Анна
я могу ...да почти всё...
Самая непростительная ошибка – отказ от действий из-за страха ошибиться
Анна Лаптева
Все записи
текст

Голос пропал

В июне этого года жители Великобритании столкнулись с последствиями решения не голосовать на референдуме. 27,79% избирателей в решающий день остались дома, полагая, что их голос «погоды не сделает». Проснувшись утром и узнав из СМИ результаты, многие из них были вынуждены идти на площади митинговать под лозунгами «Я люблю ЕС!». Но что толку! Судьбоносное и неожиданное решение о Brexit – выходе Великобритании из Европейского союза – принято, и хотя перевес составил всего 3%, считается, что жители UK выбрали именно такое светлое будущее для своей страны.

     Мнение о том, что на выборы ходить нет никакого смысла, транслируется во время любой избирательной кампании. Аргументация чаще всего представляет собой бородатую страшилку о том, что (цитирую блогеров) «выборов в нашей стране нет», «мой выбор — не участвовать в данном фарсе», «выборы — игра, которую подсовывают народу тираны для легализации своего пребывания у кормушки». Хотя, надо отдать агитаторам должное, жизнь не стоит на месте, и сегодня к привычным доводам добавились более «продвинутые» — например, недоверие к системе ГАС «Выборы», «скрипты для которой за миллиарды рублей писали спецслужбы».

Эта позиция подкрепляется сообщениями о многочисленных попытках фальсификации результатов — «вбросах», «проплатах» и «каруселях». Повсеместно не одно, так другое, где уж тут говорить о честном голосовании! Между тем, российское законодательство (точнее – п. 2 ст. 98 ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (с изменениями на 5 апреля 2016 года) позволяет каждому избирателю проявлять бдительность и заявлять о нарушениях прямо в день голосования на территории избирательного участка. Заявлять сразу, а не после подсчета голосов, когда оглашенные итоги кого-то не устраивают.

Кроме того, бороться с нарушениями проще, если знаешь, с чем можешь столкнуться. Рассмотрим самые распространенные виды фальсификаций.

 

Начнем с подкупа избирателей. Не секрет, что нравственная скудость порождает убеждение, что все в этом мире продается и покупается. Избирателям, нуждающимся в деньгах или дозе, частенько предлагается продать голос. «Инфернальная сделка» проводится неподалеку от участка, и при желании «мефистофелей» можно легко привлечь к административной ответственности за агитацию в день выборов. Этим методом фальсификации частенько грешат ангажированные политическими партиями «оборотни» в рядах избирательной комиссии, которые выезжают к избирателям на дом с мобильной урной для голосования. Средство борьбы с подкупом на дому — наблюдатель, ведущий себя, как сурок из песни, всегда и везде следующий за переносчиком урны.

 


Вброс бюллетеней требует от махинаторов некоторой склонности к авантюризму. Если в деле участвуют упомянутые выше «оборотни», то они просто не пускают наблюдателей на участок вплоть до его официального открытия в 8:00. К этому времени урна для голосования уже опечатана, а сотня-другая заполненных бланков мирно покоится на ее дне. В ответ на возмущенные речи наблюдателей, требующих личного присутствия при опечатывании, принято пожимать плечами и делать «голубые глаза»: «А что же вы не позвонили по такому-то номеру? Вас бы обязательно пропустили!». Бороться с таким поворотом событий можно так: поднять крик, привлечь внимание общественности и потребовать соблюдения закона.

Вборс, однако, проворачивают и среди бела дня. В нем участвует избиратель, который вместе со своим законным бюллетенем легким движением руки опускает в урну целую пачку, подготовленную заранее. Обычно он не новичок и знает, как нужно встать, чтобы скрыть свой жест от окружающих, и как притопнуть ногой, маскируя звук падения кипы бумаги.

Очевидно, что самым действенным средством от вброса бюллетеней является бдительность наблюдателей и прозрачная урна для голосования. Но все же это поверхностное суждение. Дело в том, что вброшенные бланки комиссии придется каким-то образом легализовать, ведь количество бюллетеней в урне должно совпасть с числом проголосовавших. Шулеру в избирательной комиссии придется изыскать в списках избирателей энное количество «мертвых душ», чью роль обычно, сами того не подозревая, выполняют те самые принципиальные противники отечественной избирательной системы, которые не ходят голосовать, так как «не хотят участвовать в данном фарсе». Получается, что лучший метод борьбы со вбросом — личный приход на избирательный участок.

 


Нельзя сбрасывать со счетов и случаи давления на избирателя, иначе именуемого использованием административного ресурса. Избирательные участки иногда организуются на крупных предприятиях, дабы создать условия для волеизъявления трудящихся граждан без отрыва от производства. Легко представить, что единодушие в ходе голосования формируется под ласковым взглядом начальства. То же можно сказать о выборах в регионах. Главы волостей и районов любят проявлять рвение, доказывая верность руководителям своих партийных ячеек, и пытаются воздействовать на массы увещеваниями в духе «Проголосуем как надо — будем в шоколаде, а уж если нет — пеняйте на себя».

Начинать бороться с давлением в день выборов, как вы понимаете, бессмысленно. Браться за это дело нужно загодя, как только возникли предпосылки: начались «воспитательные беседы» руководства с коллективом и т.д. Самый верный способ — привлечь к факту давления внимание журналистов, которые в период избирательной кампании сами охотятся за подобной информацией.

 


Не обойдем вниманием инциденты в процессе подсчета голосов, то есть на этапе, скрытом от глаз рядовых избирателей. Технология подтасовок необычайно многообразна, и единственное, что мы здесь можем противопоставить темной стороне силы — зоркие глаза наблюдателей. Что же они могут увидеть?

Бюллетени могут быть тщательно рассортированы в стопки по кандидатам, отдельно отложены бланки, признанные недействительными, — все как положено, но при фиксации результатов в протоколе число голосов, отданное за одного кандидата, «случайно» запишут напротив имени другого, и наоборот. Также «случайно» в кипу бланков с голосами за нужного кандидата во время подсчета могут затесаться недействительные бюллетени, существенно повысив результат. С этой же целью бюллетени из одной кипы незаметно перекладывают в другую. Желая же снизить результат нежелательного кандидата, бюллетени просто портят, используя совсем детские ухищрения — к пальцу подсчитывающего голоса члена комиссии привязывается карандаш и тщательно маскируется бинтом (объяснение — порезался бумагой), после чего «инвалид» чертит линии на бланках, приводя их в негодность.

 

На десерт – пара слов о знаменитых «выборных каруселях», без которых, по мнению вездесущего американского Госдепа, не обходится редкое голосование. «Карусель» — это тот же подкуп избирателей, но без лирики. Русский авось и вера на слово в настоящей «карусели» исключаются: покупатель голоса выдает продавцу уже заполненный бюллетень, продавец его тайком проносит на участок, где после соблюдения формальностей опускает в урну. Чистый бюллетень он также незаметно выносит с участка и отдает покупателю, и только после этого получает гонорар. Покупатель вновь  заполняет бюллетень и отправляет его в урну посредством следующего продавца голоса – так «карусель» совершает круг за кругом.

 


Возможно, грядущие выборы позволят дополнить этот краткий перечень выборных нарушений и фальсификаций. Но само его существование говорит лишь о том, что все описанные в нем схемы были успешно обнаружены и описаны, а случаи их использования — успешно пресечены нашими бдительными согражданами, выступающими за честные выборы. Мне лишь остается призвать читателя последовать их примеру. В честность выборов, на мой взгляд, нет необходимости верить, выборы — это социальное, а не метафизическое явление. Всю выборную кампанию следует рассматривать через призму холодного скепсиса: партии, личности, программы, ответы на краеугольные вопросы, ну и, конечно, качество организации выборов, без которого никто не станет доверять их результатам.

В день выборов алгоритм действий простой: заметили нарушение — фиксируйте, если возможно, с помощью фото- или видеокамеры, обращайтесь к председателю, секретарю и заместителю председателя избирательной комиссии. Форма обращения — жалоба в письменном виде в двух экземплярах: «В избирательную комиссию, участок (номер). Я, (ФИО), стал свидетелем нарушения такого-то, совершенного в такое-то время таким-то (или неустановленным) лицом. О результатах рассмотрения жалобы прошу сообщить мне письменно». Далее укажите адрес и номер телефона. Второй экземпляр с отметкой о получении (с указанием места, времени и лица из УИК, принявшего у вас жалобу) оставьте себе. В день голосования закон обязывает избирательную комиссию немедленно заняться рассмотрением вашей жалобы. Несоблюдение закона — повод для обращения в прокуратуру. 

Читать эту статью в онлайн версии журнала "ММ": 

http://www.21mm.ru/?mag=132#020


Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика