Игорь
я могу поступать правильно
Если не я, то кто-то другой. Поэтому, лучше я =)
Игорь Зубов
Все записи
текст

Базовая свобода

В беспокойное время мы живем! Хорошо хоть пока остается возможность ежеминутно узнавать тревожные новости, достав смартфон из кармана. А вот что случится, если Интернет заключат в жесткие рамки или отключат? Сделать это нетрудно.

Самый яркий пример жесткой цензуры в Интернете – это, конечно, Китай. Контроль над информацией в Поднебесной осуществляется в рамках Проекта Золотой Щит (Golden Shield Project), часть которого, ориентированная на Интернет, в народе получила название «Великий Фаервол» – из-за игры слов на английском (Great Firewall). Вся система находится в ведении Министерства общественной безопасности КНР.
     Этот гигант создавался из вполне банальных целей: ограничить влияние извне на политический и культурный уклад, но при этом не трогать торговые связи. Интернет пришел в Китай в 1994 году и сразу же продемонстрировал себя незаменимым инструментом в финансовом секторе, но, конечно, были побочные эффекты – информация из ненавистных капиталистических стран. В 1998 году Проект Золотой Щит уже сформировался как идея, в 2004-м заработал на полную мощность.   

КОНТРОЛЬ НЕУГОДНЫХ ресурсов в этой системе осуществляется несколькими способами: это может быть блокировка по IP-адресу, фильтрация или перенаправление по DNS-имени ресурса, фильтрация по конкретному слову в URL-ссылке. Среди прочих способов блокировки контента – фильтрация TCP-пакета, когда в незашифрованном послании обнаруживается последовательность слов из словаря фильтров. Большинство поисковиков работает по простому HTTP-протоколу, поэтому подвергнуть результат поиска цензуре не составит труда. Еще используется обрыв соединения: если оно уже было замечено как недобросовестное, ему просто не дают переподключиться некоторое время. Также стоит отметить постоянный мониторинг всего и вся на предмет вредной информации, чтобы пополнить словарь фильтров, слежку за продвинутыми пользователями, которые приноровились использовать VPN или SSH, и классика хакерского жанра – атака «человек посередине», когда общающимся клиентам кажется, что они передают пакеты напрямую, без посредника, но на самом деле между ними находится представитель Министерства, который в случае чего нажмет тревожную кнопку.

ОПТИМАЛЬНЫМ СПОСОБОМ работы в таких условиях является договор. Хотите работать в Китае? Извольте фильтровать свой трафик сами. Так поступал Google до 2010 года, а потом решил, что с него хватит, и сделал редирект всех запросов на сервера в Гонконг, где Интернет – как бескрайние нейтральные воды: читай что хочешь. Так что если захотите вести бизнес в Китае, придется либо включать самоцензуру, либо включаться в черный список. (Facebook, например, находится в списке запрещенных сайтов с 2009 года.)
     Тем не менее, Интернет в Китае есть, и многие мировые ресурсы доступны, даже те, что находятся в списке заблокированных. Можно использовать прокси- или VPN-сети, или сторонние – некитайские – сервера для разрешения DNS-имен. И за это даже в Китае пока не расстреливают. А вот у соседа КНР дела с Сетью обстоят куда хуже.


Студенты северной Кореи работают за компьютерами, подключенными к интрасети в Народном дворце учебы. Пхеньян, январь 2013 года. www.asiancorrespondent.com

СЕВЕРНАЯ КОРЕЯ вообще не имеет собственного прямого доступа к международным узлам Интернета, она пользуется китайскими серверами, а значит, все, что не попало в Китай, точно не попадет в КНДР. Но это полбеды – как мы уже выяснили, Интернет в Китае не так уж и беден, с некоторым ограничением им можно пользоваться. Открыты многие обучающие ресурсы, университетские лекции, научные форумы, ресурсы по программированию. Жить можно, был бы компьютер. А это первая проблема Чучхе. Наличие компьютера говорит о статусе, и если у вас он есть, то скорее всего вы не самый последний человек в вертикале власти. Если нет, доступ к компьютерам очень ограничен и возможен только в специально оборудованных комнатах. На всех машинах установлена Red Star OS, основанная на Linux. Другую операционную систему официально не встретить, но у сливок общества точно есть продукция Apple.
     Помимо сложности доступа, остаются технические нюансы. На всю 25-миллионную страну приходится всего 1024 IP-адреса, которые выделяются Китаем для доступа к Всемирной Сети, так что кроме правителей его имеют только некоторые НИИ и посольства. Простым гражданам доступен только Кванмён, «тень Интернета», полностью отрезанная от остального мира. Это гигантская локальная сеть, интранет для народа. Наполнением Кванмена занимается Центр компьютерной информации, который фактически выгружает сайты из Интернета, проводит цензурную проверку и только после этого загружает в локальную сеть. Пробиться туда извне практически нереально, и найти достоверной информации об этом нельзя. А вот в обратную сторону, похоже, работает – в громком взломе японских серверов компании Sony обвинили как раз северокорейских хакеров. Хотя такое заявление сомнительно, как и компетенция программистов чучхе – им же неоткуда брать информацию, чтобы учиться.
     Отличие даже от китайского Интернета, проходящего сильнейшую цензуру, в том, что в Северной Корее Интернет никогда не был нужен. Торговать с ней хотят не так уж много стран, да и с теми, кто хочет, число сделок вряд ли тянет на серьезный товарооборот. Простые люди же никогда и представить себе такого не могли. Так что их ничего и не лишали – им просто никогда ничего не давали.

А МОЖЕТ БЫТЬ?
Может. Лишиться всего Интернета в считанные часы – раз плюнуть, примеры в современной истории есть. Взять хотя бы революцию в Египте, когда целую страну отключили от Сети в течение часа после полуночи – для этого надо было всего лишь сделать несколько телефонных звонков. Похожее происходило и в Сирии, и в Ливии. Правда, такая мера приведет к многомиллионным убыткам и подрыву доверия, но на войне все средства хороши. Ну а чем грозит полнейшая информационная изоляция, объяснять не приходится. Причем лишиться Интернета навсегда по щелчку пальцев было бы очень просто. Скорее всего, его будут выдавливать медленно, усложняя работу признанным лидерам, которые стали монополистами, а местные «заменители» будут играть по новым правилам, с цензурой и ограничениями. С другой стороны, когда-нибудь родятся дети, которые даже не будут представлять, что за кордоном есть что-то еще.
Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика