Игорь
я могу внимательно слушать
давайте быть добрее друг к другу!
Игорь Корнилов
Все записи
текст

Только не бросай!

Что может быть унылее мусора? Может, только выступление депутата Государственной думы, проведенное для галочки, да и то вряд ли. Но если подходить к вопросу с умом, то даже с такой малоприятной субстанцией (с мусором) можно сделать много чего полезного.
       
     Все знают, что отходов на нашей планете генерируется очень много, миллиарды тонн в год. И они разные по типу, что добавляет проблем при их обработке. Поэтому крайне желательны нешаблонные решения, позволяющие уменьшить количество мусора относительно небольшими усилиями. Разумеется, первой приходит в голову идея превращать мусор в различные арт-объекты (примеры таких работ вы найдете на с. 16. – Ред.). Но искусство – это все-таки для избранных. А нам нужны способы, полезные для всех!
Стеклянные кирпичи
Повторное использование стеклянных бутылок и банок – пожалуй, самый простой способ ресайклинга, то есть переработки отходов. Создание стеклянной посуды – дело энергозатратное и трудоемкое, а если снова использовать эту долговечную тару (стеклянная бутылка может храниться миллион лет!), здорово экономишь на ее производстве. Но все равно объем стеклянного мусора велик. Умельцы делают из использованной стеклотары подсвечники, бокалы, арт-объекты.
Фото: Vía en.nai.nl www.archdaily.com
Но был момент, когда стеклянную бутылку хотели снабдить нехарактерной функцией. В 1960 году Альфред Генри Хейнекен, внук основателя пивной компании, ездил по своим заводам и на острове Кюрасао в Карибском море обратил внимание на пляж, который был завален пивными бутылками. Местных жителей винить трудно – они, может, были бы рады сдать стеклянный мусор обратно на завод, вот только сбор стеклотары на острове не был налажен. Да что там – обитателям Кюрасао даже жилье было не из чего строить. И Хейнекен придумал, как решить обе проблемы. Он поручил голландскому архитектору Джону Хабракену воплотить свою задумку – Heineken WOBO (World Bottle), или «всемирную бутылку». Ее выпустили спустя три года. Четырехугольная бутылка двух типоразмеров (350 и 500 мм) предназначалась для розлива напитка, а после его распития – для возведения стен. WOBO представляла собой что-то вроде пустотелого кирпича. В горизонтальных рядах кладки горлышко одной бутылки входило в выемку на дне другой, а в вертикальных рядах бутылки скреплялись между собой тонким слоем раствора и фиксировались в нем благодаря пупырышкам на боках. Для строительства домика 4 × 4 м потребовалось бы около 1000 пустых бутылок – не так уж много. И такой дом обладает хорошей теплоизоляцией: днем в нем прохладно, а ночью тепло – самое то для карибского острова.

Фото: Heineken www.building4change.com
К сожалению, изумрудный город так и не был построен – первая партия в 100 000 WOBO стала последней. Производство такой стеклотары оказалось более затратным, а люди охотнее покупали привычные бутылки, которые держать удобнее, чем «квадратные». Да и строить из них можно, если будет нужда. В общем, из 100 000 «всемирных бутылок» большинство было разбито. Но в поместье Heineken в Нордвейке, недалеко от Амстердама, сохранились две опытные постройки из WOBO – гараж и сарай.
Резиновые «чернила»
Статистика говорит, что мы используем гигантское количество шин: за год в мире выходят из употребления примерно 10 млн т покрышек, из них примерно 4,55 млн остается в США, 3 млн – в Европе, 1 млн – в Японии, остальные миллионы тонн раскиданы по всему земному шару. Из старых покрышек, конечно, можно создавать скульптуры, дизайнерские вещи и ужасных дачных лебедей. Но это все специфичный, штучный товар, который совсем не сокращает объемы резинового мусора. Более масштабно к утилизации старых шин подходит американская компания Emerging Objects, которая специализируется на создании больших объектов с помощью 3D-печати. Совместно с фирмой Lehigh Technologies она разрабатывает технологию печати из micronized rubber powder – микронизированного резинового порошка, который получается после переработки отслуживших автомобильных покрышек. С помощью этой технологии на выходе из 3D-принтера получаются крупноформатные, легкие, упругие, водостойкие элементы, формы которых можно менять буквально на лету. Так что если есть строительный принтер и резиновый порошок, мебель на объекте можно делать прямо во время строительства дома.

Фото: www.3dprint.com
Пластиковое сырье
Пластиковый мусор – довольно парадоксальный загрязнитель. С одной стороны, львиная доля его сделана из полиэфира, он же ПЭТ, который легко поддается переработке и может возвращаться бесконечное количество раз. А с другой стороны, эта львиная доля так и не перерабатывается. Много слишком. И даже самая большая армия «художников по мусору» не справится со всей массой пластиковых отходов. Наиболее дальновидные фирмы-производители задумываются над тем, как наиболее просто освоить большой объем вторичного пластика. Например, компания Axion из США разрабатывает технологию, при которой утилизируется большая масса ПЭТ и полистирола. В результате получается композитный полимер, которому дали название Struxure. Он состоит из 80 % пластика и 20 % полистирола. Физические свойства прекрасные: материал не гниет, не впитывает влагу, не трескается, не ржавеет, не разлагается под воздействием микроорганизмов и даже сопротивляется граффити. И из этого композита фирма стала делать серьезные несущие конструкции, включая даже пролеты для автомобильных мостов.
«Райские» острова
Пожалуй, глобальнее всех подходит к утилизации мусора Япония. Большую часть ее территории занимают горы, а для жизни пригодна только треть земли, расположенная в основном на побережье. И на этой полоске как-то умудряются существовать почти 127 млн человек! Именно с нехватки земли начался уникальный проект Японии – искусственные острова из мусора. Японцы вообще первыми в истории стали рекультивировать площади, отведенные под свалки. Самый известный японский искусственный остров – Одайба в Токийском заливе: его «построили» из гигантской свалки, работавшей до 1990 года. Конечно, для этого мало разровнять кучу мусора или перевезти ее в другое место. Мусор сжигается, образуя шлак, который прессуют в брикеты и в таком виде доставляют на стройку. Постепенно площадь острова увеличивалась, его укрепили, провели там коммуникации и насыпали почву. Сейчас бывшая свалка – один из престижных деловых районов с массой выставочных комплексов, дорогих офисов, спортивных сооружений и развлекательных центров.

Остров Одайба. Фото: www.dulichsantu.com
Похожим образом наращивает свою территорию крошечный Сингапур, в котором 5 млн жителей ютятся на площади 720 км2 (в два раза меньше Петербурга!). В восьми километрах от Сингапура есть остров Семакау, до сих пор не отмеченный на карте, потому что он появился совсем недавно – тоже из мусора.

Фото: TIM HORNYAK www.japantimes.co.jp
Сейчас остров имеет площадь 3,5 км2, и он постоянно растет. Технология его создания отличается от японской: сингапурцы не прессуют шлак из мусоросжигающих печей, а транспортируют его на огромных насыпных баржах. Каркасом Семакау является каменная дамба-дорога – она окружает площадь, отведенную под остров. Внутри эта площадь разбита на ячейки, ограниченные каменными насыпями и пластиковыми конструкциями. Перед приходом баржи со шлаком ячейки осушаются, в них засыпается шлак, а затем его покрывают плодородной землей.
Лучше гор может быть только…
И еще одна идея, пока что из будущего: горы мусора можно использовать как… горы. Кататься с них на лыжах. Такой вариант прошлым летом предложил мэр Казани. С 2013 года крупнейший в городе полигон твердых бытовых отходов – Самосыровская свалка – закрыт, а недавно прошел первый этап рекультивации. Мусорный холм подровняли (вершину сделали плоской, склоны подогнали под 30 градусов), установили на нем систему отведения жидкости, сверху покрыли гидроизоляционной пленкой и засыпали землей. Весной здесь посеют траву, а в будущем, возможно, обустроят горнолыжную трассу. Правда, для этого должно пройти как минимум десять лет.
Фото: Ильнар Тухбатов www.tatar-inform.ru

Фото: Ильнар Тухбатов www.tatar-inform.ru

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика