Анна
я могу - и ты сможешь
Высшее наслаждение состоит в том, чтобы быть довольным самим собою.
Анна Еремеева
Все записи
текст

Ученье – тренд 

"ММ" №10/109 2014, с. 58
Дымящаяся чашка ароматного чая, домашние тапочки, приглушенный свет монитора – вполне вероятно, что в ближайшем будущем именно в такой атмосфере многие предпочтут получать высшее образование. Воплотить это в реальность помогут MOOC, или massive online open courses – новая тенденция образовательной сферы, которая получила популярность по всему миру и продолжает стремительно развиваться.

Прообраз MOOC появился еще в 1840 году: в то время английский изобретатель Исаак Питман обучал студентов Соединенного Королевства стенографии через почтовую связь. Новый способ передачи знаний подхватили в США: в 1873 году университет в Иллинойсе (Illinois Wesleyan University) предложил учащимся корреспондентские курсы. В России дистанционное образование стало развиваться после революции 1917 года. В СССР была разработана особая модель дистанционного обучения – заочное («консультационное») обучение.


Сегодня дистанционное образование значительно изменилось, что, в первую очередь, связано с возникновением Интернета и развитием мультимедиа. Кроме того, обогатился набор возможных дисциплин: тут не только целый спектр гуманитарных и технических предметов, но и медицина! Стало больше интерактивности – как в синхронном режиме (видео- или аудиографические конференции), так и в асинхронном (электронная почта, Интернет, телеконференции). Особый интерес среди форм дистанционного обучения представляют МООС – интерактивные интернет-курсы с массовым участием и открытым доступом. Одна из их главных целей – демократизация образования, а основные инструменты обучения – видео, чтение и домашние задания.
Хотя видеозаписи лекций появились еще в конце 1990-х годов, именно MOOC позволили студентам и преподавателям общаться оперативно. Появилась возможность сдавать экзамены в режиме онлайн. Кроме того, если раньше видеолекции были хаотично разбросаны по разным уголкам всемирной паутины, то теперь появились специальные образовательные платформы – сайты, где все курсы рассортированы по темам и языкам.



MOOC на практике

В теории все это, конечно, интересно и перспективно – как для профессиональной карьеры, так и для самообразования. Но каково же быть онлайн-студентом? Это я решила испробовать на себе, выбрав платформу Coursera и, пожалуй, самую актуальную для студентов тему: курс «Научитесь учиться: мощные умственные инструменты, которые помогут вам овладеть сложными предметами».

Курс состоял из четырех разделов – по одному на неделю; в конце каждой недели был тест для проверки полученных знаний. Еще в качестве итоговых заданий предлагались эссе и творческий проект, в рамках которого можно было создать, к примеру, обучающее пособие по техникам, которые помогают учиться.
Лекции оказались совсем короткими – от 3 до 8 минут, все они шли на понятном английском, при желании можно было включить субтитры, так что проблем с восприятием практически не возникало, за исключением пары незнакомых терминов. Список полезной литературы прилагался, а обсудить уроки, задания и учебные материалы с «однокурсниками» можно было в специально созданных чатах.


По окончании курса можно было за отдельную плату получить сертификат, который мог бы пригодиться при трудоустройстве, но на мой взгляд, такие документы имеет смысл получать по каким-то более конкретным дисциплинам… Честно говоря, я ожидала больше информативности и конкретных техник, которые можно применить на практике. Но кое-что новое о работе мозга все-таки узнала, причем, несмотря на специфические термины, преподаватели все доступно растолковали на ярких примерах, и материал очень прочно осел в голове.
Впрочем, удачным курсом по саморазвитию сейчас никого не удивишь, а вот что думают о MOOC те, кто выбрал что-то более специализированное и узконаправленное?

Александр Коблов, 29 лет, специалист техподдержки:

– На платформе Coursera я изучал моделирование и способы принятия решений на основе множества моделей, автоматы, компиляторы, принципы функционального программирования в Scala, компьютерный анализ данных, криптографию и компьютерные сети.
Такой формат привлек меня по многим причинам: интересные разнообразные темы, можно заниматься, когда хочешь. С другой стороны – есть дедлайны. Плюс широкий выбор курсов от самых авторитетных вузов и профессоров в мире.
Процесс обучения ничего неожиданного не предполагает: посмотрел видео к курсу, сделал задания, почитал форум – что другие люди пишут про последние лекции.

Минусы – много вводных курсов. Университетские курсы специально упрощаются. С другой стороны, это и плюс – больше людей может их осилить. Еще есть курсы, которые по сути – просто выложенные лекции, без обработки. Такие смотреть скучно.
Плюсы – расширение кругозора и возможность послушать лекции авторитетнейших людей в области, пусть и виртуально. Например, курс «Автоматы» вел сам Джеффри Ульман, автор культовых книг в разных областях. Больше всего удивило то, что это бесплатно.

В целом впечатления от курсов у меня самые замечательные. Конечно, живое общение с преподавателями и сокурсниками никакой онлайн не заменит – для высшего образования эффективнее все-таки классический «офлайн»-подход. Но быстро освоить какую-то тему или расширять кругозор в свободное время, урывками, онлайн-курсы помогают очень здорово.



Дмитрий Воробьев, 23 года, ординатор по специальности «Оториноларингология»:

– За два года увлечения MOOC я испробовал платформы Coursera, edX, «Универсариум» – всего прошел более 20 курсов, в основном, по медицине и здравоохранению, биологическим и гуманитарным наукам.
Привлекла меня, прежде всего, возможность получать знания от ведущих западных университетов, которые не даются в наших вузах или даются на низком уровне (медицинская статистика, например), ну и просто интерес к тому, как люди учатся «там».
Обучение обычно проходило достаточно однотипно: видеолекции на 1–2–3 часа в неделю (изредка больше), затем тестирование. В некоторых курсах, чаще гуманитарных, знания оценивались по системе peer review, когда студенты сначала должны написать свое эссе, а затем проверять и оценивать эссе других студентов.
Самый интересный способ оценки был в курсе по биологии от MIT на edX (7.00x Introduction to Biology – The Secret of Life). Помимо стандартных тестовых вопросов, в саму платформу были интегрированы веб-приложения, скажем, отображающие трехмерную структуру каких-то белков, которую нужно было изучать и находить там определенные молекулы, или отображающие цепочку ДНК, которую требовалось изменять, искать в ней мутации и т. п.

Минусы:
– отсутствие нормального общения с преподавателями (иногда, конечно, они активны на форумах, но это не то);
– сложность совместной работы с другими студентами (можно объединяться на форумах, в facebook, skype, но это, опять же, не то);
– отсутствие нормальной системы оценки знаний (за редкими исключениями);
– в целом возникает ощущение, что знания, полученные в MOOC, менее «стойкие», чем приобретенные «в реальности»: если в вузе ты сначала слушаешь лекцию, потом готовишься дома, работаешь на семинаре, а потом сдаешь зачет, то в MOOC путь обычно куда короче – сначала лекция, потом сразу тест;
– мало курсов, которые глубоко погружаются в предмет или раскрывают какие-то специфические вопросы, больше разнообразных «введений в».

Но есть и плюсы: высокий уровень учебных материалов и курсов в целом, возможность выбирать, когда и где учиться, возможность общаться с большим количеством студентов со всего мира, причем кто-то из них может оказаться десятиклассником, а кто-то – преподавателем из университета.
Одним словом, я пока все-таки за классическое академическое образование. Но MOOC могут очень помочь в том, чтобы обновить знания, познакомиться с какими-то предметами, которые не покрывались в ходе традиционного обучения, и т. д.


Что же ждет массовые онлайн-курсы в будущем, и каковы перспективы образования в целом? Об этом читателям «ММ» рассказали генеральный директор UNIWEB Александр Оганов и директор по науке и инновациям проекта «Универсариум» Ярослав Быховский.
– С какой целью создан ваш образовательный ресурс?
Александр Оганов: Мы создали ресурс, ориентированный, в первую очередь, на прогрессивную вузовскую среду, для плеяды российских учреждений, которые хотели бы участвовать в новом формирующемся рынке. Вместе с тем, мы ориентируемся на конечного потребителя и основную ставку делаем на рынок профессионального образования. Мы понимаем, что наш потребитель – это потребитель платежеспособный и готовый к новой мобильной и прогрессивной форме обучения.

Ярослав Быховский: Проект изначально создавался для тех, кто хотел бы получить полезные новые знания, «не выходя из дома», на высоком, академическом уровне. Нам очень важно, чтобы российское образование усиливало свою позицию в общемировом сетевом пространстве, а преподаватели получили опыт создания и проведения массовых онлайновых курсов.

– Чем ваш проект отличается от остальных известных образовательных платформ?

Александр Оганов: Если говорить об отличии от MOOC-платформ, то первое и основное наше отличие в том, что мы не MOOC. UNIWEB – это сетевая площадка, на которой присутствуют полноценные образовательные программы от вузов.
Ярослав Быховский: «Универсариум» отличается тем, что все его курсы бесплатны, проводятся на русском языке, и нам удается сохранить высокие стандарты представления учебного содержания (на уровне научно-популярных программ мирового качества). Мы не гонимся за большим количеством курсов и тщательно выбираем преподавателей и форматы подачи. Наша основная задача – развитие высшего онлайн-образования в России и СНГ и установление партнерства с ведущими вузами. Дистанционные курсы, которые мы сейчас разрабатываем с московскими университетами, предполагают обязательную «очную» часть, когда слушателей будут приглашать на площадку вуза для закрепления теоретических знаний на практике.

– В чем недостатки современного классического образования?

Александр Оганов: Что касается его формы – она уже успела себя зарекомендовать должным образом, но содержание есть за что критиковать. Среда высшего образования бывает инертной и крайне традиционалистcки настроенной, а с этим зачастую связано ее отставание от каких-то потребностей рынка. Вступая в партнерство с вузами, мы настаиваем на том, чтобы контент не просто был актуальным, но и мог интерактивно актуализироваться.

Ярослав Быховский: Мне кажется, любые недостатки можно и нужно рассматривать с точки зрения возможностей для развития. Например, если говорить о том, что в вузах сейчас основной вид работы преподавателей со студентами – это очные лекции и семинары, то использование онлайновых курсов позволит преподавателю, например, изложить весь учебный материал заранее, в видеолекции, и рациональнее использовать время для общения со студентами в аудитории.
Думаю, главный недостаток в том, что система классического образования (как люди, так и институты) очень медленно подстраивается под возможности современных технологий.


– Что эффективнее: традиционная модель образования или обучение онлайн?
Александр Оганов: Эффективность образования – вещь субъективная и не измеряется несколькими критериями. Онлайн-обучение ввиду своей гибкости и адаптивности способно делать все то же самое, что и традиционное образование, а зачастую даже больше. Поэтому говорить об эффективности рынка в целом неправильно – можно только апеллировать к каким-то частностям. Программы, которые мы сегодня реализуем совместно с академическими партнерами, по эффективности ничем не уступают классическому формату.

Ярослав Быховский: На мой взгляд, неправильно «сталкивать лбами» эти модели, эффективнее будет объединить их в одну. Например, мы используем онлайновые курсы продолжительностью месяц-полтора с обязательным «приземлением» слушателей по окончании и очной встречей с преподавателем для дискуссии по теме.

– Каким станет образование будущего?
Александр Оганов: Высокоадаптивным, высокоэластичным и индивидуализированным. Это произойдет не только из-за появления дополнительных интрументов и технологий по доставке знаний. Думаю, в большей степени это будет продиктовано тем, что меняется рынок во всех его проявлениях, появляется множество новых профессий и прогнозов относительно их востребованности.

Ярослав Быховский: И сегодня, и завтра сфере образования придется учитывать изменения в сознании и восприятии мира подрастающим поколением. Уже сейчас ученые делают выводы о том, что, например, Интернет изменяет стиль нашего мышления, люди перестают читать бумажные книги, у них утрачивается навык восприятия линейного текста. Гаджеты приучают нас постоянно переключаться с одного на другое, развивают «клиповое мышление», когда человек просто не в состоянии усидеть перед экраном больше 8–10 минут, не отвлекаясь. В любом случае образование будет решать вечные проблемы – «как научить всех, если мы не можем научить всех» и «мы не знаем, чему надо учить детей сегодня, чтобы они стали успешными завтра».

– А каким будет следующий шаг в трансформации онлайн-образования?

Александр Оганов: Думаю, это будут индивидуальные траектории обучения, которые смогут подстраиваться под поведенческую специфику и под измеряемый уровень когнитивного восприятия потребителя.

Ярослав Быховский: Следующий шаг зависит от степени его признания и «верификации» со стороны традиционных, «оффлайновых» структур – классических университетов и государственных институтов, которые отвечают за систему образования. Например, важным решением может стать признание образовательных достижений онлайн-студентов в виде конвертации «кредитов». Когда слушатель дистанционного курса сможет предъявить свои результаты, например, в университет, где он учится очно, и ему впишут этот «зачет» в зачетную книжку. Но тогда придется серьезно решать вопросы проверки знаний, полученных онлайн, чтобы исключить ситуации «папа решает, а Вася сдает».


Читать эту статью в онлайн версии журнала "ММ": http://www.21mm.ru/?mag=109#058 

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика