Евгений
я могу побеждать
За Веру, Царя и Отечество!
Евгений Юркевич
Все записи
текст

Колесница истории

"ММ" №7/94 2013, с. 86
6 января 1761 года на Неве Елизавета Петровна принимала традиционный Крещенский парад. Церемониальным маршем проходили перед императрицей войска и среди них – удивительное роскошество. Шестерка серых лошадей, на каждой из которых восседало по нарядному фурлейту, везла литавренную колесницу со знаменем 1-го Артиллерийского полка. Это знамя стало последним для русской императорской артиллерии, а сама колесница позднее сыграла интригующую роль в российской истории.


Наследница повозок египетских фараонов и римских императоров поражала великолепием. Большая раковина была украшена резьбой с орнаментом из листьев, завитков рокайль, воинской арматуры из знамен, артиллерийских стволов, шлемов, ядер и гранат. Впереди – двуглавый орел, сзади – богиня Минерва, которая не только представала покровительницей воинов с копьем и щитом в руках, но и олицетворяла расцвет науки, искусства и ремесла в елизаветинской России. Впереди колесницы шли старшие офицеры и генералы артиллерии, позади двигалась 24-фунтовая пушка с прислугой, далее – роты Артиллерийского полка, а замыкали шествие музыканты. Торжественное оформление объяснялось не только официальным поводом, но и тем, что для полка эта колесница стала особенным символом его воинских заслуг, пожалованным самой императрицей.


***
Единственное и неповторимое
Знамя 1-го Артиллерийского полка уникально. Изображения на нем не нарисованы масляной краской по шелку, как это было у пехотных знамен, а вышиты. На полотнище изображена стреляющая пушка, над ней – российский государственный герб, а выше, на золотой ленте – девиз «Tuetur et terret» – «Охраняет и устрашает». Знамя изготовлено в 1740 году, было пожаловано полку Елизаветой, а со времен Николая I, чрезвычайно трепетно относившегося к русским воинским регалиям, приобрело статус знамени всей русской артиллерии. И оно же в истории русской императорской артиллерии оказалось последним: с 1763 года знамена в артиллерийские полки не выдавались, а в 1797-м вообще были отменены. Таким образом, литавренная колесница и артиллерийское знамя 1740 года оказываются последними воинскими регалиями ХVIII века.


Традиция вывоза знамени артиллерийского полка на специальной повозке существовала еще со времен Петра Великого, а в Европе и того раньше. Такая коляска была табельным имуществом полка, и когда она приходила в негодность, вместо старой литавренной колесницы делали новую.
Идея превратить вполне привычную вещь в особую награду пришла графу Петру Ивановичу Шувалову, генерал-фельдцейхмейстеру – начальнику всей русской артиллерии. Семилетняя война 1756–1763 годов, в которой российская армия сражалась с лучшей на тот момент в Европе прусской армией, показала, что мужество русских артиллеристов стоит отметить незаурядным способом. Гросс-Егерсдорф, Цорнсдорф, Пальциг, Кунерсдорф, взятие Кольберга и Берлина – везде они проявляли чудеса храбрости и профессионализма. Огонь пушкарей наносил пруссакам невосполнимые потери, не давая возможности неприятелю сломить построения русских войск.
Императрица Елизавета Петровна поддержала намерение своего сподвижника. 24 октября 1760 года Шувалов отдает Канцелярии Главной артиллерии и фортификации распоряжение: «За ветхостию старой зделать новую литаврщичью коляску самою хорошею работою и все принадлежащия ко оной украшении под смотрением майора Мелисина, а деньги на то употребить следуемые мне в жалованье».


***
Конструкция колесницы по сравнению с обычными экипажами середины XVIII века крайне проста. Кузов на четырех колесах крепится к вертикальным стойкам кожаными ремнями, особой амортизации не предусмотрено. Перед кузовом находится гнездо для древка знамени, внизу двойная вага (поперечный брусок для распределения тяги при запряжке двух или нескольких лошадей), дышло. Главное отличие этого экипажа – конечно, оформление, которое включает несколько сотен элементов.


Сражение при Гросс-Егерсдорфе (1757), не существующей ныне деревне в Восточной Пруссии, стало первой крупной битвой с участием русской армии в Семилетней войне

Стоит сказать несколько слов о человеке, осуществлявшем «смотрение» за изготовлением колесницы. Майор Петр Иванович Мелиссино – выдающийся русский артиллерист, ставший генералом, замечательный мастер фейерверков, разработчик нового состава пороха, принятого на вооружение в конце XVIII века, боевой офицер, герой Русско-турецкой войны 1769–1774 годов. Много лет он был директором Артиллерийского и Инженерного Шляхетного кадетского корпуса. Мало кто сейчас знает, что Петр Иванович считался незаконнорожденным сыном Петра Великого и очень походил на него внешне. И именно Мелиссино позировал французскому скульптору Этьену Фальконе для статуи Петра, известной всем как «Медный всадник»!
Но до позирования Фальконе было еще далеко. Пока молодой майор искал автора проекта новой колесницы и подбирал мастеров для ее изготовления. Между прочим, до конца 1960-х годов считалось, что проект разработан самим Бартоломео Растрелли. Но на самом деле это заслуга русского художника Федора Лазаревича Задубского. Седельный мастер Иоганн Шлейх взялся изготовить саму коляску, обить ее изнутри бархатом и отделать золотым галуном. Золотошвейный мастер Филипп Ридер должен был расшить литавренные завесы, а позументщик Антон Ган изготавливал бахрому для завес и кисти для труб. Поразительно, но колесница была готова уже через два месяца. Ее создание обошлось в гигантскую по тем временам сумму – четыре тысячи рублей!


Однако после своего первого парада литавренная колесница выезжала всего три раза. Последний – в 1765 году на маневры под Красным Селом. Путь туда и обратно был долгим, коляска сильно пострадала. Вскоре ее поместили в Санкт-Петербургский арсенал, а в 1778 году – в Достопамятный зал (так до 1868 года именовался Артиллерийский музей) в знаменитом Орловском арсенале (современный адрес – Литейный проспект, 4, но здание не сохранилось). Колесницу стали называть одной из достопримечательностей Санкт-Петербурга: в путеводителе за 1794 год ее великолепие сравнивалось с римской предшественницей.
Так бы и быть ей лишь музейным экспонатом, но настал момент, когда уже «отставную» колесницу фактически «втянули в историю»…


В ночь с 23 на 24 сентября 1799 года неизвестные проникли в здание Петербургского Арсенала и похитили с колесницы две медные позолоченные трубы и литавренные завесы, а также обрезали галуны с кистями. Караул в момент кражи несли чины артиллерийского батальона, которым командовал генерал-майор Андрей Андреевич Аракчеев – брат «того самого» Алексея Аракчеева, генерал-инспектора артиллерии.
Вот что пишет об этом событии историк В. А. Томсинов: «…Из сохранившихся документов неясно, то ли Алексей Андреевич сознательно направил следствие по ложному пути, желая выгородить брата, то ли офицеры, которым поручено было провести расследование происшествия, сами стали на сей путь, но… было установлено: кража в арсенале могла быть совершена „и не в ту ночь, а прежде“. А в этом случае виновным оказывался генерал-лейтенант Вильде, от полка [батальона. – Авт.] которого стоял тогда караул.
Получив от следователей такой рапорт, Аракчеев передал его со своим донесением государю, и Павел Высочайшим приказом от 29 сентября отставил Вильде от службы. Чувствуя себя пострадавшим невинно, отставленный генерал обратился за помощью к графу Ивану Павловичу Кутайсову, любимцу Павла I. Тот не упустил случая навредить высокомерному Аракчееву и немедля доложил Его Величеству о том, как все было на самом деле».


Когда истина все же восторжествовала, а злоумышленников поймали, ими оказались трое нижних чинов лейб-гвардии и двое арсенальных мастеровых. На первом же допросе они признались, что совершили кражу в ночь, когда караул несла команда аракчеевского батальона. 1 октября 1799 года был объявлен приказ: «Генерал-лейтенант Аракчеев 1-й за ложное донесение и что в противность устава нарядил дежурным штаб-офицера из другого батальона, а не от того, который стоял тогда в карауле, отставляется от службы». Отставка Аракчеева продолжалась до восшествия на престол Александра I, о драматических обстоятельствах которого все мы знаем.
Есть мнение, что отставка графа в 1799 году была организована участниками заговора против императора Павла, которые не имели бы шансов на успех в случае, если бы тот оставался в Петербурге. Действительно, Алексей Андреевич, после императрицы Марии Федоровны, был самым преданным Павлу человеком. Находясь рядом с императором, он, несомненно, смог бы предотвратить переворот.
Вот так литавренная колесница фактически изменила ход русской истории...


В 1868 году Достопамятный зал переехал в здание Кронверка Петропавловской крепости. В Артиллерийском музее оказалась и колесница, пережившая с ним все радости и невзгоды, в том числе и тяжелейшее время блокады. А самое главное – более чем за двести лет колесница ни разу не реставрировалась! Несколько раз вопрос об этом ставился, но по банальной причине отсутствия денег так и не был решен.
Только в начале XXI века стараниями сотрудников Военно-исторического музея дело сдвинулось с мертвой точки. В 2002 году началась полная реставрация этого памятника отечественной (да и мировой!) военной истории, длившаяся около семи лет. Это был уникальный межмузейный проект. Работы велись по технологиям XVIII века; колесницу полностью разобрали, была отреставрирована каждая ее деталь. Коляску заново покрыли сусальным золотом, обили изнутри бархатом, расшили галунами… Руки реставраторов совершили настоящее чудо: в июле 2009 года колесница вновь заняла свое место в экспозиции, напоминая посетителям о подвигах русских артиллеристов, громивших «непобедимые» полки Фридриха Великого, и свидетельствуя о других, более сумрачных, но не менее важных эпизодах российской истории.

Читать эту статью в онлайн версии журнала "ММ":


Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика