Алина
я могу выразительно молчать
Нет никакого смысла говорить что-либо кроме правды
Алина Спасская
Все записи
текст

Виктория, королева кувшинок

"ММ" №11/110 2014, с. 64

Несколько лет назад российские журналисты, ссылаясь на биологов, вновь забили тревогу, пророча близкий конец света. Причиной их беспокойства стало поведение… кувшинки, которая внезапно отказалась прорастать. Правда, кувшинка была не простая, а самая большая в мире, но можно ли делать такие выводы на основании капризов какого-то растения?

Волну беспокойства поднял липецкий ботаник Сергей Глазинов, у которого в 2011 году впервые за много лет не дали всходов семена Виктории регии. Одновременно та же неудача случилась в ботанических садах Сухума и Санкт-Петербурга (там взошли всего три растения из десятков семян). Растения всегда были индикатором изменений, происходящих с планетой, и чего тогда стоит ждать «глобальной» флоре, если уж растение не прорастает в тепличных условиях? И, кстати, что же это за растение такое? За разъяснениями «ММ» отправился в Ботанический сад Петра Великого.

 

 

Вот уже более полутора столетий Виктория регия остается жемчужиной многих ботанических садов и оранжерей, но до России она добралась не сразу. Несколько лет продолжались неудачные попытки довезти семена, и, наконец, в 1864 году они оказались в петербургском Ботаническом саду. Между прочим, специально для Виктории здесь в 1899 году была построена Викторная оранжерея: в округлой форме здания отражена форма листа. До сегодняшнего дня петербургской кувшинке принадлежит самый крупный бассейн под стеклом в Европе: диаметр – 13 м, глубина – почти 2, вода уступами спускается вниз. В самом центре водоема – внушительные пластины, растущие на крепких длинных стеблях: листья Виктории выдерживают нагрузку около 50–60 кг.

 

– В центре приподнят небольшой островок, мелководье нужно, чтобы солнце попадало на точку роста, – объясняет экскурсовод. – Проточная вода периодически прогревается даже летом, чтобы растение чувствовало себя, как на родине. Каждый год из собственных семян выращиваются новые растения. Каждая кувшинка может дать до 30 бутонов за сезон; при определенных условиях возможно непрерывное цветение с конца июня по октябрь.

 


Размеры кувшинки могут впечатлить абсолютно незаинтересованного в какой-либо флоре человека, однако самое поразительное в ней – цветение. Его начало приходится на конец мая – начало июня, и для одного цветка длится всего 2–3 дня. Прогнозировать время, когда цветок распустится, весьма проблематично. Полсотни ароматных лепестков, раскрывающихся в темное время суток, образуют живую звезду с диаметром 20–30 см. На следующий день лепестки приобретают нежно-розовую окраску, а к концу цветения их оттенок густеет, и они становятся малиновыми и фиолетовыми. Изменение цвета сопровождается изменением аромата: белые соцветия благоухают миндалем, у малиновых сладковато-фруктовый запах.

– Научные исследования показали, что по мере созревания в тканях цветка изменяется кислотность, которая, в свою очередь, влияет на запах летучих компонентов. Температура внутри цветка на 5–7 градусов выше температуры окружающей среды, и в естественной среде запах и тепло привлекают насекомых-опылителей. Прилетают крупные жуки, и для цветка это служит сигналом: он закрывается, погружается вместе с жуком под воду, и в такой «цветочной тюрьме» жук проводит день. На следующие сутки у растения завязываются семена. А после опыления цветок «показывает» насекомым, что сюда лететь уже не стоит: не будет ни повышенной температуры, ни запаха, а окраска поменяется из белого в ярко-розовый.



Южноамериканские аборигены называли кувшинку звонким именем муруру, или водяным маисом, гармонично сочетая в отношении к ней восхищение и хозяйственный интерес. Луковицы кувшинки достигают размеров грейпфрута, а черные семена напоминают по вкусу жареную кукурузу – амазонцы употребляли их в пищу, а из корней мололи муку. Листья Виктории использовались как транспортное средство, а водная гладь, покрытая сплошным ковром кувшинок, могла служить настоящим мостом, соединяющим берега небольших водоемов. Конечно, передвигаться такими способами рискованно: чуть надорвавшись, лист Виктории сразу уйдет на дно. К тому же растение обезопасило себя от животных острыми шипами с обратной стороны, посему забраться на него крайне непросто. Да и купание в Амазонке само по себе безопасным не назовешь – там, в отличие от искусственного водоема, фауна не ограничивается аквариумными рыбками.



***

В 1832 году естествоиспытатель из Германии доктор Эдуард Пёппиг, описывая растительный мир Амазонки и Перу, наткнулся на новый вид водного цветка с листьями небывалых размеров. Пёппиг классифицировал будущую Векторию регию, назвав ее «растением из семейства нимфейных с ячеистыми листьями шириной в сажень, густо покрытыми с нижней стороны иглами, и снежно-белыми цветами с пурпурово-розовой серединой и размером 10–11 дюймов в поперечнике», и написал о своей находке в естественно-научном журнале «Заметки из области естествознания и медицины».

В 1836 году это же растение было представлено Лондонскому королевскому географическому обществу немецким исследователем Робертом Шомбургком, изучавшим флору на севере южноамериканского континента в Британской Гвиане. Шомбург обнаружил неизвестную красоту близ Джорджтауна в акватории реки Бербис и стал первым, кто ее систематизировал и описал в научном докладе. После этого великолепная кувшинка обрела имя Виктория регия, или Виктория амазонская, и о ней узнал весь мир. Ботаники и садовники, создавая заболоченные подогреваемые пруды, включились в негласное соревнование по выращиванию капризной гигантской кувшинки, при этом сверхзадачей было добиться ее цветения. Впервые оно было зарегистрировано в 1849 году в саду английской резиденции Чатсуорт-хаус благодаря усилиям Джозефа Пакстона, главного садовника герцога Девонширского. Он был не только великим садоводом, но и хорошим архитектором: разбил дендрарий, построил стеклянные оранжереи, большой фонтан и сложную систему полива и водоотведения. Вдохновившись изяществом кувшинки Виктории, Джозеф Пакстон придумал Хрустальный дворец, возведенный в Гайд-парке в 1851 году.


Сегодня Виктория амазонская является самым популярным оранжерейным растением, но если в дикой природе срок ее жизни составляет 5 лет, то в неволе это время сокращается почти в два раза. На родине листы Виктории могут достигать более двух метров в диаметре, здесь же листья не такие большие – недостаток солнца не заменит ни одна лампа. В ботаническом саду ее приходится обрезать каждые две недели, ведь листья начинают расти и теснить друг друга. Оранжерейный рекорд по весу – 42 кг. В конце минувшего лета зацвела кувшинка в ботаническом саду Пермского государственного университета. Вес и диаметр несколько уступает петербургской Виктории (чтобы проверить выносливость листа, на него ставили два полных ведра с водой), но пермяками выращен гибрид Виктории амазонской и Виктории Круциано – в природе его не существует. Многие ботанические сады прибегают к скрещиванию видов, таким растениям «легче жить» в искусственных условиях. Но петербургская Виктория настоящая, а значит, это очень капризное растение, за которым нужен тщательнейший уход, и любой ее отказ подчиняться человеку едва ли стоит воспринимать с тревогой. Во всяком случае, следующий сигнал о конце света мы вряд ли получим именно от нее.



Читать эту статью в онлайн версии журнала "ММ": http://www.21mm.ru/?mag=110#064 

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика