Андрей
я могу думать, анализировать, изобретать
Труд всему голова
Андрей  Басов
Все записи
текст

Парадокс врага

У многих вызывает недоумение, почему вдруг возникают войны, если их никто не хочет за исключением каких-то небольших групп людей, остервенелых от непомерных амбиций. Вот о парадоксальной ситуации в развязывании войн здесь и речь.
Военная напряжённость в мире характеризуется наличием такого безобразного явления, которому можно дать имя "Парадокс врага". В чём он состоит? В том, что одни страны вооружаются с целью нападения, агрессии, а другие делают то же самое с целью защиты от нападения. Само вооружение конкретно, объективно, видимо и осязаемо. Тогда как цель словестна, субъективна, неочевидна и неосязаема. Действительное намерение неизвестно. Вполне можно заявлять о мерах превентивной защиты, а на самом деле готовить войну. И это в то время, когда в действительности нападение и защита имеют совершенно разные цели и, соответственно, разные объекты для приложения сил.

Для агрессора цель – это завоевание другой страны, а для защитника настоящая, а не мнимая цель – это предотвращение вторжения любыми средствами, а вовсе не противостояние ему, где жертвы и разрушения уже неизбежны. Вот тут и возникает парадокс. Для защитника целевым объектом внимания и приложения энергии должен бы являться идейный источник, провокатор милитаризма – воинствующие лидеры и лидирующие группы. Нейтрализация их автоматически исключает потери обеих сторон – война не возникает. Но защитник вместо нейтрализации идейного и организационного источника угрозы начинает вооружаться сам, подставляя своих же граждан под топор. Возникает ситуация, когда меры защиты возможно толковать как подготовку нападения. Попробуй, докажи обратное! И настоящий агрессор получает неубиваемый козырь для обоснования своего собственного нападения. Такова историческая реальность. Ситуация крайне противоречивая.

Провокатор милитаризма находится в другой стране и по международным правилам и понятиям получается, что пока он не нападёт, то не существует и вещественного доказательства подготовки нападения на конкретного врага. Следовательно, если защитник попытается в условиях ещё не нарушенных границ нейтрализовать провокаторов милитаризма в другой стране, то это будет актом вмешательства во внутренние дела, если и не прямым нападением. Даже если действия защитника будут носить лишь характер идеологической, информационной диверсии, что в наше время даёт гораздо лучшие результаты, чем кинжалы и яды против лидеров идей.

Казалось бы, раз нет объявленных или осуществлённых доказательств агрессивности, то нет и разрешения парадокса врага. На самом деле это не так. Доказательством потенциальной агрессии является само существование армий и совершенно неважно, под каким соусом это происходит – молчаливое наращивание вооружений или защита от нападения. Танки, бомбардировщики, ракеты и подводные лодки не требуются для решения проблем внутри страны – это средства ведения внешней войны. Следовательно, их наличие говорит о том, что ни о каких внутренних делах в организации армий и существовании милитаристских идеологий тут и речи вести нельзя. Имеется факт подготовки намеренной или вынужденной войны против ещё не объявленного противника, а это уже угроза мировому сообществу в целом, а не конкретному врагу.

Любое государство имеет основания для превентивного устранения угрозы, ибо враг не объявлен, но вероятность нападения на кого угодно налицо. Вероятность, конечно, не факт, но следует помнить, какие жертвы и разрушения несёт человечеству пренебрежение вероятностью агрессий. На одной чаше весов неисчислимые жертвы и разрушения, которые невозможно отменить и восполнить, а на другой – условности правил, законов и договоров, которые можно изменять беспрепятственно. Было бы желание.

Иными словами, международные договоры и законы преследуют ложные цели – сокращение вооружений, которое положительных сдвигов, в конечном счёте, никак не даёт. Формально договор о сокращении в любой момент возможно обойти или вообще не выполнять. Логически обоснованной и вполне достижимой целью должен являться международный запрет на существование армий и милитаристских идей. Казалось бы, как раз таково и стремление политических лиц и организаций в международных отношениях, если судить по их декларациям. Однако инструмент исполнения намерений – сокращение вооружений не оставляет камня на камне от этих деклараций, ибо сокращение вооружений не ведёт к искоренению самих источников появления вооружений. И это не из-за полной негодности деклараций в принципе, а из-за негодного выбора инструмента сохранения мира.

То есть налицо обычный в обработке общественного мнения смысловой подлог. Решением проблемы и целью объявлено то, что имеет очевидное касательство к существованию проблемы, но решением на самом деле не является. Доктрину сохранения мира требуется пересмотреть. Тогда у любого государства будут не только практические возможности, но и формальные права на пресечение милитаристских устремлений где угодно не путём столкновения армий. Ибо проблема появления агрессивных идей и намерений становится объектом уже не внутренней, а внешней политики государства и может пресекаться извне.

Конечно, политическая и коммерческая корысть в милитаризме истребляется вовсе не международными договорами. Эта корысть просто не допустит заключения таких актов. Так что прежде, чем к ним приступать требуется гражданам самих стран нормализовать внутренние общественные отношения таким образом, чтобы личные корыстные мотивы лиц власти не могли бы создавать общественных проблем. Это большая и всё ещё не разрешённая беда общества, но к нерешаемым её отнести нельзя, так же как и проблему парадокса врага. Однако вокруг возможного в действительности решения этих проблем – полное молчание, но зато мечты и фантазии по этому поводу поощряются.

В гражданском законодательстве есть положение о том, что чьи-то необходимые и неотложные полезные действия в чужом интересе могут быть совершены без ведома и предварительного согласования с лицом, в интересах которого действия совершены. Ситуация идеологической, информационной борьбы с милитаризмом на чужой территории в принципе схожа по решению. Государство, подвергшееся идеологической, антимилитаристской диверсии не начинает войну, и тем самым не несёт гражданских и имущественных потерь, так же как и государство-диверсант. Не берусь судить, что МОЖНО сделать против возникновения войн. Наверное, многое. Но вот, что НУЖНО сделать могу сказать совершенно определённо. Отменить невмешательство в дела других стран при малейших признаках милитаризма в них. Даже хотя бы на самой начальной стадии - нарождающейся идеологии.

Всего 6 комментариев
Открыть Свернуть Комментировать
Комментарии
  • Борис Акулин
    00:53   /  23 марта 2018
    развернуть
    Борис Акулин
         Сказанное, на мой взгляд, более характерно  для войн прошлого с целью завоевания территорий. Применительно к нашей стране с 1945 года ни у кого в мире целей нападения на СССР и РФ нет.
         Теперь о тезисе "Отменить невмешательство в дела других стран при малейших признаках милитаризма в них. Даже хотя бы на самой начальной стадии - нарождающейся идеологии". Если ему буквально следовать, то после агрессивного выступления нашего бравого президента 1 марта все страны, которых мы любим называть "партнерами", должны иметь полное право вмешиваться в наши дела. А это как? С применением вооруженных сил? Не страшно будет? Ведь РФ - страна с громадным количеством ядерного оружия. Поэтому на нас влияют по другому: политическими и экономическими методами. Хотя у страны после 2 мировой войны был шанс стать полноправным членом мирового сообщества. Основные передовые страны еще в 1949 году объединились против военной угрозы со стороны СССР, теперь РФ в НАТО. В свое время Сталин при образовании НАТО, позже даже Путин в 2000 году высказывались о возможности вхождения РФ в этот военно-политический блок, куда входят многие ведущие страны Европы, США и Канада. Всего 29 стран. Но не сложилось нам быть в этом союзе самых развитых стран. Тем более, что для вступления в члены НАТО любой стране нужно соответствовать многим стандартам, до которых РФ далеко как до луны. И теперь мы (Кремль) бряцаем оружием, гордимся военной мощью и угрожаем всему миру. 18 марта народ дружно (75%) поддержал этот курс на конфронтацию со всем миром и политику "пушки вместо масла". Но это уже другая история.
    • Андрей Басов
      20:26   /  23 марта 2018
      развернуть
      Андрей Басов
      Борис, нельзя так рассуждать и никакого прошлого тут нет. У меня описана логика сохранения мира, а не установления мира, а Вы пытаетесь её сопоставлять с логикой милитаризма. Неудивительно, что получаются противоречия. Прежде применения логики сохранения мира, нужно подавить очаги проявления милитаризма, создающие нынешнее состояние. А это совсем другая процедура - подавление произвола. Впрочем, у меня там вроде бы об этом упомянуто.

      Наверное, у меня из контекста невнятно вытекает сохранение, а не установление.
    • Андрей Басов
      08:14   /  24 марта 2018
      развернуть
      Андрей Басов
      Да, вот что забыл сказать насчёт потрясания оружием Путиным. Вряд ли это просто так и 75% на выборах, скорее всего, очередной подлог. Для Путина ситуация в стране пахнет палёным. Натворил уже столько, что если он утратит пост, то вполне может разделить участь Чаушеску. Не утратить пост он с гарантией может лишь в чрезвычайном положении, которым является война. Не в первый раз такое в мире происходит.
  • Анна Лаптева
    10:09   /  23 марта 2018
    развернуть
    Анна Лаптева
    ... Друзья... много вопросов к обоим участникам диалога. Тем не менее, хочу обратиться с предложением не использовать сайт научно-популярного журнала в качестве площадки для политических дискуссий. Для этого у каждого есть свои странички в социальных сетях. Давайте здесь обсуждать научные новости, достижения прогресса, изучение природных явлений.
    • Борис Акулин
      19:02   /  23 марта 2018
      развернуть
      Борис Акулин
      Согласен. А вопросы можно задать в личку.
    • Андрей Басов
      20:09   /  23 марта 2018
      развернуть
      Андрей Басов
      Аня, на что угодно можно навесить ярлык политики, ибо социология, общественные отношения содержат и её как ФОРМАЛЬНУЮ дисциплину. Техника, наука, кстати, тоже. Мы живём в неразрывном круге общественных - трудовых отношений и он искусственно и чисто условно поделен на области специфических исследований и профессиональных групп. На самом деле никакого деления нет и в древнем мире и разных наук-то не было. Это уж потом, когда стало ясно, что требуется глубина исследований, которую один человек не может охватить географию поделили на  отдельные науки. На науки-то формально поделили, а ведь в натуре никакого деления нет. Если уж на то пошло, то даже наша любимая техника является производным от трудовых отношений и если следовать Вашей логике, то о труде надо молчать, ибо он не техника. Так безобразно разрывать причинно-следственные связи недопустимо. Это порождает своего рода идиотизм безграмотности, когда человек не понимает связей вокруг себя и, соответственно, что вокруг происходит. То есть теряет кругозор. Понимаете как это особенно опасно сейчас, когда запахло милитаризмом и очередной войной? Сами-то подумайте как это, скажем, о военной технике говорить можно, а о войне нельзя. Что в голове-то будет?

      Впрочем, если будет команда, то заткнёмся.

OK OK OK OK OK OK OK