Камилла
я могу сочетать несочетаемое
Редкая удача совместить работу и любимое занятие
Камилла  Андреева
Все записи
текст

Экологический спор

Поговорка «Ломать – не строить» вообще-то подразумевает, что созидание сопряжено с бо́льшими трудностями, чем разрушение. Но, судя по сложным отношениям человечества с собственными отходами, правильно ломать нам еще предстоит научиться. Один из способов упростить процесс обучения – экологический сбор. О нем мы и поговорим с человеком, которого эта тема касается напрямую, – с издателем «ММ» Александром Новиковым.
       
   КАМИЛЛА АНДРЕЕВА Уже прошло два года с того времени, как в нашей стране ввели экологический сбор для производителей, и нам хотелось бы разобраться, как работает эта система и как используются собранные средства. С одной стороны, идея хорошая – сразу же заботиться об утилизации производимого товара, с другой стороны, мы как были отсталой страной по переработке мусора, так и остались. Нельзя сказать, что за это время появились изменения к лучшему.        Экологический сбор (ЭС) – это определенная плата за утилизацию мусора. Взимается с предприятий, производящих или импортирующих продукцию, которая включена в специальный перечень товаров. Этот перечень утвержден Правительством РФ, имеет 36 групп товаров из 433 наименований. Товары эти должны подлежать утилизации. Контроль за правильностью расчета и своевременностью уплаты ЭС возлагается на Федеральную службу по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзор)
        АЛЕКСАНДР НОВИКОВ: Самое удивительное в том, что подойти к этому вопросу мы должны были уже давно, лет 20–30 назад, когда начала бурно развиваться сфера потребления.
Внутри самой природы все очень гармонично устроено: конец одного жизненного цикла знаменует начало другого, и все взаимосвязано.
Человек – единственный живой организм на нашей планете, который самостоятельно что-то создает, хранит и накапливает. Создавать-то мы научились, но еще не поняли, что делать со всем этим дальше, каким образом вернуть в природу, не причиняя вреда, и как конец старого цикла сделать началом нового. Иначе созданное будет накапливаться и рано или поздно завалит нас. Нас завалят отходы жизнедеятельности человека – бытовой мусор!
Чтобы избежать этого, надо грамотно подойти к самому производству. В данном случае это некое продолжение процесса – сборы на его завершение, на утилизацию. Потому что в стоимости любой продукции сразу должна быть заложена себестоимость ее утилизации, хотя слово «утилизация» я бы все-таки заменил словом «уничтожение».
Потому что утилизация – это переработка, запуск остатков в новое производство, а это другая история, это новая жизнь. А уничтожение подразумевает под собой переработку до частиц, не опасных для жизнедеятельности человека и природы.
КА: А меня больше смущает название «экологический сбор», потому что тут много спорных моментов.
АН: Тут я с тобой согласен, к экологии это никакого отношения не имеет, так же как и «Росприроднадзор». Поскольку природа – это природа, а уничтожение продуктов производства – это совершенно другое. По большому счету, этим должна заниматься совершенно отдельная структура. Если у нас есть Министерство промышленности, то вполне вероятно, что у нас должно быть и министерство по уничтожению того, что создала эта промышленность. Или хотя бы какое-то федеральное агентство, которое будет этим заниматься.
И этот процесс надо начинать, не надо его бояться. И, конечно, на это нужны деньги, которые должны быть заложены заранее в производство продукции.
Вот я прочитал это постановление и до конца так и не понял, как и с кого будет собираться данный налог. С производственных предприятий? Я тебе по секрету скажу, что я, занимаясь производством, до конца так и не понимаю, что сейчас обозначает слово «производство» и слово «производитель».
Когда-то, при Советском Союзе, производство было централизованным – от болтика до космического корабля, все производили на одном заводе. Сейчас же запчасти для любой продукции выпускают в одной стране, собирают ее в другой, а идеи генерируют в третьей.
Так кто из них производитель? С кого брать этот экологический сбор?
КА: Со всех.
АН: Я вот еще раз подчеркиваю, в нашей стране нет четких норм, обозначающих, кто у нас производитель. Кто производитель? Что такое производство? А если брать этот сбор со всех подряд, то это может увеличить стоимость выпускаемого продукта в несколько раз. Очень много вопросов по поводу этого сбора, но нет на них ответов.
С одной стороны, переживают и нервничают производители.
КА: Так у них сбыт будет меньше, потому что товар станет дороже…
АН: Да, вот тут надо понимать, что эти затраты лягут на плечи потребителей. В конце концов, ведь увеличивается конечная себестоимость продукции. И само собой, при существующем положении, когда заработная плата жителей нашей страны не особо растет, понятно, что общая покупательская способность серьезно снижается. И в результате часть производств могут потерпеть большие убытки и даже разориться. Вот и все, к чему сегодня может привести резкое применение экологического сбора. Любое нововведение должно быть гармоничным и обязательно учитывать все возможные последствия.
КА: Сейчас еще хотят розничную цену на бумажный и полиэтиленовый пакеты сделать одинаковой, чтобы покупатели в магазине сами делали выбор в пользу того или другого. Считается, что полиэтиленовые пакеты более популярны только из-за своей дешевизны (они в шесть раз дешевле бумажных). И таким насильственным образом предлагают вытеснить полиэтиленовые пакеты из употребления.
Александр Новиков
АН: Когда-то на заре бизнеса, еще в 90-х годах, мы с друзьями хотели открыть кафе в Выборгском районе. Нашли помещение и написали заявление в администрацию района с просьбой разрешить нам в этом помещении открыть кафе, на что получили ответ: «Выборгская администрация, проанализировав ситуацию с кафе в Выборгском районе, считает, что их вполне достаточно, поэтому нецелесообразно открывать дополнительное кафе». Им даже не приходило в голову, что вообще-то не они это решают, а экономика и рынок.
К сожалению, в России эта тенденция силового вмешательства во все процессы до сих пор существует, вот поэтому у нас все, что происходит, – оно такое. Потому что мы пытаемся не подключить к этому природу и естественные процессы существования общества, а все решить силовым путем. И все начинают под это подстраиваться.
Так и с полиэтиленовыми пакетами. Вот мне кажется, это из области тех же перегибов. Если заглянуть сейчас в урны по Чкаловскому проспекту, то 90 процентов мусора будут составлять совершенно конкретные вещи. Это пластиковые пакеты, пластиковые и стеклянные бутылки, жестяные банки, упаковка, коробки и т. п.
КА: Да, это основные позиции.
АН: Но вот лично мне понятно, что полиэтиленовые пакеты в этом перечне имеют достаточно большое значение. Они везде валяются и не гниют. Но силовые методы в этом вопросе применять глупо. Надо менять мировоззрение.
И сейчас человечество подходит к определенной грани накопления знаний, которая количественно может перевести общество в другое состояние. То есть произойдет революция!
На сегодняшний день мир погряз в одноразовости. Мы пьем из одноразовых стаканчиков, строим одноразовые дома, ездим на одноразовых машинах. Мы пользуемся одноразовыми принтерами и компьютерами. И такая однобокая экономика, которая учитывает только себестоимость производства, без концовки жизни продукта, приводит к тому, что выгоднее производить все одноразовое. Быстрее и дешевле.
Но жизненная философия говорит обратное: все, что дешевле произвести, гораздо сложнее и дороже уничтожить. Поэтому, когда мы перейдем на понимание того, что производитель должен включить в себестоимость не только производство, но и уничтожение продукта, то конечная стоимость самого продукта резко возрастет. И тогда производитель сто раз задумается: а стоит ли делать дешевые одноразовые вещи, если их уничтожение обходится слишком дорого для предприятия? Введение философии законченности процесса производства может привести к тому, что мы вернемся к более качественному, добротному производству.
Камилла Андреева
КА: Получается, что много нюансов нужно учитывать перед тем, как вводить разные сборы.
АН: Конечно, это очень серьезное дело. Это революционное дело. И оно может привести вообще к качественному изменению жизни человека. Потому что мы будем делать что-то не по указке сверху, а экономически обоснованно.
Говорят: «Бумажные пакеты утилизировать легче!» Но если выяснится, что в процессе производства пластиковый пакет имеет право на жизнь, пусть живет! Он что – неудобен? Удобен. Или пластиковые бутылки неудобны? Удобны. Они бывают в каких-то моментах вообще незаменимы. Вопрос же не в том, что кто-то принял решение или не принял, а в том, как сложится экономика. Если производство и уничтожение полиэтиленового пакета будет соизмеримо с бумажным – ну и пусть они будут в магазине, в чем проблема? Нам, как обывателям, все равно. Главное, чтобы его произвели, использовали и уничтожили. И чтобы у нас на улицах чисто было.    
КА: Так а куда сейчас деваются деньги от этого экологического сбора?
АН: Ну, это такой же секретный вопрос, как куда деваются деньги, которые мы платим на пенсию друг другу, да. Это отдельная большая проблема. Если не будет понимания, кто платит сбор и куда идут деньги, то ничего не изменится.
Вот смотри, мы сейчас платим за вывоз мусора, и тех денег, которые мы платим, в принципе, должно хватать. Каждая квартира оплачивает. Теперь, когда введен этот сбор, получается, что в итоге мы еще раз платим за тот же самый мусор? По идее, с оплатой этого сбора мы должны прекратить платить ЖКХ за мусор.
Второй вопрос совсем банальный – а куда пойдут эти деньги?
Фото: www.recyclemag.ru
Мы должны понимать, что, вводя раз за разом какие-то денежные сборы, пора бы уже полученные средства направлять на конкретные действия, например, на уничтожение зловонной помойки в Новоселках, с которой никто не знает, что делать.
И эти расходы должны иметь абсолютную прозрачность. И за них должен отвечать совершенно конкретный человек, с фамилией и с серьезной уголовной ответственностью за все последствия. Вводя этот сбор, мы должны понимать, что теперь у нас на улице будет идеальная чистота. И не надо кивать на нашу культуру, что, мол, люди у нас не культурные, мусорят на улицах. Убирайте!   
КА: Ну а как тогда нужно все это организовать? Чтобы жить в чистоте, как финны.
АН: Если коротко перечислить основные моменты, то получится следующее. Я считаю, что введение платы за уничтожение продуктов жизнедеятельности человека – абсолютно правильное и обоснованное мероприятие. Но для контроля этой деятельности нужно создать агентство или министерство и назначить ответственного. Нужно четко определить базовые понятия и величины – например, кто считается производителем, а кто нет, чтобы уйти от двойного или тройного сбора средств.
Нужно взимать налог с любого производителя за ту продукцию, которую он производит непосредственно, даже если это не цельная продукция. Например, если производится ткань, то за ткань, если производятся пуговицы – за пуговицы. Если производятся железные «молнии» – за «молнии». А тот, кто продает эту продукцию или является ее сборщиком, – платит только за ее разборку. Да, взять деньги за то, чтобы отрезать пуговицы от халата, выпороть молнию…
Камилла Андреева и Александр Новиков
КА: Вам не кажется, что это слишком сложно?
АН: Это, может быть, сложно, но вполне возможно. Потому что существует технология сборки или пошива, значит, должна быть и технология разборки. Если люди за ткань заплатили, за железо заплатили, за пуговицы пластиковые заплатили, то последний производитель должен заплатить за ее разборку и упаковку. И это, конечно, будет уже не такая большая величина.
КА: Тут очень много получается дополнительных критериев.
АН: Да, наверное, вычисление этой цифры должно происходить на основе технических условий производства любого товара. Сразу заложить стоимость этих технических условий в уничтожение товара, чтобы цифра была совершенно конкретная. Возможно, согласовать ее с каким-нибудь научно-исследовательским институтом или каким-то органом, который будет входить в агентство по уничтожению продуктов жизнедеятельности человека, для того, чтобы себестоимость была адекватная. Чтобы не было перегиба в стоимости. Ну и, собственно говоря, эти деньги куда-то отправлять. Под надзор.
Так вот, я думаю, что часть этих денег, которые, кстати, заплатим мы с тобой, должны к нам вернуться. Если мы сами будем свои отходы разбирать, фасовать и сдавать.
КА: Сортировать.
АН: Сортировать и сдавать. Мне кажется, что мусор нужно покупать у населения. Не мы должны платить за него, а у нас его должны покупать. Только так можно сделать, чтобы мы не выбрасывали где попало бумажки и все остальное. Например, если за окурки по рублю давать, то их будут собирать и сдавать. Ни одного окурочка на улице не было бы.
Наша задача – выходя на улицу, обращать внимание на то, что там идеально чисто, а не поднимать вопрос о мусороперерабатывающих заводах. Что мы лезем не в свое дело?
Только, к сожалению, зная наших людей, задешево мы не пойдем никуда. Вот скажи мне, сколько тебе надо заплатить за стеклянную бутылку, которую нужно сдать в магазин?
КА: Понимаете, суть не в этом. Если рядом с моим домом будет стоять контейнер для этих бутылок, то я их выброшу именно туда. Мне не трудно. Пластиковые бутылки в один контейнер положить, стеклянные в другой, бумагу в третий. И я готова к этому.
АН: Да ничего подобного, не готовы мы, по той простой причине, что наши бытовые отходы сильно перемешаны и их надо складировать.
А для этого нужно создать мотивационные условия. На сегодняшний день мотивирующим условием может стать только выкуп этого продукта у населения за достаточно высокую цену.
КА: Кто-то же собирает банки и сдает. Их устраивает цена.
АН: А вот в этом-то и есть основная ошибка. Мы не избавимся от мусора вокруг места нашей жизни, пока каждый не начнет его собирать и утилизировать. И я хочу внести предложение о создании индивидуальных устройств по утилизации мусора на квартиру или дом.
Вот совсем недавно не было канализации, но на каком-то этапе жизни общество решило эту проблему, и сейчас почти у каждого в доме есть санузел. И это случилось не потому, что мы стали культурнее, а потому что нас жизнь заставила выделить в каждой квартире один квадратный метр площади для того, чтобы создать место для утилизации продуктов нашей биологической жизнедеятельности. И это стало нормой, кажется, что мы всегда так и жили. А это было не всегда. 
Так вот, сейчас мы пришли к тому, что нужно выделить еще один квадратный метр площади в нашем жилье для того, чтобы установить оборудование для утилизации бытовых отходов. Потому что, какую бы мы организацию ни придумали, она тщательно во все углы не залезет, включая собственные квартиры людей.
Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика