Екатерина
я могу идти против ветра
Счастье – это не станция назначения, а способ путешествия
Екатерина Гавриш
Все записи
текст

Новая -Полтава-

"ММ" №7/106 2014, с. 82
Второй год в поселке Лахта строится эпоха: с утра и до поздней ночи рабочие пилят дубовые стволы, обрабатывают дерево и из готовых частей собирают исторический корабль «Полтава» – реплику первого судна, построенного Петром I. Через 2,5 года 54-пушечный линейный корабль будет на воде, а чуть позже на его палубах откроется музей, ничуть не уступающий стокгольмскому кораблю-музею «Vasa». Уже сегодня на верфи проекта «Полтава» проходят экскурсии, где можно послушать истории о строительстве кораблей того времени и увидеть будущие экспонаты, поднятые со дна Балтийского моря подводными археологами.


Михаил Плеханов, главный строитель верфи:

О проекте
– «Полтава» строится не в точном в соответствии с историей, поскольку свидетельств того времени сохранилось крайне мало. В архивах найдены гравюры и некое «Дело 67» – построечная ведомость на похожий корабль, но без указаний, что это именно «Полтава». Эскизный проект и деталировку мы создали на основании этого документа и разных описаний.
Раньше я работал над проектом строительства фрегата «Штандарт». Он создавался немного с другой целью – чтобы ходить в море и учить молодежь. Цель «Полтавы» – быть музейным комплексом, поэтому первое требование заказчика – максимально соответствовать истории с точки зрения результата. То есть топоры и ручные пилы мы не используем, но стремимся, чтобы корабль был построен и выглядел так, как раньше.

О материалах
– Пока основной материал – это дуб. Дуб требуется крупноразмерный, и это одна из основных проблем. Вся современная промышленность нацелена на трехметровые дубовые кряжи на паркетную доску, а нам нужны стволы до 12 м, причем крупномерные. Бревно должно быть минимум 60 см в диаметре на тонком конце, то есть внизу – около метра. Важно, чтобы ствол был без пороков: с целой сердцевиной и крепкими сучьями, не проеденный жуком-древоточцем.
Максимальное сечение досок на рынке – это 50 мм. Нам такие категорически не годятся, поэтому мы едем в лесничества, отбираем деревья по размеру, валим и везем. Сейчас везем дуб из Саратовской области, из Брянска, из Апшеронского района Краснодарского края. Расход дуба, к сожалению, очень высокий, через нашу верфь прошло уже больше 1000 стволов. И пройдет, наверное, полтора, а то и два раза по столько. Деревьям, которые нам подходят, уже по 200 лет, и найти их очень сложно. Вот сейчас распилили один из дубов, и оказалось, что он рос с 1812 года.
Крупные стволы невозможно просушить существующими технологиями, только с течением времени. Поэтому мы его не сушим, а ставим в корабль. Части, поставленные год назад, уже хорошие по качеству. Тонкие доски будем сушить. Для палуб и мачт планируем использовать сосну. Палуба будет наборная из доски, а мачты мы сделаем клееными, чтобы они были прочнее, долговечнее и, главное, легче, чем из единых стволов. Да и целого дерева такого не найти – высота нижней части самой большой, грот-мачты – порядка 28 м, а выше нее еще находятся стеньга и брам-стеньга.


О технологиях
– С петровских времен изменилась технология обработки дерева, но технология сборки корабля та же. Без разницы, чем обрабатывать киль или шпангоут – ручной пилой или бензиновой, в любом случае эту деталь нужно сделать, скрепить с большей деталью и поставить в корабль. С этой точки зрения мы довольно близки к нашим предкам. Людей, которые знают такую технологию в России, можно по пальцам пересчитать. Нам повезло – костяк команды «штандартовский», они уже строили подобный корабль. Такие специалисты есть еще в Петрозаводске и в Воронеже, но их совсем немного. А у нас здесь только рабочих (не говоря о конструкторах, снабженцах и экскурсоводах) около 60 человек.




Олег Коробкин, главный конструктор проекта «Полтава»:

О пушках
– Про пушки 1812 года все всё знают, а про пушки петровской эпохи, тем более про морские, – ничего. Наши историки провели «раскопки» в архивах и нашли несколько книг, учебников и чертежей того времени, которые можно было использовать. Со стволами особых проблем не возникло, тем более, мы не имеем права изготавливать оружие и не должны заботиться о том, чтобы эта пушка стреляла. Главное – внешний вид. 6-фунтовые пушки льются из бронзы, а 12- и 18-фунтовые – из чугуна.
Со станками под пушки получилось сложнее: было всего несколько рисунков и описание в двух книгах. На основании описаний мы сделали чертежи, а наши мастера изготовили станки из того же самого дуба, из которого строят корабль. Кузнецы выковали болты и все железо – не хотелось скреплять их современными болтами. В то время железо «в дереве» использовалось достаточно мягкое, чтобы части не разбивались, и мы последовали примеру предков.


О целях
Наша основная цель – построить корабль и пройти техническую комиссию Морского регистра, чтобы судно могло стоять на воде. Поэтому мы не можем уйти от их требований к прочности судна и, возможно, используем больше железа, чем использовал Петр I. У него, например, для защиты от пожара были ведра с водой, а нам нужно сделать современную систему.
О выходе в море разговор пока не идет. Поскольку мы строим судно как можно ближе к оригиналу, на нем не будет двигателя. Выход в море корабля такого класса – это целая операция: теоретически возможно, но тогда должны быть задействованы буксиры, суда обеспечения… И все это нужно очень долго согласовывать. Может быть, когда-нибудь судно сможет быть вытащено в Неву на День города, например. Но утверждать, что «Полтаве» разрешат самостоятельно пройтись под парусами, пока рано. Хотя паруса у нее будут настоящими и рабочими.


Фото: Екатерина Гавриш

Читать эту статью в онлайн версии журнала "ММ": 
http://www.21mm.ru/?mag=106#082 

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика