Анна
я могу удивлять
Don`t worry, be happy
Анна Муравьева
Все записи
текст

Земля начала времен

"ММ" №12/87 2012, с. 72
Папоротники высотой в несколько метров, деревья, история существования которых ведется едва ли не от эпохи формирования континентов, ящерицы – выжившие современники динозавров... Будто ожившая картинка из учебника по истории Земли. И увидеть ее можно не в кино, не в фантазиях писателей, но в реальной стране, где отказались от атомной энергии, индустриализации и гонки вооружений – в Новой Зеландии. 


Здесь растут самые древние деревья на Земле – знаменитые каури, появившиеся еще в юрский период. Из уважения к преклонному возрасту некоторым экземплярам даже дали собственные имена. Например, среди них есть Танэ Махута (Tāne Mahuta), что переводится как «Бог леса». Он самый старый житель нашей планеты – его возраст оценивается примерно в 1500–2500 лет. Его высота без малого 52 метра, обхват ствола – почти 14 метров. Вечнозеленый Танэ Махута застал эпоху господства лесов каури на континенте, а потом едва не пал под пилами заготовителей во время повальной вырубки гигантов. Еще первые колонисты разглядели в каури идеальный строительный материал, и почти двести лет ценная древесина уплывала за океан, на мебель для английской аристократии. Свою лепту внесли и заготовители смолы. От их варварски интенсивной деятельности деревья погибали, не выдерживая многократных подсочек (резов) на стволе, откуда янтарная смола стекала в специальные емкости, а потом отправлялась на переработку для мебельного лака. Только в середине XX века здесь опомнились и взяли леса каури под охрану государства. Причем так, как это умеют делать, наверное, только в Новой Зеландии, где строгость закона дополняется обязательностью его исполнения. Вырубка категорически запрещена. А, например, в самом крупном лесу каури – Ваитекере – собирать смолу имеет право всего один человек. Работы у него, к сожалению, не так много. По некоторым данным, сейчас от былой «географии» каури осталось не больше 4 процентов. Конечно, в таких условиях ни о какой подсочке речи не идет, собирать разрешено только естественные натеки с деревьев.
Не так давно Новая Зеландия порадовала мировую общественность другой редкостью. На главных островах (их два, плюс около 700 мелких) обнаружили детеныша вымирающей ящерицы – гаттерии, или туатара. История облетела новостные ленты всех информагентств: на основной территории страны ящерицу не видели уже много лет. Гаттерия – единственный сохранившийся представитель пресмыкающихся триасового периода. Проще говоря, эти рептилии населяли Землю уже около 225 миллионов лет назад. Они, как и каури, едва пережили европейское нашествие и к началу XX века сохранились буквально в штучных экземплярах на нескольких мелких островах близ берегов Зеландии. Сейчас их численность и ареал обитания увеличиваются, гаттерии возвращаются на историческую родину – констатируют экологи. Исключительное в наши времена событие! 


Новая Зеландия – вообще особый случай в истории Земли. Как и Австралия, она давно попала в географическую изоляцию от континентов, и стала совершенно на них не похожа. Взять, к примеру, тот факт, что всего какую-то тысячу лет назад, до появления постоянных поселений людей, на островах полностью отсутствовали млекопитающие. А более 90 процентов всех видов птиц Новой Зеландии нигде, кроме как на ее территории, не встречаются. 
К иным представителям флоры и фауны нет допуска и у самих новозеландцев. Посещение особо охраняемых экземпляров только по спецпропускам. К таковым относится и самая редкая на планете птица – попугай какапо. В 1995 году оставалось всего полсотни особей. Они были переселены на Кодфиш (Codfish) – скалистый остров, крупнейший птичий заповедник страны. Попасть на него могут исключительно специалисты программы восстановления популяции. Благодаря такой строгой охране количество этих – самых крупных в своем роду, нелетающих, зато отлично бегающих и лазающих по деревьям – попугаев выросло почти в два раза. 
Впрочем, не все самое редкое и интересное спрятано за кордонами резерваций. В национальных парках можно увидеть, а если повезет, и услышать птицу туи. Эта несравненная певица способна не только выводить рулады на несколько тонов, но и подражать различным звукам и человеческому голосу. Дрозды, горные попугаи кеа, черные птички мухоловки, белолицые цапли… Более 600 видов птиц, которые совершенно спокойно относятся к человеку на своей территории. 
Круглый год любители орнитологии съезжаются в парк Оамара, где живут пингвины великолепные. Это, между прочим, их официальное название, по аналогии с королевскими и императорскими. Помимо глаз удивительного янтарного цвета, птицы отличаются довольно нелюдимым характером. Хотите рассмотреть их в подробностях? Берите с собой бинокль. 
Всего в этой небольшой по территории стране 14 национальных парков и заповедников. Хотя животные тут неплохо «устроились» не только в границах особо охраняемых территорий. «Одно из первых впечатлений от Новой Зеландии – морские котики, которых здесь очень большое количество. Они расположились вдоль туристических трасс и, очевидно, прекрасно себя чувствуют в соседстве с человеком», – рассказывает тур-лидер компании «Неизведанный мир» Анна Кичатова. 


Великолепные вечнозеленые пейзажи Новой Зеландии настолько своеобразны, что именно они стали декорациями к фильму «Властелин колец». После выхода картины в прокат построенная здесь деревня хоббитов стала настоящей меккой для поклонников саги. Нынче ажиотаж несколько спал, но предприимчивые новозеландцы до сих пор умудряются сбывать путеводители по местам съемок фильма огромными тиражами, да и число желающих отправиться во «Фродо-тур» год от года меньше не становится.
Мрачный Мордор, обитель хозяина Кольца Всевластья, с пышущей жаром Роковой Горой – это на самом деле остров Северный. Особую атмосферу создает вулканическое плато в самом его центре. Несмотря на соседство действующих вулканов и гейзеров, выбрасывающих на поверхность потоки горячей воды, исследователи полагают, что именно здесь, на территории нынешнего геотермального заповедника Роторуа, поселились первые полинезийцы, приплывшие на остров предположительно в XI–XIV веках. До сих пор местные жители для стирки, готовки и прочих бытовых радостей используют воду из горячих источников, а теплая почва позволяет обогреть дома лучше любых каминов и печей. Но главная «достопримечательность» Роторуа – устойчивый, всепроникающий запах сероводорода. Он со струйками пара поднимается из разломов земли, дорожных канав и даже от цветочных клумб в местных садах. Да, запах в окрестностях вулканического плато стоит не самый приятный, хотя, как утверждают медики, очень полезный. 
Еще одна местная «знаменитость» – горячие озера Ваймангу. Одно – голубое, другое – зеленое, они расположены в кратере потухшего вулкана. По мнению ученых, источники, пополняющие водоемы, проходят через горные породы, вымывают из них минералы и так окрашивают воду. Земля в окрестностях Ваймангу тоже пестрит оттенками. Серные отложения придают ей желтый цвет, а соединения железа окрашивают участки почвы в красный.
Цветные озера есть и на острове Южном. Правда, там происхождение цвета имеет иную природу. Озеро Пукаки (Pukaki) преимущественно питается из ледников. Удивительный холодный голубой цвет воде придают микрочастицы, которые вместе с талой водой спускаются с горных вершин. 


Остров Южный имеет более «европейскую» внешность, и как будто собрал все, чем гордится Старый Свет: бескрайние зеленые луга и фьорды, скалистые бухты и водопады, виноградники и прозрачные реки, многочисленные озера и чистейшие океанские пляжи. Неудивительно, что земли и леса эльфов, опять-таки из экранизации «Властелина колец», «нашлись» на этом острове. Места здесь, простите за банальность, захватывающе прекрасны. На прогулки по некоторым туристическим маршрутам даже необходимо записываться – так красива местная природа!
Национальный парк Франца-Джозефа знаменит одноименным уникальным ледником. Коренные жители Новой Зеландии – маори – называют ледник Ka Roimata o Hinehukatere, что переводится как «слезы Хинехукатэрэ». Любопытен ледник тем, что расположен необычайно низко – на расстоянии лишь 240 метров над уровнем моря – и спускается прямо в умеренно-влажный лес. До сих пор не очень понятно, как он мог здесь образоваться. По «местной» версии его происхождение не обошлось без трагической любви. Новозеландская красавица Хинехукатэрэ очень любила гулять в горах. Однажды она позвала с собой своего жениха. На одной из вершин он оступился, упал и погиб. Слезы, которые проливала девушка, замерзли и превратились в красивейший ледник. 
Глобальное потепление климата коснулось и этой заповедной части Земли. За последнее столетие длина ледника сократилась почти на два километра. Он, тем не менее, открыт для посещения туристами. 
Не хотите шагать вверх? Можете спуститься вниз. В национальном парке Папароа вас отправят в путешествие по подземной реке. Путь большей частью пролегает почти в кромешной темноте, которую рассеивает только мерцание светлячков, усеивающих своды грота, куда приводит река. Зрелище более чем эффектное – будто в подземелье упал кусочек звездного неба.


Новая Зеландия по всем мировым канонам считается одной из самых экологически защищенных и чистых стран. Даже прогулка по одному из национальных парков – только в составе группы, организованной туристической фирмой. С одной стороны, для путешественников, привыкших к определенной степени самостоятельности, это не очень приятное ограничение свободы. С другой – в парках не ведется охота, нет ни «диких» во всех смыслах туристов, ни VIP-посетителей, имя которым браконьеры. Последняя крупная попытка браконьерства была зафиксирована в 2010 году, когда 60-летний немец пытался вывезти из страны несколько десятков маленьких ящериц-гекконов, спрятав их в собственных штанах. Тюремное заключение, штраф и депортация – таково наказание за попытку контрабанды редких животных в Новой Зеландии. И это только часть политики сохранения уникального и едва не потерянного в XX веке природного облика страны. 
Зеленое и стопроцентно экологически безопасное будущее – таковы приоритеты на островах. Здесь нет АЭС, сюда не заходят суда на атомной тяге. Это, кстати, стало поводом для осложнения отношений с США после того, как в порт не впустили американский авианосец. Тут не кидают бумажки мимо урны, мусор сортируют, умудряются восстанавливать исчезающие виды животных, в магазинах не найти фильтров для воды – на них нет спроса. А в амбициозных планах – к 2020 году стать первым в мире государством с нейтральным балансом выброса углерода в атмосферу.
Долгая изолированность Новой Зеландии от «большой земли» сегодня позволяет ее жителям хранить для всего человечества воспоминания о мире, каким он был в начале времен, мире, где человек еще был не единовластным и жестоким хозяином Земли, но лишь ее благодарным арендатором.


Однажды маленькая, но гордая птичка… Нет-нет, это не тот вариант, где «птичку жалко». С нашей героиней все было хорошо. Она не только обрела свой рай, в котором нет ни голода, ни холода, ни врагов, но и стала национальным символом целой страны. Речь идет о птице киви. Сытая и спокойная жизнь в Новой Зеландии сыграла с пернатыми свою шутку – киви разучились подниматься в небо, жесткие и гладкие перья превратились в некое подобие пуха, а гнезда стали больше походить на норы. Нынче острова – единственное место, где можно встретить киви. Впрочем, как и всем обитателям этих мест, киви пришлось несладко с появлением европейцев. Точнее, с завезенными сюда опоссумами, которые стали настоящей бедой для местных лесов. Рейнджеры (от англ. ranger – лесник, егерь) сейчас пытаются хоть как-то восстановить баланс, устраивая ловушки для разорителей гнезд нелетающего символа страны. Изображение киви чеканят на монетах, наносят на почтовые марки, путеводители, сувениры и официальные бланки. Киви – официальное самоназвание коренных жителей островов. 

Новая Зеландия, хоть и находится практически на краю света, в плане борьбы за равноправие впереди планеты всей. Страна стала первой в мире, предоставившей равные избирательные права женщинам. А с марта 2005 по август 2006 года в Новой Зеландии все высшие государственные посты: главы государства, премьер-министра, спикера парламента и верховного судьи – были заняты женщинами. Пока ни одно государство такой «сюжет» не повторило.


Первые голландские колонисты, приплывшие в эти места, особо не утруждались при подборе топонимов. Страну просто назвали в честь одной из нидерландских провинций, добавив по традиции «новизны» – New Zealand. Да и позже европейцы были не слишком изобретательны. Взять, предположим, одного из первооткрывателей островов – Абеля Тасмана (Abel Tasman). В его честь названы остров, море, часть материка, мост, дорога, озеро, залив, горная вершина, административный район и национальный парк. 
Другое дело – маори, выходцы из Полинезии, заселившие острова раньше. Внимание! Впереди не ошибка автора, случайно положившего записную книжку на клавиатуру, а вполне реальное географическое название: Тауматауакатангиангакоауауотаматеатурипукакапикимаунгахоронукупокануэнуакитанатаху. Так звучит название одного из холмов. Переводится примерно как «вершина, где Таматеа, мужчина с большими коленями, который скатывался, забирался и проглатывал горы, известный как поедатель земли, играл на флейте для своей возлюбленной». Наверное, широта данного образа в комментариях не нуждается. 


Национальная шутка: «В Новой Зеландии почти 40 миллионов жителей, 85 процентов из них – овцы и бараны». 
Действительно, на альпийских лугах пасутся бессчетные стада мериносов. Новозеландцы очень гордятся своими овцами. Некоторые из них даже становятся национальными героями и звездами телешоу. Например, баран по кличке Шрек. События его 17-летней жизни – к слову, необычайно длинной для этого вида животных – послужили сюжетом для нескольких книг и телевизионных передач. Семилетние скитания по горам после того, как он отбился от стада, и счастливое спасение помогли барану снискать «всезеландскую» любовь и популярность. Даже смерть Шрека стала топ-новостью для СМИ страны. 

Читать эту статью можно в онлайн версии журнала "Машины и Механизмы": 
http://www.21mm.ru/?mag=87#074

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика