Айрат
я могу все, что могу
Победа приходит за пять минут до поражения
Айрат  Еникеев
Все записи
текст

По щучьему велению

Воспоминания рыбака-теоретика
        
Глубокая осень. Ноябрь. Щучий жор. Это когда считается, что речная и озерная хищница бросается на все, что шевелится. Нас трое: два опытных «щуколова» и я, который держит спиннинг первый раз в жизни. Кидаем с холмистого берега славной башкирской речки. Мне, как незрелому новичку, торжественно вручают старое обшарпанное удилище с видавшей виды открытой катушкой, из которой во все стороны торчит грубая отечественная леска. На конце — самодельная блесенка такого вида, будто ее по очереди грызли все щуки Башкортостана. Мои спутники вооружены роскошными японскими спиннингами. Шансов у меня никаких.
Пока я осваиваю это чудо рыболовной техники, в голове роятся виды кушаний, которые можно приготовить из свежей речной рыбы. Вот вытащу я, к примеру, судака. Ну, судак по-польски — это вообще классика рыбного стола, когда отваренного на пару красавца подают с большим количеством подлива из мелко нарубленных яиц, смешанных с растопленным маслом, солью и перцем.
А еще лучше запечь его прямо на берегу, в глине. Вся прелесть этого способа в том, что ни потрошить, ни чистить рыбу не надо. Просто берешь ее, родимую, натираешь солью и плотно обмазываешь со всех сторон глиной. Закапываешь этот статуй в угли и ждешь минут сорок. Как только глина начала трескаться, рыба готова. Разбиваем форму и достаем оттуда филе, ибо кожа остается на глине. Нужно только аккуратно отделить внутренности, не забывая сглатывать слюну…  
На этом этапе кулинарных фантазий я как раз и подавился слюной, а спиннинг — леской. В итоге образовался густой пучок, в просторечии именуемый «бородой». Я обращаюсь за помощью к старшему товарищу, и тот, шипя и матерясь, с трудом распутывает грязный комок лески. «Еще раз подойдешь, убью!», — говорит он, возвращая мне налаженную снасть.
Я вновь возвращаюсь к реке и своим фантазиям. Нет, думаю, вкуснее ухи  нет ничего на свете. Особенно хороша уха тройная, архиерейская. При первой закладке рыбу кладут для запаха: ершей, пескарей и прочую костлявую мелочь. Не чистят, не потрошат, а просто заворачивают в марлевый мешок, чтобы легче было вынимать и выбрасывать. При второй в тот же навар добавляют красноперку, леща, окуня — короче, ту среднюю рыбу, что удалось поймать или купить в магазине. Эта пойдет в еду, и важно ее не переварить. Только у нее, у красавицы, цвет глаз изменился — стало быть готова. Вынимаем на блюдо, а следом идет третья закладка, финальная — из белой благородной рыбы: налима или осетрины. Некоторые бестолковые домохозяйки кладут в уху морковь и/или картошку. Ни в коем случае! Только лук и коренья. Ну и, понятное дело, соль, перец и лаврушку. Тогда навар получится прозрачный, как слеза, и с густым ароматом, который доводит голодного рыбака до полуобморочного состояния…

На этом месте я поскальзываюсь и падаю в реку. Мои товарищи, проклиная тот миг, когда согласились взять меня с собой, помогают переодеться в сухое и распутать вновь запутавшуюся леску. Они особенно раздражены тем, что на обогрев моего немелкого тела приходится тратить водку, которую собирались пить у костра.
На все эти манипуляции уходит час драгоценного времени, и садки наши по-прежнему пусты. Когда меня оставляют одного, я вновь пытаюсь забросить спиннинг. Но на этот раз выясняется, что леску забыли прикрепить к катушке, и она с лихим посвистом улетает вместе с блесной на середину реки и там, разумеется, тонет. Я стою, как идиот, с пустой катушкой, в огромных не по размеру штанах и думаю, что рыбу вообще лучше покупать на рынке, а не мерзнуть на осеннем ветру, выслушивая оскорбления людей, которых еще вчера считал своими друзьями.
Но охота пуще неволи. Я иду к машине и оснащаю спиннинг новой леской и новой блесной. Когда уже готов сделать долгожданный заброс (единственный за три часа рыбалки!), друзья, так ничего и не поймав, далеко не любезными голосами зовут меня домой.
«Иду!» — кричу я, крутя ручку спиннинга, и тут удилище сгибается в дугу. После нескольких минут борьбы выясняется: на том конце сидит здоровенная щука. «Я сам! — ору подбежавшим ко мне товарищам. — Я сам ее вытащу!». Наконец рыбина бьется на склизком глинистом берегу. Ее взвешивают. Безмен показывает три с половиной кило. На лица моих товарищей страшно смотреть. Меня в гробовом молчании довозят до дому и пинками выталкивают из машины вместе с пойманной щукой. На следующий день мы миримся за столом с запотевшей поллитровкой и щучьими котлетами моего приготовления. Рецепт привожу ниже.
Котлеты рыбные
На три порции вам понадобится около кило рыбного филе, 150 г свиного фарша с жиром, небольшая белая булка (без корочки), 100 г молока, 1 яйцо, 2 луковицы, растительное масло для жарки, соль-перец по вкусу, панировочные сухари. Щучий фарш смешать с фаршем свиным. Размочить булку в молоке. Мелко нашинкованный лук обжарить, перемолоть его на мясорубке вместе с размоченным хлебом и добавить все в фарш. Затем перемешать все с яйцом, посолить и поперчить по вкусу. Сформированные котлетки как можно обильнее обвалять в сухарях и обжарить до золотистой корочки с обеих сторон. Это называется гастрономический оргазм!

Всего 4 комментария
Открыть Свернуть Комментировать
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK