Камилла
я могу сочетать несочетаемое
Редкая удача совместить работу и любимое занятие
Камилла  Андреева
Все записи
текст

Ключ к ответственности

"ММ" №6/117 2015, с. 6
Разбираясь в механизмах цивилизации, мы касаемся самых разных вещей. Например, что стоит за понятиями «свобода», «ответственность» или «договор», кроме привычных всем определений? В дискуссии об этом нашему издателю Александру Новикову оппонирует один из активных участников сообщества Мегаполис «ММ», бизнесмен Олег Кветковский. Всех неравнодушных приглашаем высказываться и комментировать сложный разговор на сайте 21mm.ru. 

Александр Новиков: В последнее время я часто употребляю слово «ответственность» и столкнулся с неоднозначной реакцией на него разных людей. Моему научному руководителю вообще это слово не нравится, а я уверен, что понятие ответственности лежит в основе многих действий и явлений человеческой жизни. И после нашего разговора у меня осталось смутное подозрение, что если уважаемый человек так относится к этому понятию, то есть люди, которые совсем не знают, что это такое и как это потрогать руками. 
Олег Кветковский: Не очень понятно, что значит «потрогать руками»?


АН: Вот с этого и начнем. В моем мировоззрении «потрогать руками» – это процесс перехода от веры к знанию. Маленький ребенок сначала слепо верит родителям, учителям, а «потрогав руками», уже самостоятельно формирует знания. 
ОК: То есть это переход к неким убеждениям, правильности, истинности?

АН: Убеждения, предположения – это уже «оттенки серого». 
ОК: То, что лично ты считаешь истинным или правильным, – это скорее убеждение, а не знание. Не факт, что оно соответствует представлениям науки. Я вообще считаю, что не существует идеальных определений, это нечто, о чем договариваются. И зачастую они даются применительно к конкретной области и даже к конкретной задаче. Например, мы интуитивно понимаем, что забор – некое сооружение, которое ограничивает какую-то территорию. Но если взять, к примеру, строительный словарь, то там написано, что забор – это деревянное ограждение, а если открыть наставление по оборудованию театра военных действий, там забор определяется как проволочное заграждение, устанавливаемое с целью препятствования, и так далее…

АН: Я согласен, что определение – это некая договоренность. И чтобы дать свое определение ответственности, я сначала изучил и проанализировал большой объем информации на эту тему. А правильно, неправильно – это вопрос философский, сколько людей – столько и мнений. Мне кажется, что многие определения в философии просто устарели. А в ее фундаментальные основы и в основу общественных отношений вообще никто не залезал. И вот это мне непонятно. 
ОК: А мне понятно. Философия взялась за непосильную задачу быть всеобщей методологией. Сколько спорили о базовой категории философии – материи? Было около сотни определений, в конце концов, какие-то из них стали общепринятыми. По крайней мере, в материалистической философии считается базовым определение, данное Лениным 100 лет назад. А ведь уже через 30 лет после появления этого определения было ясно, что оно не выдерживает критики. Тем не менее, оно до сих пор сохраняется, и все, кто им пользуются, пытаются с этой точки зрения что-то объяснить. Хотя само понятие материи не существенно и не нужно, оно ничего не объясняет. Все физические сущности могут быть объяснены с помощью физики. 

АН: Поэтому понятие материи можно было бы немного трансформировать… 
ОК: Сами философы убедились в том, что решают непосильную задачу – дать всеобщую методологию. И поэтому современная философия перешла от глобальных вопросов мироздания к решению практических вопросов. Но от этого ничего не меняется. Это все очень общие фразы, не имеющие практического значения. По моему мнению, философия – это вообще не наука, это идеология. 

АН: Это не наука, но явление, на котором зиждется вся наука. Потому что наука касается только материальной части нашего существования, а философия пытается найти взаимодействие материальной части с нематериальной. 
ОК: Философия – это темная комната, в которой ищут черную кошку, которой там нет, но иногда кричат – нашел! Ну, будем исходить из того, что наука философия все-таки существует. Что у нее имеется научная часть. 

АН: Наука ставит простые вопросы: «Что это?», «Как устроено?» Философия ставит другие вопросы в принципе: «Почему?», «Зачем?» И она не может быть в буквальном смысле наукой, там есть вещи, которыми наука не занимается, – большой пласт духовной части, которая вообще к науке не относится. Что с этим сделаешь?
ОК: Ну, если это не в буквальном смысле наука, тогда это некая идеология. Но надо как-то более к практической стороне…

АН: Практическая сторона очень простая: сориентировать людей, чтобы они научились думать, принимать правильные решения и не делать ошибок в жизни. 
ОК: Есть учебник для высшей школы, который называется «Философские аспекты ответственности». Арефьев написал. Да, существует на этот счет определенная теория, по современным взглядам ответственность делится на две части: индивидуальную, которая связана с морально-этическими нормами, и на контракторную. Контракт с собой, с обществом и так далее. Тема много обсуждалась. Много разговоров про ответственность было, когда говорили о свободе. Тогда мнения разделились на два противоположных лагеря, и спорить дальше никто не стал. Так и на сегодняшний день. Есть одна точка зрения, есть другая. Во главе одной школы стоит Кант, который считает, что у человека есть свобода воли и он ответствен за принятие цели действия. А он был человеком, который разработал философскую логику, что одно проистекает из другого, и сказал, что мир, в общем, детерминирован, а потому любые действия все равно приводят к одинаковому результату в глобальном смысле. Поэтому за конечный результат деятельности человек ответственности не несет. Вторая группа людей говорит, что мир – хаос, некие хаотические возмущения сильно влияют на результат, и тоже человек конечной ответственности за это не несет. Потом эти темы разбирались на уровне формирования каких-то философских основ права, социальной справедливости и норм этики. Конечно, большая часть была сосредоточена в вопросе соотношения свободы воли и ответственности.

АН: А что такое воля?
ОК: Это совсем другой вопрос.

АН: Это не другой вопрос. Изначально он возник при обсуждении общественных отношений. В моем понимании они имеют только две составляющих: обмен информацией и заключение соглашения между членами общества. И больше никаких общественных отношений не бывает. Это договорные отношения.
И дальше мы упираемся в ответственность. Потому что если есть договорные отношения между членами общества, то появляется и понятие обязательств. Без них договоров не бывает. А если появляются обязательства, появляется и ответственность. И поэтому я посчитал нужным разложить все по кирпичикам. И к каждому кирпичику написать объяснение – что это, и как этим пользоваться. И тогда можно сложить всю картинку. 
ОК: Сейчас наше общество разделилось на две категории по украинским вопросам. Одни дико «за», другие дико «против». Одни считают других врагами народа, а те, соответственно, считают их дураками. Ну какой договор тут существует?


АН: Общественный договор. Если ты живешь в государстве, значит, ты принял его законы. Не нравятся условия – меняй государство. 
ОК: Я, например, не принял инициативу нашего государства по Украине. И что мне теперь – переехать на Украину?

АН: Эмоции и философия – это разные вещи. Сейчас в тебе говорят эмоции.
А что касается ответственности, то она может быть разная, и в каждом договоре есть тонкости. Одно дело – декларация, а другое – исполнение этой ответственности. Это имеет ключевое значение. 
ОК: Договор все же предполагает две подписи. Вот я привел пример общественного договора, с которым я не согласен и который я не подписывал. Мне его навязали. Это разве общественный договор? 

АН: Да, это общественный договор. Он может быть подписан добровольно, а может и силой, и хитростью. Не важно. За ним во всех отношениях стоит форма ответственности. 
ОК: Категорически не согласен. 

АН: Что касается примера по Украине. Ты живешь в государстве, значит, ты заключил с ним общественный договор. Ты выбрал лидера этого государства (по закону решает большинство). И если лидер принимает такое решение, значит, и ты его принимаешь. Формально ты к этому отношения не имеешь, и то, что ты с этим не согласен, ничего не значит. Твоя ответственность здесь слишком мала. 
ОК: Ничего такого в Конституции не написано. 

АН: Мы выбрали лидера государства и делегировали ему часть своей ответственности. Если ты не попал в большинство – это ничего не значит. Ты обязан принять эти условия, и ты их принял. Ты здесь живешь и соблюдаешь правила, в которых ты живешь. Просто они тебя лично не касаются в твоей ответственности. 
ОК: Ну это же не имеет отношения к общественному договору. Общественный договор – это нечто такое, что общепринято, да, всеми членами общества, в большей или меньшей степени. А есть вещи, которые к общественному договору подтянуть очень сложно.
Я твою точку зрения понял. Ты меня не убедил. Общественное отношение строится на базе договорных отношений. 

АН: Все зависит от того, с какой точки зрения смотреть. Потому что, рождаясь, мы попадаем в общество. А это общество объединяет следующее, следующее… Наслоилось огромное количество различных общественных групп со своими правилами. И человек, развиваясь, вырастая, постоянно принимает навязанные ему договорные отношения. Или не принимает и переходит в другое общество. 
Так вот когда я говорю про ответственность, то подразумеваю, что в любом договоре есть обязательства и есть ответственность. Ответственность – это не наказание. Это осознание возможного наказания для выполнения обязательств по заключенному договору. Более того, самые тяжелые договоры – заключенные с самим собой. Вот это лежит в основе всех остальных общественных договорных отношений. Договор с самим собой. 
ОК: Ну, хорошо. Все разложилось на некие пазлы, но это твои пазлы. 

АН: Мои, конечно. У всех они свои. 
ОК: Это субъективное представление об общественных отношениях. А какое отношение это имеет к науке?

АН: Философия не может быть наукой в буквальном смысле, потому что она стоит на границе материального и нематериального мира и, в первую очередь, трактует их взаимоотношения. Нет ни одной науки, изучающей нематериальный мир. А есть некая область суждения, которая стоит на границе. Это и есть философия. 
ОК: Ну, науки, которые изучают нематериальные вещи, существуют. Скажем, психология. 

АН: Какие-то нематериальные вещи действительно существуют, но поскольку они напрямую связаны с материальным субъектом, который изучается, то я бы причислил их к материальным наукам. 
Я в большей степени придерживаюсь неких философских взглядов. Хотя то, что я рассказываю сейчас про общество, не совсем нематериально. Это мой современный взгляд на общественное знание, которым сто лет никто не занимался. Понятно, что это спорный вопрос. Если бы так было написано в учебнике, тогда зачем об этом говорить? 
Я все-таки пришел к выводу, что общественные отношения – это всего лишь общественный договор. (Статью Александра Новикова об общественных отношениях читайте на сайте 21mm.ru. — Ред.) В различных общественных группах и больших обществах. И исходя из этого я вывел логическую последовательность. Если есть общественный договор – есть обязательства, а если есть обязательства – есть ответственность. И есть осознание наказания. А вот тут важный момент, которого нет в учебниках. Что такое наказание? И почему мы должны его бояться? Ответственность – это осознание возможного наказания, если будут нарушены условия договора. Если ты поймешь, что наказания не будет, то, с большой долей вероятности, ты договор нарушишь. А если сознание говорит, что наказание будет, то отношение к этому договору меняется. И важность договора с точки зрения ответственности становится совершенно другой. Вот и вся логика. И это не обязательно закреплено на бумажке, это внутри нас. Я вывел важное понятие совести – которого нигде не нашел, такого, чтобы «как в учебнике». А в моем понимании это очень простая штука, такая, как боль… 
ОК: Какая в этом практическая ценность для науки, для философии – от того, что ты считаешь вот так? 


АН: Практическая ценность глобальная. Человечество должно знать, по каким законам оно существует, как строятся общественные группы, как развиваются. И, в конце концов, мы должны знать, что происходит с нашим обществом? Чего ждать завтра? И чтобы построить некую модель современного общества, нужно взять что-то за основу. 
ОК: Ну, это абстракция. Модель в науке – это нечто такое, что имитирует или с помощью чего можно описать конкретный процесс. 

АН: Но чтобы его описать, нужны фундаментальные понятия. Где мы сейчас находимся? В каком состоянии? Что за общество? Если не строить модели, пусть даже ошибочные, рано или поздно мы придем к коллапсу. 
ОК: Когда что-то классифицируется, то оно классифицируется по так называемому классификационному признаку. И одно общество может быть, в зависимости от выбранного признака, классифицировано как угодно. 

АН: Нужно выбрать самые важные критерии, которые лежат в основе любого общества. Это общественные отношения.
ОК: Слишком общее понятие, охватывающее огромное количество отношений.
Тот же Маркс выбрал совершенно четкий и конкретный классификационный признак – отношение к средствам производства. По этому же принципу классифицировано и постиндустриальное общество. Оно отличается от индустриального тем, что, поскольку доля нематериальных активов в себестоимости продукции возросла, а носителем этих нематериальных активов являются люди, то, приходя к тебе на работу, человек не только работает на твоем станке, а приходит со своим средством производства. По этому признаку классифицируется постиндустриальное общество. Что теперь изменилось?

АН: Отлично, а раньше такого не было? Если человек что-то умел делать на том уровне знаний, он, получается, не приносил нематериальных активов? 
ОК: Приносил. Количество знания, которое предполагалось в то время в себестоимости продукции, было ничтожно мало. А следовательно, этого человека можно было быстро обучить. 

АН: Так вот я предлагаю классифицировать общество по четкой системе восприятия общественно-экономических и общественно-политических отношений. 
ОК: Надо четко сформулировать классификационный признак. Общественные отношения не могут им быть в принципе. Я с такой теорией не согласен. У меня совершенно другая жизненная концепция. 
На мой взгляд, базовый, основополагающий принцип современного общества на сегодняшний день установить невозможно. А когда нельзя четко сформулировать цель, остается единственная возможность целенаправленно двигаться – это установить некое правило. Так вот, базовое правило современного общества – это свобода. Свобода личности, свобода выбора… Свобода от договорных, навязанных тебе обязательств и так далее. Это единственная возможность. Это мое глубокое убеждение.

АН: Это большая иллюзия! Свободы как таковой не бывает. Потому что человек, существуя в обществе, изначально не может быть свободен. Мы скованы обязательствами на сто процентов и всегда будем ограничены общественными отношениями. Когда ты не сможешь «подписать» общественный договор, у тебя не будет другого выбора, кроме как сменить общество. Ограничения происходят на уровне тех договоров, которые заключены до тебя. Но ты втянут в круг этих договоров и ничего не можешь с этим сделать. 
ОК: Мы, видимо, с тобой по-разному понимаем само понятие «договор». Я это понимаю как некое соглашение о взаимных обязательствах и ответственности, подписанное добровольно обеими сторонами. 

АН: Любой договор в той или иной форме навязан. 
У меня есть свой взгляд на всю эту историю. Я прочитал массу литературы и знания великих людей положил в основу своих выводов. Жизнь сделала мощный рывок вперед, и кое-что в ней можно рассматривать по-другому. И вот это я вижу в виде вакуума. Потому что они не знали компьютера, автомобилей, не знали, как устроен космос. У них не было микроскопов и электричества. Они ничего не знали о том мире, в котором мы живем сейчас. И я этот вакуум готов заполнить, хотя бы для начала. 
ОК: Этот вакуум образовался потому, что философия задала себе вопросы, на которые не смогла ответить.

АН: Вот я и предлагаю тебе выход. Ты говоришь: «Вот дверь, пять ключей, надо каким-то открыть, а каким – не знаю». Я отвечаю: «Так я знаю. Давай открою». – «Не-не-не, ты не трогай ключи, их трогать нельзя».
ОК: У нас же спор теоретический. Ты говоришь: «Давай я объясню тебе, почему этим ключом эту дверь можно открыть».

АН: Я хочу, чтобы ты понял, что ее можно открыть. 
ОК: Ее можно открыть. Но не обязательно одним из этих ключей. 
Хорошо, мы пришли к тому, что, коли существуют некие отношения, которые мы будем классифицировать как общественные, то главным их признаком является заключение общественного договора. Что из этого следует?

АН: А из этого следует, что вся наша жизнь – это заключение постоянных договоров. Если есть договорные отношения, то есть и обязательства сторон, которые подразумевают ответственность за их нарушение. А ответственность, в свою очередь, это осознание наказания за нарушение обязательств…

Полную версию беседы вы найдете на нашем сайте 21mm.ru, в разделе «Видео».


Читать эту статью в онлайн версии журнала "ММ": http://www.21mm.ru/?mag=117#006 
Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика