Анастасия
я могу писать, рисовать
всегда
Анастасия Родыгина
Все записи
текст

50 оттенков социализма

«Мы общественной сделаем землю, всю для всех, все плоды, что растут на земле, всё, чем собственник каждый владеет». Когда древнегреческий комедиограф Аристофан описывал распространение социализма в Афинах в IV веке до н. э., он и предположить не мог, что эта идея ляжет в основу многих политических режимов и течений во всем мире. Монополизм, марксизм-ленинизм, реформизм, социал-демократия, тоталитаризм и все виды религиозного социализма – концепция всеобщего равенства и справедливости привлекала государственных деятелей во все времена.

Хотя термин «социализм» впервые употребил Пьер Леру в работе «Индивидуализм и социализм» 1834 года, корни этого явления лежат в первобытной общине. Наши доисторические предки пришли к коллективизации эволюционным путем и держались за нее как за единственный способ выжить. Объединяясь для охоты, они понимали, что в одиночку человеку не устоять перед силой дикой природы. Общинность повышала производительность при возделывании земли, создавала чувство причастности к одной большой семье и, как следствие, чувство защищенности, которое, как потребность в безопасности, стоит в пирамиде Маслоу на втором месте после физиологических нужд.
     Похожий образ жизни исследователи обнаружили и в Кальколитском периоде. 6–5 тыс. лет до н. э. люди возводили дома, расположение и идентичность которых говорит об отсутствии классовости и эксплуатации: трудились и охотились сообща, добычу делили поровну. Ну и еще одно доказательство «социалистичности» древних веков – комплекс пещер I века н. э. в Каппадокии (на юго-востоке Турции). Город с многоярусными домами и монастырями под землей подтверждает тягу людей к совместному ведению хозяйства во все времена
     Но если в первобытном обществе люди прибегали к общинному строю, чтобы выжить, то более поздние формы социализма возникали не как этап закономерного развития, а как манипулятивный инструмент политической элиты – за редким исключением. И исторически так сложилось, что звездный час социализма наступал в капитализм.
НИ ДЛЯ КОГО НЕ СЕКРЕТ, что в России социализм внедрялся насильственным путем – начиная с 1917 года, когда у зажиточных фермеров, использовавших наемный крестьянский труд, отобрали 50 млн гектаров земли, раздали ее бедноте и середнякам, а самих «кулаков» репрессировали или расстреляли. Десятилетием позже раскулачивание стало одним из основных направлений государственной политики по уничтожению прослойки, способной материально поддержать сопротивление. Увидев в теории социализма привлекательный фасад для декорирования строительства государственной монополии, правящая элита стерла конкурентов с лица земли. То, что подавалось как социализм, ведущий к коммунизму, на деле было государственным капитализмом с элементами социального обеспечения. Оно и понятно, почему идея равенства и братства была желанна только пролетариатом.
     Фактически так называемый «коммунизм» в СССР был построен быстро, но только для верхушки КПСС. Она в одночасье создала для себя «светлое настоящее»: отдельные от всех спецблага (спецжилье, спецмагазины, спецдачи); распоряжаясь «общественной» собственностью как своей. Громкие лозунги, бесплатная медицина, образование, дотационный транспорт и другие инструменты трудовой мотивации сделали свое дело в организации страны по принципу большой капиталистической фабрики. Так что назвать социализмом радикальную форму монополии, где работодателем, производителем и продавцом было государство, язык не поворачивается.
НАЦИСТЫ ОТЛИЧАЛИСЬ от коммунистов отношением к частной собственности: они ее не конфисковали, а лишь ставили ее владельцев в зависимость от государства и использовали для своих целей. Гитлер даже гордился тем, что немецкий социализм обобществляет не собственность, а человеческие души. Добавьте сюда антиматериализм, реваншизм, отрицание демократии, поддержку элиты из Старого Света, ненависть к пролетарскому интернационализму и коммунизму, и мы получим тоталитарную идеологию с элементами расизма, фашизма и национализма.
Упоминание Гитлером словосочетания «человеческие души» неслучайно и носит мистический характер. Национал-социализм Германии неотделим от воспоминаний о Георгии Ивановиче Гурджиеве, «темной лошадке» того времени. Известный в узких кругах как маг и мистик, этот экстраординарный, по мнению историков, человек не только приложил руку к идеологии Гитлера, но и имел отношение к режиму Иосифа Виссарионовича, с которым они в молодости вместе учились на священников в Тифлисской семинарии и оба были исключены за увлечения революционными идеями и эзотерикой. Оба пришли к идее о том, что все в мире детерминировано и зло преодолевается только злом. Гитлер тоже был знаком с этой концепцией. Именно Гурджиев возил экспедиции будущих эсэсовцев в Тибет, где они искали людей арийской расы. И именно Гурджиев помог Гитлеру выбрать свастику (санскр. «суасти» – быть добру) в качестве символа будущей деспотии. 
«Распутин XX века» был настолько неординарной фигурой, что, даже не участвуя в политике, повлиял на вождей политических диктатур. Созданная Гурджиевым в 1922 году в поместье Chateau de Prieure Fontainebleau секта под названием Институт гармонического развития человека стала колыбелью кремлевских эмиссаров. В своем духовном учреждении экстраординарный «гуру» ввел послушания, которые, как ему казалось, восходят к православным старцам. Люди там занимались непривычным тяжелым физическим трудом, практиковались в шпионаже и доносительстве. В сущности, Гурджиев создал ту модель тоталитарного государства, которой было суждено воплотиться в XX веке. Впоследствии представление о человеке-машине легло в основу любого тоталитарного режима. Гурджиев скончался в американском госпитале под Парижем и, будучи при смерти, произнес всего одну фразу: «Я оставляю вас в затруднительном положении».

ПОДБИРАЯСЬ К РЕАЛИЗАЦИЯМ
социализма в наши дни, стоит уделить внимание Северной Корее, которую сами корейцы считают оплотом социализма в самом высшем его развитии. Северокорейские СМИ активно пропагандируют идею о том, что каждый человек сам отвечает за свою жизнь и имеет достаточно внутренних ресурсов для ее изменения. По убеждению главных революционеров, именно народ является движущей силой общественных перемен.
     Эти и другие идеи, ставшие основой идеологии революции в КНДР, разработал первый президент страны Ким Ир Сен, он же обозначил их как «чучхе». В реальности это означало, что все решения, касающиеся развития страны, принимаются руководством Трудовой партии Кореи, которую он сам и возглавлял.
     Вооружившись лозунгом «В одной руке – ружье, а в другой – серп и молот», под видом создания нового социалистического государства, полководец ввел в Северную Корею режим неусыпной военной мобилизации. Без оружия нет ни мира, ни социализма – подхватил его преемник Ким Чен Ир. Корни неоднозначного положения стоит поискать в событиях Второй мировой войны, которые, по сути, были конфликтом между элитой Америки и Японии. В войну экономических интересов попал и Корейский полуостров, расположенный в Тихом океане. 35-летняя японская оккупация закончилась для Кореи выдворением врага благодаря сопротивлению под предводительством Ким Ир Сена. Американцы посчитали, что капитуляция японцев дает им право очередности по захвату Кореи. Однако руководство КНДР не смогло прийти к соглашению по этому вопросу с США и запретило международную торговлю на своей территории, лишив американский капитал свободного оборота и движения в рамках страны. Америка расценила решение корейского руководства как угрозу для себя.
     Воевать страны не стали. Однако Америка своих аппетитов не умерила и решила обойтись психологическим и моральным давлением: отказалась подписывать мировое соглашение, ввела войска и завербовала Южную Корею на шпионаж и подрывную деятельность, не прекращая при этом угроз военного нападения и ядерных атак.
     То, что Корея живет в режиме блокады и держит постоянную осаду, подтверждает канадец-политолог Стивен Гованс. В своей статье «Почему Северная Корея нуждается в ядерном оружии» он перечисляет огромное количество санкций: финансовых, торговых, военных и внешнеэкономических, – которые регламентируют жизнь корейского народа и имеют своей целью уничтожение неподвластной американцам страны. Малопривлекательный образец коммунистического режима, прямо скажем.



А ЕЩЕ ЕСТЬ ШВЕЦИЯ, конституционная монархия, которую некоторые россияне тоже относят к социалистическим странам. Как мы помним, экономический уклад социализм не определяет. В его основе – справедливость для всех и одинаковое понимание этой справедливости каждым членом социума. Сам факт королевской власти, не говоря уже о ее передаче по наследству, явно противоречит справедливости. Так что шведский политический режим – это либо «социалистическое королевство», либо «монархический социализм». Страна викингов лидирует во всем мире по уровню пенсионного обеспечения, размерам доходов рабочей прослойки, спектру и величине социальных пособий, обеспечению граждан жильем. Ни для кого в Швеции не секрет, что высокий уровень всеобщего благосостояния поддерживается за счет самих граждан и их обязательств по налогам, которые варьируются от 25 до 50 % в разных областях. Государство протежирует железные дороги, электроэнергетику, почту и СМИ, взяло на себя ответственность за социальное и пенсионное обеспечение, а также покрывает часть медицинских и образовательных услуг. Малый и средний бизнес стимулируется к развитию сокращением налоговой ставки на имущество и капитал. В двух словах, производство – частное, потребление – социалистическое, или народный капитализм с высоким уровнем социальной защищенности.



ДЛЯ МНОГИХ РОССИЯН КУБА – родина сигар bolivar и рома Havana Club – остается чем-то иллюзорно-экзотическим. Те, кому удалось преодолеть 10 тыс. км пути и посмотреть, чем эта Куба живет, называют «карибскую жемчужину» последним оплотом первичных признаков социализма, окунуться в который дольше чем на две недели захочет далеко не каждый турист.
     И если гости Кубы могут насладиться гостеприимством страны и ее жителей, то самим жителям приходится наслаждаться, например, водой и электричеством в те моменты, когда все это работает. Денег на реставрацию обветшавшего жилья нет, а есть неусыпный контроль государства, прослушка телефонных разговоров, промывание мозгов успехами революции посредством горстки муниципальных СМИ. В стране под запретом спутниковые антенны, а возможности Интернета могут оценить лишь сотрудники вузов, исследовательских центров и крупных отелей.
     Средняя зарплата кубинца – 20 долларов, где «доллар» – понятие условное. В ходу всего две валюты: кубинский конвертируемый песо, равноценный по курсу американским деньгам, и национальный песо. Псевдодоллар используют те, кто работает с иностранцами, – бармены, таксисты, официанты, проститутки и госслужащие. Peso convertible позволяет приобретать товары в так называемых «долларовых магазинах», куда обычный кубинец, живущий в рамках карточной системы, не зайдет.
     Еще есть постоянные природные катаклизмы, убыточная система соцобеспечения и удручающий контроль экономики государством. Как следствие – бюрократия и низкая мотивация к труду, убивающие производительность.
     Для радикальных перемен в стране правительство, наконец, начало делать первые шаги к модернизации. Сейчас на Кубе строится новое жилье и приватизируются убыточные госпредприятия. Людям разрешили возделывать землю и открывать свой бизнес. Правда, частных предпринимателей обложили сумасшедшими для Кубы налогами в размере 25–50 %.
     Как видим, Куба так же далека от социализма, как и все остальные его «носители». Остается утешаться тем, что простые труженики любой «социалистической» страны, приложившие все возможные усилия для создания рая на земле, во все времена проявляли свои самые лучшие человеческие качества.


Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK