Кирилл
я могу писать
Сделаю мир лучше, а что делать?
Кирилл Берендеев
Все записи
текст

Жертвоприношение

"ММ" №11/134 2016, с. 104

Уцелевшие экстремисты укрылись в недрах Черной горы. Сразу послали спецназ, но после четырех часов боя тому пришлось откатиться на исходные – пятьдесят «двухсотых» и три потерянные вертушки. Следующий день позиции запрещенной «Свободной армии Новой Астразии» бомбила авиация и утюжили системы залпового огня. Шарашили бомбами с обедненным ураном и забрасывали напалмом. Вечером опять пошел спецназ, не столь уверенно, но почти с тем же результатом, только вертолетов потеряли всего два. Пришлось применить хлор. Он тяжелее воздуха, потому должен вытравить всех укрывшихся в самых глубоких подземельях.

Два дня ждали, затем пошли проверять. Так и есть, живых защитников Черной горы не осталось: груды камня, перемешанные с людьми. Гору сотрясли до основания, вершина полностью разрушилась, в некоторых местах склоны буквально стекли, открыв новые проходы, оставленные медленно остывающей лавой. Пологий конус горы оказался испещрен ими, как муравейник. Одна из таких выводила в просторную пещеру, где спецназ обнаружил около сотни тел. Видимо, тут и находился лагерь «Свободной армии».

Майор, руководивший операцией, прибыл в пещеру не один, вместе с ним вышагивал пожилой сержант с тяжелой коробкой сейсмографа. Положив ее на бугорчатый пол, в разводах застывшей лавы, он долго смотрел на всплески кривых, потом поднялся.

– У оппозиции уже и мальчишки кончаются, девчонки в ход пошли, – хмуро произнес майор, ткнув ближайший труп носком ботинка. В наступившей тишине ему послышался чей-то хрип, развернувшись, он долго вглядывался в темные тоннели и по рации приказал бойцам проверить ближайшие трубки на предмет выживших – их только не хватало.

Вулканолог не отвечал, целиком занятый прибором. Майор развернул труп, под ним находилась новенькая снайперская винтовка, стреляющая пулями с самонаведением.

– Вот сучка, хорошо, что нашлась вовремя. Смотрите, сержант, что им начали поставлять. Да хватит колдовать, можно ядерную бомбардировку устраивать, все равно вулкан не проснется.

– Проверить необходимо. Вокруг много поселений, и не забывайте про самый древний город мира, Тиссат, столицу Первого царства.

– Наслышан, – буркнул майор, изучая винтовку, отвращение на лице мешалось с завистью. – Вот паскуды, мы ж почти всех истребили, а какое оружие теперь им пошло. Видно, их до упора собираются использовать. Ну ничего, скоро граница, там будет проще. Хорошо хоть нам Лига посылает ударную авиацию.

– У них еще три города и полсотни сел сторонников. А пока выбьем, укрепим границу….

– Знаю лучше вас, занимайтесь своим делом. Кстати, что показывает?

– Утром были толчки магнитудой около полутора. Сейчас тихо.



– Во время боев в Тиссате трясло сильнее. – Майор все-таки отложил винтовку, возьмет потом, когда журналисты и представители Лиги континентальных наций уйдут. Сейчас они бродили где-то в тоннелях, откуда еще доносился сладковатый запах невыветрившегося хлора. Впрочем, датчики молчали. – Скоты, нашли где укрываться. Столько храмов пришлось порушить.

Сказано было вяло, привычно, майор словно повторял слова недавней пресс-конференции. Старик-сержант стал обходить пещеру, что-то записывая в планшете. Руководитель операции молча следил за ним, сверля взглядом ссутулившуюся спину.

– Что вы ходите? Гора молчит уже двадцать тысяч лет.

– Но пять тысяч лет назад, во времена Шестого царства, случилось сильное землетрясение. Я почти четверть века занимался Черной горой, ее историей, народами, культурой… да много чем. До войны еще.

– Так вы и археолог. Неужто нашли что-то ценное?

– Нет. А вот в самой горе, пожалуй. Еще в прошлом веке исследователи обнаружили странный феномен: в жерле вулкана породы подверглись внезапному охлаждению.

– Я читал. Вы говорили, будто вулкан выключили.

– Я сказал, заморозили. Вулканы с жидкими лавами встречаются в этом районе часто, тут их целая цепь, которую пока оканчивает Черная гора.

– Цепь? Я видел лишь гряду сопок.

– Это тоже интересный феномен, – ученый увлекся и с жаром принялся рассказывать: – Мы пока не можем объяснить, почему так, но из мантии планеты исходит узкий ствол магмы, будто в этом месте пробито отверстие. Почему тут, а не в океане, где кора… но неважно. Плита смещается, а этот источник продолжает поставлять лаву, формируя цепь вулканов. Так вот, обычный срок жизни вулкана в гряде – около двухсот тысяч лет, при этом извергается он довольно постоянно, лава жидкая, течет из кратера, из фумарол, расползается по трубкам, образуя вот такой муравейник. Но под конец жизни вулкана лава становится вязкой из-за возрастающего содержания кремния, с течением лет закупоривает вулкан, и последующее извержение, обычно для него последнее, сопровождается мощным взрывом. Так случилось двести, четыреста пятьдесят, семьсот тысяч лет назад, ваши сопки – это и есть остатки вулканов, разрушенных под конец жизни. Затем сильнейшее землетрясение, целая череда, за время которых кора постепенно смещается, а через двадцать-тридцать тысяч лет лава вновь становится горячей и жидкой, и начинает расти новый конус.

– То есть вы хотите сказать…

– Именно. Черная гора должна была закончить дни чудовищным взрывом, пятнадцать тысяч лет молчания раздували вулкан, затем начались землетрясения, обычно предшествующие катастрофе, окрестные реки закипели – об этом можно прочесть в летописях. Взрыв должен был разнесли по кускам всю гору и засыпать осколками все в радиусе четырехсот километров, может, больше. Нашей стране, да всем соседним цивилизациям пришел бы конец. Но вдруг вулкан оказался заморожен, больше того, по результатам исследований, образовалась мощная пробка магмы, уходящая вглубь на десять километров. Хроники говорят о богах, спустившихся в гору с небес, чтобы утихомирить землю и остудить реки…

– Я читал, – раздражаясь, произнес майор и добавил, уже в рацию: – Третий, где представитель Лиги? У меня для него подарок.

Шипение продлилось около полуминуты, послышался ответ:

– Господин майор, он потянул ногу при падении, скоро будет.

– Он в курсе поставляемого повстанцам новейшего оружия? У нас даже в чертежах такого нет.

– По прибытии на базу составит подробный рапорт. Репортеры с Национального канала сейчас подойдут.

– Жду с нетерпением, – подняв голову, он обратился к собеседнику, закончившему работу с сейсмографом: – Слушайте, а вы всерьез думаете, что так и случилось? Я про заморозку.

Тот пожал плечами.

– Я логик и, отбросив все другие доводы, вынужден признать эту аномалию неестественного происхождения. Тем более, если мы поднимем архивы того времени…

– Да, глиняные таблички вам в помощь. Вы тут закончили? Идемте к представителю сами, – и в рацию: – Третий, укажите координаты, мы вас найдем.

Тоннели ветвились, расходясь по сторонам, частью разрушенные при бомбардировке, частью закупоренные лавой. Как в затейливом лабиринте, приходилось переходить из одного канала в другой, там, где люди, века или дни назад, пробили бреши в стенах, петлять, делать круги. Вскоре они оказались в еще одной пещере, много ниже прежней. Здесь, в странных позах младенцев в утробе, лежало всего два, нет, три трупа, а неровный бугристый пол, весь во вздутиях, украшали мощные сталагмиты. Ощущение складывалось, будто пол внезапно поменялся местами с потолком. Пещера оказалась просторной, свет фонаря едва мог добраться до противоположной стены. Впрочем, чернота стен не позволяла точно определить расстояние, вулканолог достал лазерный указатель, планшет и замер.

– Это то самое место, я все годы искал именно его. Отсюда пошла заморозка вулкана. Смотрите, я… – Он обернулся, подавившись кашлем. Замер и руководитель операции.

Сталагмиты пострадали во время бомбежек и ракетных ударов. Тот, вокруг которого лежали трупы, осыпал верхушку, обнажив поблескивающее в свете фонарей металлическое нутро. Лучи остановились на небольшом стального цвета круглом суденышке, часть которого, разрушившись, открыла два сильно обожженных скафандра, вжатых давлением в остатки кресел. Внутри судна ничего не сохранилось, видимо, жар вулкана, проникший внутрь, уничтожил все и всех.

Майор подошел, едва переставляя ноги, будто разом силы покинули его. Медленно протянул руку, коснулся металла, провел пальцем. Поглядел на подушечку. Отступил на шаг, вынув из-за пояса альпеншток, плоским концом стукнул сперва по спекшейся панели управления судна, затем, уже смелее, по скафандру.

– Не тревожьте прах, – тихо произнес вулканолог, делая усилие при каждом слове. Он дышал, будто только завершил марафон.

– Богов? – Голос майора сорвался.

Старик покачал головой.

– Спасителей.

Долгая тягучая тишина, обволокшая их, заполнившая пещеру, заложившая уши. Где-то наверху ухнуло тяжко, будто все еще стреляли по позициям, гулко разошлось по ходам-переходам, посыпалось крошевом. Отгуляло в переходах.

Майор встрепенулся.

– Спасителей? – повторил он, стремительно оборачиваясь и подходя вплотную к сержанту. – Спасителей, говорите? Это на которых сосунки молились? Вон и свечки тут, и цветочки, и денежки. А не подумали, что это всего-то неудачный эксперимент?

– О чем вы?

– Не понимаете? Археолог-любитель. А я вас читал, когда зачислял в отряд, выискивал в сети все ваши доклады и скрупулезно так просматривал. Очень интересные писания о божествах и пришельцах. Гуманист-одиночка, не поразмыслили, для чего они сюда свалились.



– Да что вы говорите? – произнес вулканолог, с усилием отцепляясь от майора и едва не потеряв равновесие, хватаясь за борт судна. Тут же оторвал руку, встревоженно глядя, как вздрогнули опустевшие скафандры.

– В конце Шестого царства на нас обрушились варвары с севера, они и сейчас сыплются как горох, поставляют оружие, инструкторов, винтовки вот эти. Но тогда случилось нашествие. А как же, у них ведь вулкан проснулся, прям посреди огромного пресного озера, которое немедля превратилось в ничто. Пеплом засыпало пастбища, скот вымер. Что они сделали? – правильно, поперли к нам. Куда им еще деваться, единственный островок цивилизации, да еще и спасенный. Мы тогда оружия не знали, армии не имели, сама столица, вы ведь писали о тех райских временах, даже в стенах не нуждалась. Тишь, мир и благодать. И на тебе.

Вулканолог, выслушав тираду, немного пришел в себя. Встряхнулся и тихо спросил:

– С какой стати вы смешали одно с другим?

– А почему нет? Я специально копался в исследованиях ваших коллег. Считается, что вот эта заморозка и породила новый вулкан. Энергия никуда не делась, просто нашла другую точку фокусировки. А Шестое царство исчезло навсегда. После – триста лет темных веков, а только потом, жестокой волей военачальников Астразия поднялась с колен, вышвырнула незваного врага, гнала его до ледников. Территория расширилась впятеро, затем еще, а через еще пятьсот лет Астразия занимала площадь в пятнадцать миллионов километров. Как все вместе взятые страны, что нападают на нашу страну сейчас. Мы покрыли половину континента и лопнули, как мыльный пузырь, – и без паузы: – Так я сейчас хочу спросить, это что, ваши спасители? Вот эти, которые уберегли нас от вулкана и спровоцировали нечто другое? Или просто решили поиграть в выживание? Они нам мир подарили, всем нам? Нет, они даровали искусство войны, в нем-то все мы преуспели безмерно. В космосе побывало двенадцать человек, зато наши спутники собьют любую ракету, проконтролируют каждый шаг, даже нас увидят. Это и есть ваши спасители? Ну что молчите, скажите что-то.

Снова ухнуло и посыпалось. Гора будто расправляла плечи, приходя в себя после долгой бомбардировки.

– Господин майор. – Обращение заставило собеседника вздрогнуть. Последний раз оно звучало при встрече, до этого обходились куда менее официально. – Я вам так скажу, у всех бывают ошибки. Они спасали нас и сами погибли, как они могли предотвратить то…

– То есть, по-вашему, эти двое – единственные члены команды. А вам не приходило в голову, что если мы используем беспилотники и шагоходы в борьбе с террористами, то они-то, куда более развитые, могли бы сбросить в жерло роботов, киборгов и тому подобное.

– Видимо, и сбросили, но что-то пошло не так. Сами видите, они спустились, чтоб остановить в последний момент. От гибели нас отделяли мгновения, если б не заморозка, всему конец. И варварам тоже. Климат бы изменился, температуры упали, а несколько десятилетий неурожаев заставили и их, и нас искать новое пристанище. Вот только где? Вы, человек, родившийся в форме, как говорится, вы не можете представить, что другая цивилизация может послать людей на спасение. Вы, отдавший приказ штурмовать гору без разведки, погубивший почти роту, вы обвиняете их в невежестве и…

Пощечина заставила его замолчать, но ненадолго.

– Не смейте, господин майор. Я вас много старше и не состою в прямом подчинении. Руки распускать на своих будете.

– Простите, – хрипло выдавил руководитель операции. И добавил тотчас: – Простите, но вы неправы. Не может корабль оставаться пустым, не может просто прилететь, спасти и умчаться по делам дальше. Эксперимент продолжается, и, раз нет других вмешательств, значит, итог еще не настал.

– А вы не подумали, что это могла быть «скорая»? Прибыла, чтоб спасти от катастрофы, и исчезла меж звезд. А что мы не поняли, не сумели воспользоваться…

– И вы думаете, предки знали, как обращаться за помощью? – Вулканолог покачал головой.

– Не думаю, разумеется. По какой причине пришельцы отыскали нас, нам неведомо, может, действительно наблюдали за состоянием коры на населенных разумными существами планетах. Может, сперва впустую посылали роботов, ведь, перетряхни мы гору, все можем найти. А когда другого пути не оставалось, сошли сами. А если мы когда-нибудь найдем упавший с орбиты корабль-матку?

– За которым никто не прилетел. Кстати, почему за ними никто не прилетел, как думаете?

– Кто знает. Может, они такие же беглецы, как те, кого вы здесь потравили…

– Не дурите, сержант! – Старик мелко закивал головой.

– Теперь вы меня простите, болвана. Голова кругом пошла.

– Вам ее освежат, если не освежуют. Молитесь лучше, чтоб записи никто не прослушал.

– Так и сделаю. – На лице отобразилось подобие улыбки. – Но и вы, майор, признаться… От вас я меньше всего ожидал такого отношения к войне. Вы и презираете, и играете в нее. – Собеседник скривился.

– Это мое последнее задание. Вы же сами сказали, в форме родился. Хватит уже, выхожу в отставку. Вечером пройдет последняя пресс-конференция, отвечу за свои зверства и уйду. А вы останетесь работать до победного.

– Дочь тяжело болеет, а мне внуков надо тянуть.

– Оправдания для бессильных. А вы хорошо нам помогли с картой тоннелей. И с хлором подсказали, иначе бы потерь оказалось куда больше.

– Я не знал, что вы всерьез…

– Знали, все прекрасно знали. – Рация зашипела.

– Третий – Первому. Представитель Лиги на месте. База сообщает, что за взятие Черной будет ходатайствовать о награждении вас орденом «За заслуги»… – Снова шип, дальше не разобрать.

– Тридцать лет из пятидесяти на полях сражений, и ты герой, что бы ни сотворил. Разве не противно? Хотя вы ведь в штабе, в канцелярии…

– Я хочу поскорее спасти страну, – вдруг четко, едва не по слогам произнес старик. – От войны. Чтоб внуки не пропали в ее жерле. Чтоб все вернулось к прежнему. Ведь десять лет длится, сколько можно, все будто больны, помешались на ней. Мне надо остановить ее…

– А если б мы проигрывали, вы бы перешли на другую сторону хлор предлагать? Ладно, не берите в голову. Вам еще ей книгу писать. Или не писать. – Майор взял у вулканолога из вещмешка тяжелые брикеты взрывчатки. Поднялся, раскладывая по суденышку. Сверху ухнуло посильнее, с потолка на скафандры посыпалось крошево через тонкую трещину в базальте. К ней майор прилепил последние брикеты.

– Зачем вы это делаете? – словно нехотя спросил вулканолог.

– Мы были как дети, с нами и надо поступать, как с детьми. Следить, а не спасать. Мы и сейчас как дети, ничего не поняли, ничему не научились.

– Они нарушили конвенцию, – вдруг произнес старик. – Как и мы. Вот и не пришли за спасителями. Почтили память издалека. А нас оставили в покое, ведь и мы не трогаем дикарей в джунглях, что бы они ни вытворяли друг с другом.

Рация недовольно пискнула, спрашивая, где они находятся.

– Сейчас будем. – Майор вышел в лавовую трубку. – Пять минут.

– А если все же найдем матку? – спросил спешащий за ним вулканолог.

Майор пожал плечами.

– Значит, и мои старания напрасны. И я тоже уйду, не оглянувшись.

Новый мощный грохот сотряс своды вулкана. Затем еще один. Через час началась эвакуация.

Читать эту статью в онлайн версии журнала "ММ": 


Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика