Анна
я могу ...да почти всё...
Самая непростительная ошибка – отказ от действий из-за страха ошибиться
Анна Лаптева
Все записи
текст
Все в мыле
"MM" № 10\121 2015, с.70

Мыло твердое, мыло жидкое… Такая простая вещь, но исчезни оно вдруг с планеты Земля, и что получится? Семь миллиардов чумазых, дурно пахнущих существ, большая часть из которых, вероятно, в кратчайшие сроки вымрет от антисанитарии…

 

Конечно, я утрирую, ведь жили же люди и в «домыльную» эпоху – натирались маслами, глиной, скреблись скребками, а то и вовсе избегали водных процедур, предпочитая укрощать свою плоть, а не радовать ее ощущением свежести. Тем не менее, сегодня наш образ жизни прочно стоит на мыльном основании: мыло – это гигиена, красота, комфорт.

 

От природы никуда не денешься – наши железы добросовестно смазывают поверхность организма кожным салом, а окружающая среда щедро посыпает ее пылью. В результате здесь, на границе нашего внутреннего и внешнего мира, при содействии тепла и влаги, выделяемых телом, образуется самая тривиальная грязь, где спешат поселиться и размножиться многие микроорганизмы, в том числе и болезнетворные. Чтобы не заболеть, мы должны расстаться с этим чудным многообразием видов до его проникновения внутрь организма. Однако только лишь вода нам в этом не помощница – жир, являющийся одним из ингредиентов грязи, успешно отталкивает воду и заставляет ее скатываться с кожи без моющего эффекта. Для мытья нам необходимо нечто, способное справиться с жиром.

Не знавшие мыла древние римляне избавлялись от жирной грязи, покрывающей кожу, с помощью самого простого жирорастворителя – оливкового масла. Им обмазывали тело, а затем, перед омовением в теплой воде, тщательно соскребали вместе с грязью специальной деревянной лопаточкой. Процедура была трудоемкой, требовала времени и помощи других лиц – рабов. Получается, мылу мы обязаны не только чудесным очищающим эффектом, но и колоссальной экономией времени.



Тем не менее, об очищающем эффекте мыла стоит поговорить более подробно. Давайте попробуем разгадать мыльный секрет и понять, каким образом «пенному дипломату» удается добиться компромисса между вечными антиподами – жиром и водой.



Итак, из чего же делают мыло, и кто его изобрел?

 

Представители древнейшей из известных цивилизаций – шумеры, жившие 4,5 тысячи лет назад между реками Тигр и Евфрат, сумели по-своему «запатентовать» изобретение мыла – записали рецепт его изготовления на глиняной табличке, сохранившейся до наших дней. И все же наличие этой записи скорее указывает на то, что жители Междуречья успешно пользовались мылом, которое в эпоху расцвета их государственности уже стало вещью обыденной.

Теоретически, первое мыло могло быть получено тогда, когда Homo sapiens приручил огонь и занялся термической обработкой пищи – то есть не 4 тысячи, а примерно 790 тысяч лет назад. Именно такого возраста, по подсчетам историков, самый древний на сегодняшний день очаг, обнаруженный при раскопках на территории Палестины.

Какая связь между огнем, пищей и мылом? Самая прямая: записи шумеров свидетельствуют о том, что мыло они получали из древесной золы, разведенной в нагретой воде, и растопленного бараньего сала. Вполне вероятно, что первым химическим реактором для мыловарения когда-то стало обычное кострище, на золу которого сначала стек жир с обжариваемой на огне туши, а затем пролился дождь. Древнему человеку осталось лишь проявить сообразительность, заметив, как обработанная жиром и водой зола вспенивается и очищает, скажем, выпачканные салом руки. Однако это лишь гипотеза, а историю как науку интересуют артефакты.

 

Глиняные таблички шумеров повествуют о том, что мыло, приготовленное на основе золы и сала, использовалось, главным образом, в хозяйственных целях – им отмывали от жира овечьи шкуры перед покраской. Позднее в Междуречье научились готовить мыло из растительного масла. Только использовали его не для мытья, а для укладки волос в замысловатые прически.

В рецептуре современного мыла золу (карбонат калия К2СO3) заменил ее более эффективный «родственник». Для жидкого мыла это гидроксид калия (KOH), он же едкий калий, а для твердого – гидроксид натрия (NaOH), он же едкий натр, он же каустик, он же каустическая сода.

Оба эти вещества хранят в плотно укупоренных емкостях, и дело здесь не только в том, что, попадая на кожу, они вызывают химические ожоги. Щелочи чрезвычайно гидрофильны – они быстро поглощают воду, даже ту, что находится в воздухе в виде пара.

Отмечая это навязчивое стремление щелочи соединиться с водой, вспомним об абсолютно противоположном свойстве жира – гидрофобии, то есть полном нежелании с той же водой реагировать. Данное наблюдение позволяет нам еще ближе подойти к разгадке «мыльного секрета», но не будем забегать вперед.

 

Таинство возникновения мыла из жира и щелочи на крупном современном предприятии скрыто от глаз наблюдателя сложными трубопроводами и толстыми стенками мыловаренных реакторов. После того, как раствор щелочи поступает в смесь очищенного животного жира и растительных масел (чаще оливкового, кокосового или пальмового, к которым добавляют и эфирные масла), мыловары поднимают температуру в емкости до 120 °С и доводят в ней давление до двух атмосфер. В этих условиях и происходит сложная химическая реакция, называемая омылением. Далее затвердевшая мыльная основа многократно измельчается до состояния стружки с помощью больших дробилок, смешивается, если того требует рецептура, с порошкообразными отдушками, красителями, добавками и снова спрессовывается. Гладкие ароматные плитки мыла разрезаются на бруски, особым образом формуются, а затем отправляются на упаковку.

 


На Ближнем Востоке, к примеру в Сирии, мыло продолжают варить дедовским способом – вручную, без применения сложной техники. Сердцем мыловарни является печь, нагревающая своим теплом десятикубовый чан. Вокруг чана – каменный парапет, по которому мыловары перемещаются, орудуя большими деревянными веслами, перемешивая содержимое емкости. Процесс приготовления знаменитого сирийского зеленого мыла занимает три дня.

Красивым зеленым цветом сирийское мыло обязано своей жировой основе – оливковому маслу, которое перед соединением со щелочью нагревают в течение 12 часов. На каждые 100 кг масла в чан добавляют примерно 15 кг каустической соды, которую, кстати, в гранулированном виде в Сирию доставляют из России. Полученная смесь разбавляется водой и тщательно перемешивается. Компоненты будущего мыла вступают в реакцию, и после получасового ожидания мыловары снимают пробу с получившегося продукта. Замечу: о снятии пробы можно говорить без всяких кавычек – о готовности и качестве мыла здесь привыкли судить по его вкусу: щиплет язык – следует добавить еще воды для продолжения реакции.



Мылу, вкус которого устраивает его производителей, дают немного остыть и утром следующего дня все еще горячим через шланг сливают прямо на каменный пол соседнего помещения, устланный пергаментной бумагой, строго следя за уровнем растекающейся массы и тщательно ее разравнивая. Остывшее мыло нарезают на бруски и «клеймят» с помощью специального молотка, оставляющего на поверхности каждого зеленого кусочка фигурное тиснение – автограф производителя.


 

И все же для понимания того, что именно происходит в мыловаренном реакторе со щелочью и жиром, недостаточно наблюдения невооруженным глазом. Помочь здесь может только мощный электронный микроскоп, ну и школьные знания по химии, конечно.

Итак, в результате реакции омыления щелочь частично разрушает молекулу жира и изменяет ее свойства: возникает новое поверхностно-активное вещество (ПАВ) – натриевая соль высшей жирной (карбоновой) кислоты, или обычное мыло. Молекула мыла – «палочка о двух концах»: одна ее часть липофильная (тяготеющая к жиру), другая – гидрофильная (тяготеющая к воде). Эта двуличность и определяет моющую способность мыла.



Частица жирной грязи, попав в мыльный раствор, как градом стрел, бывает моментально атакована молекулами мыла. Их липофильные части вонзаются в жир и растворяются в нем, гидрофильные же части остаются на поверхности, образуя вокруг жирной сердцевины своеобразную капсулу из торчащих наружу «хвостиков». Возникающие таким образом крупинки – мицеллы – в воде не растворяются, а просто свободно перемещаются, отталкиваясь друг от друга и притягиваясь к молекулам воды. Грязь, таким образом, под воздействием мыла переходит в состояние эмульсии и легко удаляется струей чистой воды.

Вот и весь мыльный секрет. Разгадав его, наука значительно продвинулась в производстве моющих средств и получила синтетические моющие соединения (СМС) – вещества различных органических классов, имеющие общую черту в структуре молекулы – липофильный и гидрофильный участки. По этому принципу работают и гели для мытья посуды, и стиральные порошки.

 


Невзирая на все разнообразие душистого мыла, продающегося у нас в магазинах, где-то внутри у многих засело жгучее желание взять и приготовить ради эксперимента свое собственное мыло в небольшой кастрюле на кухне. И пусть за ингредиентами, например, каустиком, придется сбегать в магазин, зато масляный букет можно собрать совершенно эксклюзивный, по своему вкусу. Количество видеороликов по теме домашнего мыловарения, выложенных в сети, говорит о том, что это занятие люди находят очень увлекательным.


Читайте статью в онлайн версии журнала "ММ":  http://www.21mm.ru/?mag=121#069



Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика