеличить шансы на появление суперинженера, который построит космический корабль или беспилотное авто. Я просто хочу сказать, что, если судьба не дала вам возможности менять мир напрямую, вы можете использовать этот небольшой лайфхак. Я хочу, чтобы вы обманули систему. Помогите сделать онлайн-курсы лучше».

 

Виктория Тарасова, руководитель отдела музейных решений Ascreen, руководитель творческой группы и куратор музейных проектов в части сценографии


 

Об ответственности за проектирование эмоций

 

«Я хочу поговорить с вами о том, как мультимедийные технологии меняют наше восприятие реальности. И не просто о проектировании эмоций, а о проектировании эмоций в тех пространствах, где мы ищем достоверность, где нам кажется, что нам предоставляют какую-то объективную реальность.

Мы все уходим в некую виртуальную реальность, и этот процесс начался давно: здесь логично вспомнить братьев Люмьер и фееричное прибытие поезда на киноэкране, когда люди искренне думали, что это правда, и сбегали из зала. Важный момент: реальность, в которую мы уходим, виртуальная, а эмоции – вполне реальные. Мы испытываем страх, гнев, гордость, радость и даже строим там свои отношения.

Куда мы пойдем верить, что за нас кто-то отобрал информацию в “настоящую” реальность? Скорее всего, в музей, в какое-либо выставочное или проектное пространство – пространство достоверности.

Сейчас многие музеи планеты занимаются сценографией – созданием пространства эмоций, где с вами общаются тем языком, к которому вы привыкли, – языком медиа. Формируя пространство эмоций, мы осознанно проектируем реальность. Какие эмоции мы можем вызывать у людей, если они пришли в музей? Мы можем увлекать и впечатлять, создавая масштабные инсталляции. Можем погружать в пространство, задействуя все органы чувств. Мы умеем концентрировать внимание, используя память тела, – допустим, увидеть какой-либо видеоряд вы сможете, только если повторите указанную позу. Мы можем угнетать. Например, в музее ГДР есть инсталляция, посвященная допросам: услышать определенный звук можно, только приняв позу “руки за голову, локти на стол”. При этом в лицо вам будет светить лампа, а впереди вы будете видеть темный силуэт человека.

Мы умеем использовать разные каналы восприятия, обращаться к вам как к визуалам, кинестетикам и аудиалам. У нас получается даже задавать ритм. Например, прямо на входе в музей BMW стоит кинетическая инсталляция, рядом с которой люди проводят 5–10 минут, их не оттащить. Что там происходит? Вы прибегаете в пространство, вы несете с собой какой-то шлейф своих эмоций, но вас прямо на входе останавливают: много маленьких шариков медленно перемещаются и парят в воздухе, создавая таким образом силуэт машины. Вы гарантированно успокаиваетесь и идете в пространство с совершенно другим настроением.

Что происходит? Мы все привыкаем к языку новых медиа, с помощью которого можем забрать человека из виртуального пространства в реальное. Затем мы можем погрузить его в пространство-интерпретацию реальности и там говорить с ним на привычном медийном языке, а в процессе заставлять его испытывать определенные эмоции, с помощью симбиоза мультимедийных технологий и достоверности.

Я пришла сюда, чтобы призвать вас быть ответственными, если вы занимаетесь проектированием эмоций, и помнить о том, что “мы в ответе за тех, кого приручили”. Также хочу призвать вас к ответственному восприятию реальности, если вы выступаете в качестве посетителя таких пространств. Тогда мы сможем двигаться вперед. Спасибо».


 

Елена Переслегина, футуролог, исследователь фантастики, психолог и писатель

 

Об аналитике фантастических произведений и конструировании будущего

 

«Я считаю, что мы с вами все управляем будущим. Мы сами своей волей, своими чувствами, мечтами и фантазиями создаем будущее. Например, мы, мое поколение, читали фантастику, мы говорили о фантастике, прописывали ее своими действиями. Мы издавали журналы, посвященные фантастике. Потом это стало прогнозированием, футурологией.

В Советском Союзе – в стране, в которой не было настоящего, – было будущее. Очень многие люди читали книги, из них процентов 70 читали фантастику. Это очень много! Потому что фантастика – про будущее: про то, как будут жить люди, какие принципы мы отменим, какие сохранятся? Что там с технологиями? А роботы? А азимовский мир? Будут ли вообще понятия “миры”, “культуры”? Что вообще у нас будет? Будет ли временна́я позиция, и будет ли пространственная?

А еще мы состояли в клубах любителей фантастики, где научились прогнозированию и футурологии. Можно сказать, это были фабрики мыслей. Затем очень многое из фантастики стало реальностью, и мы, любители будущего, стали заниматься стратегированием. Что это такое? Это повышение масштаба своего мышления, нахождение ориентиров движения к своей цели. И вообще, мне хотелось бы дерзновенно произнести: стратегирование плавает в моделях будущего.

Мне 54 года, и я – представитель счастливого поколения: за нас так много настратегировали фантасты! Они нарисовали так много треков и траекторий, мы так много поняли про взаимовлияние всего на все, что, когда столкнулись с сегодняшним миром, получилось, что мы этого во многом ожидали.

При этом некоторые люди не стратегируют. В Китае вот нехорошо получилось: людей много, ограничили рождение детей, а потом 20 лет прошло – и некому содержать стариков, а представители молодого поколения – сплошь избалованные дети или незаконнорожденные рабы.

Кстати, существует такое важное понятие – “дикие карты”. Это скрытые, непрогнозируемые события, которые сильно меняют будущее, и нам обязательно нужно пытаться их угадывать. Если у вас есть дети, то, заранее зная о “диких картах”, вы сможете обратить подрастающее поколение в ту отрасль знания и понимания, которая “выстрелит”, и тогда вы с ними будете в выигрыше.

Доброй вам фантастики. Спасибо».


Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика